Из-за войны санкций эстонские молочники избавляются от любимых буренок



Из-за войны санкций эстонские молочники избавляются от любимых буренок


Продолжим еще одним нашумевшим событием этих дней: доведенные до отчаяния фермеры в начале недели вывели тракторы на Тоомпеа. Все потому, что эстонская молочная промышленность находится в глубоком кризисе. Путь к ее спасению вместе с хуторянами ищет наш корреспондент Маргарита Мясникова.

«Свиньи ушли, коровы — за ними?»: колонна тракторов движется по центру Таллина, конечный пункт — Рийгикогу*. Молочный сектор Эстонии на грани коллапса. МАРГАРИТА МЯСНИКОВА, корреспондент ERR: Этой красавице буренке совсем не до веселья: уже несколько месяцев молочный сектор Эстонии, да и всей Европы, тонет в кризисе. Фермеры ожидают конкретных действий от правительства. Но будут ли они, пока не известно. Давайте поговорим с хозяином этой фермы Рейном Ригой и узнаем, каково это — выкарабкиваться из этого кризиса? Рейн Рига основал свою ферму на месте бывшего совхоза в 1992-м году. Поголовье росло, коровы подрастали и радовали свежим молоком. Кризис 2008-го хутор со скрипом, но пережил. А вот последствия санкций между Западом и Россией могут стать последней каплей. РЕЙН РИГА, хозяин фермы Туула: В прошлом году не было прибыли, а был убыток — 700 тысяч евро. А в позапрошлом году была прибыль где-то 30 тысяч евро. МАРГАРИТА МЯСНИКОВА: То есть, за один год от 30 тысяч прибыли вы скатились до 700 тысяч убытка? РЕЙН РИГА: Да. О выходных и отпусках коровы не знают, так что жизнь на ферме кипит круглые сутки. Рабочий день стартует ни свет, ни заря: в 4 часа утра рогатых начинают доить. К нашей съемочной группе буренки относятся с осторожностью. А это скотник Мати. С коровами у него почти родственные отношения: 35 лет стажа все-таки! Да и машины здесь по опыту не уступают. МАРГАРИТА МЯСНИКОВА: Ну и повидал же этот трактор, вы не поверите! Ему 30 лет, он застал еще времена СССР. Так что пойдем, узнаем у Мати, как он работает? От чего зависит, останется животное — или пойдет на убой? МАТИ, скотник фермы Туула: Выбираем. Есть старые коровы, которых доить сложно, молока они дают мало. Таких списываем, и на их смену приходят молодые. Но теперь-то отправляем на убой больше, времена тяжелые… Ферме Туула не впервой переживать трудные времена. В 2004 году проливные дожди затопили почти все хозяйство.
МАТИ: Так долго дождь шел, что целое поле ушло под воду. Да, хорошие времена были… МАРГАРИТА МЯСНИКОВА: А что с коровами стало? МАТИ: А что коровы? Их в другой загон отправили — что же они тут, плавать будут? Тут стояли все в воде… МАРГАРИТА МЯСНИКОВА: Теперь другая катастрофа — кризис… МАТИ: Теперь кризис. Теперь настали страшные времена… МАРГАРИТА МЯСНИКОВА: В тяжелые времена любая помощь на вес золота. Кризис, конечно, кризисом — но корова-то есть хочет! Что это у меня за ведерко такое, что тут находится? РЕЙН РИГА: Здесь находятся минералы. Для того чтобы они хорошо себя чувствовали, надо добавить минералы. Это как конфеты людям. МАРГАРИТА МЯСНИКОВА: Ой, как вкусно, на-на-на! Хочешь кушать-то? Сытый! А еще говорят, кризис у них… Когда-то на этой ферме было 230 коров. А теперь — всего лишь 100 буренок, и их судьба совсем неизвестна. Ведь кто-то их них останется, а кто-то отправится на скотобойню. РЕЙН РИГА: Банкротства я не боюсь, но придется дойных коров на мясокомбинат отправить… Мы, конечно, очень недовольны, что мы поступаем так. Но в убыток нельзя производить. В пятницу правительство достигло договоренности по проекту госбюджета. Для покрытия нужд фермеров в нем предусмотрены пособия на общую сумму в семь с половиной миллионов евро. Три из них будут выделены уже в этом году, еще семь с половиной придут из Евросоюза. УРМАС КРУУЗЕ, министр по делам сельской жизни Эстонии: Мне сложно комментировать, почему дотации top-up не были выплачены ранее. Будучи министром, я сделал предложение правительству выплатить дополнительные средства с нового года. Это примерно 22 миллиона евро. Предложение главы министерства по делам сельской жизни, как оказалось, отражения в бюджете не нашло. А ведь именно сумма в размере минимум 22-х миллионов, по словам представителей Центрального союза крестьян, могла бы спасти этот сектор. Особенно трудно приходится тем фермерам, кто пошел по пути инновационного развития и обновил свои хозяйства по последнему слову техники. Каким образом будут поделены пособия, пока не разглашается. В любом случае, государство не может обеспечить аграрный сектор необходимой суммой средств. Одним из решений министр предлагает компромисс между торговыми сетями и молочниками. УРМАС КРУУЗЕ: Если вы в магазине посмотрите на цены на молоко и воду и задумаетесь над тем, сколько сил уходит на то, чтобы добыть один литр молока, то поймете, что за этот напиток можно было бы платить больше. И если обе стороны это поймут — то подобный компромисс станет выходом из кризиса. Когда корова отправляется на убой, она чувствует беду: брыкается и неистово мычит. И эти минуты для Рейна и Мати невыносимы… Но ради существования фермы чем-то нужно жертвовать. Если наше правительство не изыщет возможности чем-то пожертвовать ради спасения сельского хозяйства, то уже в скором времени молочная отрасль окончательно скиснет. Дата выхода в эфир 20 сентября 2015 года. *Рийгикогу является высшим представительным и законодательным органом власти в Эстонской Республике, который также избирает главу государства и осуществляет контроль за деятельностью исполнительной власти в лице правительства республики (прим. RT).