Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

«Запад-2017»: удар по скрепам

Кремлю не удалось использовать учения, чтобы загнать Минск в желаемые рамки — и это можно считать их главным результатом.
В Белоруссии завершились учения «Запад-2017». Манёвры, освещение которых приобрело черту истерии или даже скандала в целом ряде стран, уже сегодня можно назвать нетипичными. Причина не во внимании СМИ, а в том, что происходило вне полигонов — и это не имеет никакого отношения к поднимаемым, например, в украинских медиа вопросам о российской военной базе, аннексии Республики Беларусь или начале новой гибридной войны. Попробуем разобраться.
«Что-то пошло не так»
Учения серии «Запад» являются традиционными для Беларуси и России, они проходят с 2009 года по нечётным годам на территории одной из стран попеременно. Манёвры уже можно назвать традиционными. Поэтому тех «аналитиков», которые заявляли о внезапности мероприятия, можно смело отправлять «учить историю и документы».
Говоря о традиции, не стоит обходить вниманием количество участников:
В 2009 году на первом «Западе» на территории Беларуси тренировалась группировка в составе 6500 белорусских и 6000 российских военнослужащих. Количество техники так же впечатляло: 103 самолёта и вертолёта, 470 боевых машин, 228 танков и 234 артиллерийские системы.
В 2013 году военные приводили такие цифры: 10380 белорусских солдат и офицеров и 2250 из России, 50 единиц авиационной техники, 280 бронированных машин, 70 танков и 50 артиллерийских систем.
2017 год, если оглянуться на историю учений, вряд ли тянет на рекорд: 10200 человек (на территории Беларуси, общее количество 12700), из которых 7200 военнослужащих ВС Республики Беларусь, 3000 представителя МО Российской Федерации, 40 единиц авиационной техники, 230 бронированных машин, 140 танков и 150 единиц артиллерийских систем.
Справедливости ради стоит отметить, что параллельно с «Западом» Россия проводит целую серию учений, начиная от тренировок зенитчиков (вместе с беларусами) на полигоне Ашулук и заканчивая КШУ сил специальных операций под Мурманском. С учётом всех поднятых частей, количество солдат и офицеров, которые в разное время были и будут на российских полигонах в сентябре 2017-го, составляет от 20 до 30 тысяч человек. Но даже по максимальным оценкам никак не получается 100-тысячная армия, которой нас пугали.
Однако ключевым отличием данных учений от предыдущих стала «легенда». Речь, естественно, не о «разделе Белоруссии на зоны» — так было каждый раз. Отличие «Запада-2017» в том, на какие именно зоны поделили Беларусь по легенде. Итак, она состояла в том, что два сопредельных государства используя настроения общественности и слабость власти создали подконтрольный им анклав, из которого отправляют диверсионные группы с целью захвата административных зданий, ключевых объектов инфраструктуры. Таким образом они готовят почву для полноценной агрессии, которая и начинается после первый успешных захватов под видом «народного восстания». Вам ничего это не напоминает? Если нет, возьмите карту «Вейшнории», переверните её и наложите на карту ОРДЛО — даже контуры сего анклава напоминают контуры зоны АТО.
Говоря проще, во время совместных с РФ учений белорусские силовики тренировались противодействовать донбасскому сценарию, который Россия успешно «провернула» на востоке Украины. Ещё один пикантный элемент: в качестве «ДРГ» выступали в том числе российские десантники из Псковской дивизии — те самые, которые «засветились» в Крыму, Донецкой и Луганской областях. Стоит отметить, что отработка «донецкого сценария» привычна для белорусских силовиков, и учения «Запад» являются далеко не самыми масштабными:
Ровно год назад в Беларуси проходили командно-штабные учения, к которым привлекались все ведомства: от местной власти до МЧС. Более 7500 военнослужащих (не считая представителей других ведомств) отрабатывали сценарий освобождения Славянска;
Январь 2017-го — снова «штабные игры», но странного масштаба — из запаса на манёвры призвали три тысячи резервистов (общее количество участников пресса не сообщала). Сценарий — начало «донецкой весны». 6 тысяч резервистов, если экстраполировать на масштабы Украины — это призыв 12-14 тысяч человек. Но в Белоруссии то мероприятие даже учениями не называли.
Февраль 2017 года — отрабатывалась защита городов и бои в жилых кварталах мегаполиса. На минские улицы садились вертолёты, на восточных подступах к столице строились блок-посты.
