Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Seznam zprávy: Токаев в долгу у Путина. Придется расплачиваться

Российские войска выполнили задачу и уходят, но у Казахстана мало причин для радости. «Токаев сам глубоко коррумпирован и повязан с клептократией», — говорит в интервью «Сезнам Справы» Эдвард Лемон, специалист по Средней Азии.
Несмотря на все предположения, русские недолго пробыли в охваченном беспорядками Казахстане. Во вторник казахстанский президент Касым Жомарт Токаев сообщил о завершении миссии ОДКБ, а через два дня начался вывод войск.
Российская интервенция не могла быть продолжительной, поскольку в противном случае походила бы на оккупацию, как на Украине или в Грузии. Такого мнения придерживается Эдвард Лемон, президент центра Oxus Society по изучению Средней Азии. В интервью «Сезнам Справы» он отмечает, что продолжительная операция вызвала бы протест и у Китая.
Seznam zprávy: Российские соединения покидают Казахстан. Но многие предсказывали, что они останутся в стране, как всегда, «на неопределенный срок». Почему этого не произошло, на ваш взгляд?
Эдвард Лемон: Президент Касым Жомарт Токаев сообщил, что до 20 января ОДКБ выведет свои коллективные миротворческие силы, насчитывающие около двух с половиной тысяч бойцов из России, Армении, Белоруссии, Киргизии и Таджикистана. Короткая операция для России, которая доминирует в ОДКБ, имеет смысл, потому что развеивает все домыслы об оккупации как на Украине, так и в Грузии.
Ограниченное развертывание и решение отправить миротворцев вместо двух других коллективных сил ОДКБ: коллективных операционных сил и коллективных сил быстрого реагирования — также послужили сигналом казахстанской общественности, которая до сих пор относилась к России весьма позитивно, о том, что вторжение временное. Короче говоря, короткая операция соответствует интересам России.
— Это была «услуга за услугу»? Предъявила ли Россия какие-то требования в обмен на помощь Казахстану?
— Теперь Токаев отчасти обязан своим политическим выживанием Путину, ведь ОДКБ вмешалась не просто так. Можно ожидать, что новому правительству Токаева придется пойти на разные, прежде невиданные уступки России. Так, после недавнего беспрецедентного насилия в стране Казахстан останется накрепко привязан к российской орбите.
— Кто входит в состав нового кабинета Токаева? Кто такой новый премьер Алихан Смаилов?
— В новом кабинете в основном лоббисты старого режима. Речь скорее идет о подтверждении преемственности, чем о радикальных реформах, как того требуют демонстранты в стране. Ключевые фигуры, такие как министр внутренних дел, сохранили свои посты. Другие поменяли должность или получили повышение.
В прошлом правительстве, которое на прошлой неделе подало в отставку, работали 11 из 18 членов кабинета. Принципиальные ключевые союзники бывшего президента Назарбаева, такие как влиятельный глава служб безопасности Карим Массимов и бывший премьер Аскар Мамин, уже вне игры. Причем первого из перечисленных обвинили в государственной измене. Новый премьер Смаилов — бывший заместитель председателя правительства и союзник Токаева.
— Лавину гнева протестующие обрушили на бывшего президента Нурсултана Назарбаева. Говорят о разрушении его культа, то есть устранении «реликвий» бывшего президента, чья семья связана с рядом коррупционных скандалов. С ними связан и нынешний президент Токаев?
— Да, говорят об устранении некоторых элементов наследия Назарбаева, включая возможное переименование столицы, названной в честь первого президента Нур-Султаном в марте 2019 года. Мы видели, как, выступая, Токаев раскритиковал олигархическую систему, созданную при Назарбаеве, хотя прямо бывшего президента он не критиковал.
Токаев сам глубоко коррумпирован и повязан с клептократией. Но сейчас он укрепляет власть и контроль над экономикой, так что пока он на посту, он себя обезопасил.
— Возможно ли, чтобы протестами казахи добились ощутимых изменений?
— Токаев пообещал, что проведет реформы в ответ на несправедливости, вызвавшие протест: низкие зарплаты, растущую инфляцию, коррупцию и безработицу. Но изменит ли он что-то на самом деле, покажет время. Крайне вероятно, что он не сделает ничего.
— Стоит ли, по-вашему, остальным странам как-то реагировать на события в Казахстане?
— Как я думаю, о вмешательстве речи не идет, но полагаю, что западные страны все же пользуются определенным влиянием на Казахстан. ЕС — крупнейший торговый партнер и инвестор, а США — второй крупнейший инвестор там. Казахстанское правительство очень обеспокоено своим международным имиджем и строит амбициозные планы стать ведущей экономикой. Власти в США и Европе, конечно, могут надавить на правительство, чтобы оно инициировало прозрачное расследование произошедшего и чтобы соблюдало права человека, а также приступило к реформам.
— Один из соседей Казахстана — Китай, а точнее провинция Синьцзян. По моим ожиданиям, Китай не обрадовался бы российскому вторжению, но пока я не слышала, чтобы Пекин протестовал…
— Я думаю, что Китай поддерживает российскую интервенцию только если она короткая. Россия и Китай хотят стабильности в Казахстане. Пекину нужно, чтобы те, кто стоит там у власти, дружественно относились к китайским компаниям. Китай — важный инвестор в китайском нефтяном и газовом секторе. Казахстан — транзитная страна на Новом шелковом пути. Таким образом, Китай официально поддержал российское вмешательство и легитимировал нарратив казахстанской власти о том, что она столкнулась с целенаправленной попыткой внешних сил спровоцировать беспорядки.
— Я беседовала с несколькими местными жителями, которые рассказали, что насилие на улицах творили ответственные группы демонстрантов из других стран, а не из Казахстана. По-вашему, возможно, чтобы за протестами стояли другие государства? Токаев говорит, например, о «террористах» из Афганистана…
— Мы точно знаем, что в событиях на улицах участвовали самые разные группировки. Таким образом, перед нами очень сложная картина с разными факторами, которые вывели людей на улицы. Там были мирные демонстранты, многие из которых требовали политических или экономических реформ, оппортунисты, которые воспользовались хаосом для разграбления и уничтожения имущества. Кроме того, были еще организованные группировки, которые, возможно, были связаны с организованными преступными сетями.
Заявление Токаева о том, что террористов было более 20 тысяч, полная ерунда. Нам известно о ряде случаев, когда иностранцев задерживали и заставляли признаться, что это они управляли акциями.
Властям было принципиально важно преподнести события как международный терроризм, потому что, во-первых, это оправдывает вмешательство ОДКБ, а во-вторых, легитимирует стрельбу для наведения порядка и репрессии против всех группировок, выступивших против правительства. Однако доказательств, что протесты были спровоцированы извне, почти нет.
Эдвард Лемон — президент центра Oxus Society по Центральной Азии и профессор Техасского университета

Подпишитесь на нас Вконтакте

1275

Похожие новости
17 января 2022, 23:50
18 января 2022, 03:40
17 января 2022, 23:50
18 января 2022, 09:20
12 мая 2022, 20:24
18 января 2022, 09:20

Новости партнеров

Актуальные новости
18 января 2022, 11:20
18 января 2022, 05:30
18 января 2022, 11:20
18 января 2022, 11:20
18 января 2022, 11:20
18 января 2022, 09:20

Новости партнеров

Больше интересного

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
12 мая 2022, 21:48
12 мая 2022, 21:47
12 мая 2022, 20:24
12 мая 2022, 20:26
12 мая 2022, 20:28