Готова ли Европа связать себя обязательствами?



Готова ли Европа связать себя обязательствами?


27 июня украинский президент Петр Порошенко подписал соглашение об ассоциации с ЕС, в которую также входят Грузия и Молдавия. В результате экономики этих стран сблизились с Европой как никогда прежде. Сторонники соглашения надеются, что оно поможет грузинам не поддаться имперским устремлениям России. Но несмотря на их оптимизм, Россия добивается определенных успехов. Действующее правительство, избранное в 2012 году и поддержанное самым богатым человеком в Грузии Бидзиной Иванишвили, стремится к улучшению экономических связей с Россией, а не с ЕС.

Запад вызывает у грузин разочарование. Их стремление к укреплению интеграции (77 процентов грузин хотят быть в составе ЕС и 72 процента — в составе НАТО) оказалось тщетным. Вступление в НАТО отложено, а в прошлом году, когда правительство парафировало соглашение об ассоциации с ЕС, включающее соглашение об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли, грузинам пришлось дать согласие на принятие в 10-летний срок примерно 350 законов Евросоюза в сфере торговли, защиты потребителей и охраны окружающей среды.


Между тем, Россия совершает идеологические набеги на Грузию. Грузинская православная церковь, являвшаяся в советские времена одним из самых могущественных символов грузинской государственности, поддерживает исторические связи с Россией, а многие представители ее элиты учились в Москве. Хотя церковь заявляет о своем геополитическом нейтралитете, оппозиция по отношению к некоторым принципам ЕС фактически порождает острые разногласия с интеграционной политикой Евросоюза. В 2011 году церковь выступила против законопроекта о предоставлении равного правового и налогового статуса другим религиозным группам. Руководство церкви откровенно говорит о том, что грузины не должны учиться за границей. В мае 2013 года десятки тысяч демонстрантов под предводительством священников и православных активистов забросали камнями небольшой митинг в защиту ЛГБТ. Патриарх и высокопоставленные деятели церкви регулярно призывают к улучшению связей с Россией, особенно если это приведет к возврату самопровозглашенных регионов (чьи сепаратистские амбиции всячески поддерживает Кремль).

Хотя грузинская интеллигенция традиционно считает свою страну неотъемлемой частью европейской цивилизации, по репутации западных держав в Грузии был нанесен мощный удар представлением о том, что Соединенные Штаты и Евросоюз совершенно некритически поддерживали бывшую правящую партию Единое национальное движение (ЕНД). Безусловно, в экономических реформах бывшего президента Михаила Саакашвили есть много похвальных вещей. Так, его правительство решило избавиться от коррупции, проведя реформу в дорожной полиции, являющейся немногочисленной, но очень заметной составляющей полицейских сил из-за своей подмоченной репутации, так как она подкупала представителей власти и вымогала взятки у водителей. В июле 2004 года департамент дорожной полиции был упразднен, и в течение месяца на грузинских дорогах вообще не было полицейских. Затем реформаторы провели очень открытую кампанию с привлечением СМИ в целях поиска новых сотрудников. Они разъезжали по стране вместе со знаменитостями и устраивали опросы кандидатам на телевидении. Особое внимание они уделили набору сотрудников с привлекательной внешностью, поскольку в обществе сложился стереотип дорожного полицейского как стареющего мужчины с пивным брюшком. В августе 2004 года новая патрульная служба приступила к работе в зданиях из стекла с открытой планировкой, демонстрируя свою новую прозрачность и открытость.

Рыночные экономические реформы Михаила Саакашвили привели к увеличению инвестиций и стимулировали рост, из-за чего Всемирный банк в 2006 и 2008 году назвал Грузию ведущим реформатором в мире, поставив ее на примечательное 9-е место в индексе простоты ведения бизнеса. Однако посредством реформ не удалось создать рабочие места и снизить бедность. Безработица осталась на уровне примерно 15 процентов, и почти половина всех семей в Грузии продолжала жить за чертой бедности. Грузины начали ассоциировать режим Саакашвили с экономическими трудностями и невзгодами.

Хотя ЕС и прочие западные органы регулярно публиковали критические доклады о выходках правительства Саакашвили, дело редко доходило до политического давления и до критики на высоком уровне. Сейчас Запад решил подвергнуть критике действия правящей партии, подвергающей аресту руководителей ЕНД, заявляя о политической подоплеке таких действий. Грузины считают, что это является препятствием на пути обеспечения справедливости. «Люди чувствуют, что ЕС и США защищают своих протеже вместо того, чтобы думать о справедливости», — говорит генеральный продюсер общественного Второго канала Додо Шонава.

В прошлом году постепенно увеличивалось число людей, одобрительно относящихся к идее вступления Грузии в Евразийский союз, где главенствует Россия — с 11 до 16 процентов. Кто-то говорит, что уровень этой поддержки увеличится, если Россия пообещает вернуть Грузии самопровозглашенные регионы Абхазию и Южную Осетию. «Возврат отколовшихся регионов настолько важен для национальной психологии, что многие готовы отказаться от других устремлений, скажем, от вступления в НАТО, лишь бы вернуть эти территории», — говорит издатель независимого журнала «Либерали» Шорена Шавердашвили.

В то же время, из-за неспособности Запада предоставить грузинам весомые гарантии безопасности они по вполне понятным причинам начинают заметно нервничать. Аннексия Крыма и конфликт в других областях Украины вызывает у грузин новые страхи: а вдруг они следующие? И у них есть основания для беспокойства. Украинский кризис усилил в ЕС понимание недостатков его нынешнего подхода к странам Восточного партнерства (Украина, Молдавия и Грузия), однако там нет единого мнения относительно того, какие нужны изменения. До сих пор не существует конкретного плана по вступлению этих стран в Евросоюз в качестве членов. Кроме того, ЕС не в состоянии осуществлять быстрые переводы денежных средств (и взяток), как это может делать Россия.

Если ЕС не готов в практическом плане расширять членство дальше на восток, то Грузии и Европе необходимо провести определенные корректировки. Европа может помочь Грузии сохранить внимание к процессу реформ тремя способами. Брюсселю следует и дальше наращивать соглашение об ассоциации. Он должен укреплять программу Восточного партнерства, которая предназначена для расширения связей с восточными соседями ЕС по самым разным направлениям без предоставления полноправного членства в Евросоюзе. Кроме того, он должен со временем предоставить Грузии такой же привилегированный доступ в ЕС, каким пользуются Норвегия и Швейцария. Нужна и другая помощь, скажем, в создании инфраструктуры и в либерализации визового режима. В то же время, грузинам следует переосмыслить собственную мотивацию и динамику реформ. Грузии нужны политики, ратующие за власть закона и независимость судебной системы, не потому что это ускорит вступление в ЕС, а потому что это благо для грузин.