В конце концов, после аннексии Крыма в Беларуси была спешно изменена военная доктрина. Согласно новому документу, Минск не видит военной угрозы со стороны НАТО, но видит угрозы гибридных конфликтов, гибридной агрессии и подрыва экономической безопасности страны.
И вновь вопреки традициям, или удар по скрепам
Нельзя не отметить ещё один аспект: в «Западе-2017» с белорусской стороны не приняли участия отряды спецназа других ведомств. А это ни много ни мало от двух до трех тысяч силовиков, на вооружении которых есть и бронетехника, и даже вертолёты. Несмотря на подчинённость разным структурам, все они объединены через «координационный совет командиров отрядов спецподразделений», возглавляет который старший сын Лукашенко Виктор. По имеющейся у меня информации, как минимум две структуры (пограничный спецназ ОСАМ и Служба безопасности) были переведены «на казарменное положение». Такой себе резерв Лукашенко на случай «если что-то пойдёт не так».
Меры предосторожности были серьёзными, но силового варианта белорусский президент опасался меньше всего: он знает настроения внутри Белоруссии. С одной стороны, белорусы находятся в российском информационном поле. С другой, несмотря на спокойное отношение к восточному соседу, на прямой вопрос «если РФ попытается присоединить вооружённым путём Белоруссию или её часть, что вы будете делать» от 17 до 24% (в зависимости от социологической службы) отвечают «сопротивляться с оружием в руках», от 7 до 9% приветствовали бы аннексию, около 50% — пытались приспособиться.
Такие данные дают как оппозиционные, так и провластные социологи. В таком случае даже 17%, учитывая «партизанский характер нации» — это слишком много, ведь кроме захвата территорию надо ещё и контролировать. Показательна в этом случае история с автомобилями, украшенными георгиевскими ленточками, в Светлогорске: таким уже несколько месяцев кряду режут колёса.
Местное ГАИ формально ищет правонарушителей, но при этом официально предупреждает автовладельцев — такая лента в городе может стать причиной проблем. «"Георгіеўскія стужкі" раздавалі валянтэры падчас мінулых сьвятаў, некаторыя аўтааматары і пачапілі іх на свае аўтамабілі. Мы можам толькі рэкамэндаваць кіроўцам гэтага не рабіць. І рэкамэндуем!» — обратился в июле через прессу к жителям города начальник местного отделения автоинспекции Василий Гапоненко.
Есть ещё большая для Кремля проблема: несмотря на союзнический статус, в Беларуси нет мощных пророссийских партий или организаций. Если в отношении прозападной оппозиции Лукашенко идёт на персональное преследование активистов, то все попытки создать «пророссийские политические силы» заканчивались уничтожением самих структур. Наиболее свежий пример — предъявление обвинения авторам российского «Регнум. ру» как раз перед началом учений. Силовики арестовали всю редакцию (а её главу, живущего в Москве, объявили в международный розыск). Агитаторов обвиняют по части 3 статьи «разжигание межнациональной розни», а это от 5 до 12 лет лишения свободы.
Как говорят в Минске, в Белоруссии лишь один человек имеет право любить Россию, все остальные любят ровно в той степени, в какой эта личность укажет. С другой стороны, Лукашенко в отношении восточного соседа уже как минимум последние 15 лет работает по принципу «лозунги в обмен на деньги». Но лозунги, слова, на хлеб не намажешь, а с делами туго — ни тебе продажи активов, ни тебе военных баз. И даже в российских войнах с Грузией и Украиной Беларусь занимает свою позицию.
Лукашенко боялся иного: информационных вбросов и провокаций. Беларусь выполняет букву договора, но ей глубоко наплевать на «дух соглашения», к которому любят апеллировать в Киеве. Возьмём, например, Договор о коллективной безопасности (блок ОДКБ) и «Союзное государство Беларуси и России». Исходя из названий все ясно, но в реальности в случае с войной РФ против Украины Минск использует как раз «букву»:
Вы утверждаете на международной арене, что «их там нет!» Так если нет российских военных — какие могут быть обязательства!
Вы говорите, что в Украине гражданская война. Прекрасно, то есть РФ не участвует в конфликте? Если да, то нет никаких обязательств.
Даже если вдруг будет признано присутствие РФ в Украине и будет открытая война, Беларусь воспользуется графой договора об ОДКБ, где говорится «агрессия против участника». То есть Кремль может сколько угодно раз объявлять войну кому угодно — беларусы будут стоять в стороне, но вынуждены будут реагировать, если сама РФ подвергнется агрессии — так записано в договоре.
