Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Zaxid: маргинализация Галичины

Уже стало свершившимся фактом, что Западная Украина, а точнее историческая Галичина, сыграла чрезвычайно важную роль в становлении независимого украинского государства. Первые независимые импульсы, первые массовые митинги, первые демократические депутаты родом из западных областей нашего государства.
Было очень интересно наблюдать, как национально-патриотическая волна, набравшая силы на Западе, разбивалась о стены украинского парламента в Киеве. Как стремление построить «украинскую Украину» наталкивалось на социальный прагматизм с немалыми симпатиями к советскому прошлому Востока.
Не менее интересным было то, как в итоге столкновений, конфликтов и договоренностей представителей различных исторических регионов в Верховной раде появлялись «компромиссные» варианты общеукраинской модели. Которые, чего греха таить, очень часто выглядели как советско-националистический урод.
Со временем «западная» этнонациональная модель нашла своих сторонников и в центре и, что важно, в столице — Киеве. Неутомимо формировалась и другая модель, которая наиболее отчетливо проявилась в платформе Партии регионов. И тогда между этими двумя моделями разгорелась борьба не на жизнь, а на смерть за влияние в столице, то есть за общегосударственный ресурс. Борьба за то, чтобы иметь исключительные возможности навязывать свою модель развития всей Украине.
Разделение на «мы» и «они» работало безупречно, в обоих случаях. Оно как нельзя лучше годилось для избирательной мобилизации и больше всего мешало формированию общеукраинской идентичности. Чувству единого сообщества. Понятно, что так не могло продолжаться бесконечно. Что борьба с переменным успехом рано или поздно должна была завершиться окончательным расколом или войной.
Условная Галичина выступала в роли надежной хранительницы национальных украинских ценностей: истории с признаками национально-освободительной борьбы, языка с его доминантным, закрепленным законодательно, статусом и культуры, которая основывается на этнических народных образцах, и ее эксклюзивным каноном. Относительно перспектив, то здесь в планах было едва ли не насильственное распространение этого канона на все пространство украинского государства. Депутаты от Запада шли в Верховную Раду с желанием защитить традиционные национальные ценности, отстоять своих исторических героев, которые часто были далеки от современного образца для подражания, и отвоевать в очередной раз больший ареал для украинского языка. То есть условная Галичина, будучи весьма консервативной, предлагала свою модель Украины: в значительной степени архаичную, а с учетом взгляда на исторических героев — недемократическую. Однако, с выразительными национальными атрибутами.
Депутаты от Востока, хотя и были более прагматичными, но для них почти никакой ценности не представляли такие понятия, как демократия, права человека, общечеловеческие ценности. Не говоря уже о национальной культуре. Кроме того, на Востоке через своеобразную структуру промышленности и «особенностей» приватизационных процессов сформировалась отчетливая кланово-олигархическая система. Утвердились полуфеодальные отношения.
Встреча в стенах Верховной рады представителей этих двух миров давала в итоге невероятную суматоху, которая со временем привела к взрыву двух революций. С аннексией Россией Крыма и разжиганием ею же войны на Донбассе удельный вес Востока во внутренней жизни Украины ощутимо уменьшился. И тут должно было наступить золотое время для построения новой, реформированной Украины. Причем с участием всех без исключения сторон. Здесь должно обозначиться место всем: харьковским интеллектуалам, днепровским менеджерам, львовским патриотам-управленцам. И, казалось, что потребность в объединении Украины поняли все. Поняли, что только в единстве сила.
Однако, все покатилось старой устоявшейся колеей. Вместо правительства технократов, о котором все время говорили, сформировали правительство мародеров, которые свои посты воспринимали как средство для обогащения. А свою противоправную деятельность обильно камуфлировали вышиванками, борьбой за исторических героев и разжиганием языковых войн. Откровенно говоря, к власти пришли банальные воры, которые даже близко не находились возле технократов. А своей очковтирательной национальной риторикой успели бросить тень на предлагаемый украинскими патриотами культурно-исторический концепт.
В итоге получилось так, что после общеукраинской Революции достоинства, в которой определяющую роль играли такие города, как Днепр, которые явно рассчитывали на совместное строительство обновленной Украины, на арене снова появились «галицкие» данайцы со своими дарами: Степаном Бандерой, Романом Шухевичем и Украинской повстанческой армией (запрещенная в России организация — прим. ред.). Мыслили они достаточно шаблонно: лица, воевавшие за независимую Украину, — заслуживают быть ее эксклюзивными героями. Безразлично, в каких мундирах и на стороне каких режимов приходилось им воевать.
Здесь подливала масла в огонь и война против российского агрессора. Мол, все формации, что когда-то воевали против России или СССР, — героические. Делалось это не со злыми намерениями, а для того, чтобы поднять уровень патриотизма украинцев и их боевой дух. Но поднимать боевой дух могут только те исторические фигуры, которые однозначно воспринимаются в обществе как примеры для подражания. В общеукраинском масштабе реакция на подобную историческую политику была не то, что неоднозначной, она даже часто вызывала отторжение. А скажите мне, для чего бударажить людей и совершать действия, которые делают нас слабее? Особенно в условиях войны? Однако, на это никто не обращал внимания.
То есть опять вместо реформ и консолидированных действий по укреплению украинского государства навязывалась борьба двух концепций исторической идентичности. А когда с приближением президентских выборов стало понятно, что Петр Порошенко вынужден будет покинуть свой пост, снова заработал принцип «разделяй и властвуй». «Мы» и «они» снова реинкарнировались. И хотя украинцев больше искусственно не делили на три сорта, нагнетание ненависти к тем, кто не «за», достигло невиданного размаха. Как только не обзывали и не унижали тех, кто не поддался на пафосные патриотические речи Порошенко. Как только не возвеличивали себя его сторонники.
Они действительно поверили в то, что являются непревзойденными патриотами, эксклюзивно обладающими критическим мышлением. Они провозгласили себя элитой из элиты. Они создали что-то вроде рыцарского ордена хранителей и защитников подлинной Украины, не понимая, что часто защищают архаичную, кланово-олигархическую, коррумпированную страну. Столицей этого «ордена» стал Львов, а Львовщина — главной его опорой. Львовян можно понять. Они всегда знали, что являются образцовыми украинцами: говорят на прекрасном украинском языке, на праздники одеваются в вышиванки, ходят в церковь, не любят северных соседей и чтят своих героев. Этот канон они в определенной мере успели экспортировать в Киев. Но попытки навязать его всей Украине оказались напрасными.
Выяснилось, что украинцы способны без кровавых революций и войны, без бесконечных баталий на историческом поле осуществить электоральную революцию. Путем консолидированного голосования сместить старую коррумпированную элиту, начать реформы и приблизиться к формированию технократического правительства. Над Украиной галичан нависла «угроза» прекращения гладиаторских боев вокруг культурно-исторических вопросов.
Оказалось, что львовянами в последнее время руководил страх потерять «украинскую Украину». И этот страх настолько силен, что заставил их добровольно героизироваться, изображая из города и области последний украинский форпост. Фактически это означает окончательную потерю позиций условной Галичины во всеукраинском масштабе. Фактор осажденной крепости не предусматривает рекрутирование от нее кадров для управления государством. А сознательное противопоставление воле большинства граждан государства грозит превращением региона в интересный с точки зрения исследователей анклав. Своего рода скансен (музей под открытым небом — прим. перев.), куда приезжают отдохнуть, полюбоваться архитектурой, насладиться прекрасной атмосферой, пообщаться с экзотическими обитателями и двигаться дальше исполнять свои повседневные обязанности по строительству Украины.
Разговаривая вчера с несколькими молодыми львовянами, услышал вопрос: «А почему Зеленский ничего не предлагает Галичине? Неужели ему трудно сказать, что в языковом вопросе изменений не будет, что не будет наступлений на нашу историю? Почему он нас не успокаивает?». На что я ответил: «Сложные вопросы. Наверное, не хочет. Думает, что на этот раз граждане Украины справятся без данайцев. Или, возможно, на этот раз без их непосредственного участия».
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
865

Похожие новости
20 сентября 2019, 01:10
19 сентября 2019, 22:20
19 сентября 2019, 16:40
19 сентября 2019, 11:10
19 сентября 2019, 16:40
19 сентября 2019, 19:30

Новости партнеров

Актуальные новости
19 сентября 2019, 02:40
18 сентября 2019, 12:40
19 сентября 2019, 14:40
19 сентября 2019, 14:00
18 сентября 2019, 12:40
18 сентября 2019, 18:20

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
16 сентября 2019, 16:00
14 сентября 2019, 16:20
14 сентября 2019, 19:10
13 сентября 2019, 15:10
15 сентября 2019, 14:40
17 сентября 2019, 03:10
19 сентября 2019, 02:40