При таком раскладе нападение кого-то под видом, например, «украинских правых» на беларуской территории могло стать началом проблем, особенно, если в результате было бы несколько трупов. У Кремля, кстати, есть огромный опыт устраивать «нападения». Вспомните начало финской войны, взрывы домов перед чеченской войной или начало грузинской кампании 2008 года. Русским ради «больших интересов» не жаль жизни других «маленьких русских».
В том числе поэтому полигоны для манёвров «Запада-2017» были выбраны наиболее удалённые от украинской границы. Их небольшую площадь компенсировали, разбросав подразделения по нескольким локациям. А, например, на Обуз-Лесновском полигоне на юго-западе Беларуси, где в 2011-м помещались все 13 000 военнослужащих, грибники занимались тихой охотой. Исключением стали лишь места отработки бомбометаний в Брестской области, но тут альтернативы нет: или эти площадки, или ещё одна, в Гомельской области, которая практически вплотную примыкает к украинской территории.
Подобная забота о «безопасности россиян» приобретала анекдотичные формы:
В Пружанском районе Брестской области местных жителей попросили докладывать обо всех неизвестных и подозрительных людей, замеченных неподалёку от полигонов либо объектов инфраструктуры.
В Гродненской области жертвами перестраховки стали обычные контрабандисты, которые не читают газет. Местные жители сообщили о группе людей в камуфляже, которые зашли в деревенский дом невдалеке от границы. Менее чем через час состоялся штурм здания, которое, как оказалось, было складом контрабандных сигарет. А вот если бы горе-бизнесмены до конца сентября взяли отпуск — продавали бы табак литовцам и полякам и дальше.
Демонстрация отношения
Всё, что описано выше, можно назвать мелочью по сравнению с публичной демонстрацией отношений. На учениях «Запад-2017» впервые за всю историю их проведения руководство двух стран инспектировало войска на своей территории без присутствия «высоких чинов» от союзника.
Началось всё задолго до начала манёвров: было очевидно, что за информационными вбросами про учения (часть из которых в Украине превратилась в настоящую истерию) «торчат уши Кремля». В своём июльском тексте на ТСН.ua я отмечал, что «ближайшие полгода мы будем наблюдать регулярные попытки развить истерию в прессе двух стран: белорусов будут убеждать, что сотрудничество с Украиной опасно, украинцам попытаются рассказать, что Беларусь спит и видит, как бы насолить демократической соседке (или вовсе её захватить марш-броском через полесские болота)».
Так и происходит. Темы российских вбросов и провокаций касались не только манёвров, например, на фоне прибытия первых эшелонов с российской техникой произошло похищение украинца Павла Гриба.
Терпение белорусской стороны лопнуло, когда в первые часы «Запада» российское Министерство обороны заявило, что 1-я танковая армия поднята по тревоге и будет переброшена в Белоруссию. Белорусское МО выступило с опровержением, но информация с сайта их российских коллег не исчезло.
В результате Лукашенко отменил планируемый визит на один из российских полигонов, где они с Путиным должны были демонстрировать «единство и мощь двух стран». Пауза затягивалась, проходила информация о, якобы, приглашении властителя Кремля понаблюдать за манёврами на белорусской территории. Но факт остаётся фактом:
Путин был 18.09 в Ленинградской области. При этом участие «союзника» свелось к приезду пары человек из посольства.
Лукашенко проинспектировал войска 20.09 и так же без присутствия мало-мальски значимых российских политиков либо военачальников.
При этом белорусский президент не упустил возможности поиронизировать с ЧП на полигоне Лужский, произошедшем перед визитом Путина, когда боевой вертолёт отстрелялся ракетами по гражданским целям — машинам наблюдателей. Российское МО, надо отметить, утверждает, что это произошло «в другом месте и в другое время».
Но Лукашенко упомянул этот инцидент, когда комментировал отсутствие Путина. «Если снаряд в одно место — двоих сразу не станет», — заявил он журналистам, собравшимся на полигоне в Белоруссии.
Итого, можно утверждать, что мероприятие, которое должно было стать демонстрацией политического и военного единства России и Белоруссии, дало несколько другие результаты. При этом Москва не достигла своих целей в попытках загнать Минск в установленные Кремлём рамки и заставить Лукашенко отказаться от углубления отношений со странами-соседями, в том числе с Украиной. С одной стороны, это хорошо, с другой, это означает, что всплески истерии будут продолжаться, приобретая новые трагикомичные формы.
«Вейшнория» — победила
Вчера один из украинских знакомых задал мне вопрос «так победила Вейшнория или нет?». Это выдуманное название действительно быстро стало мемом внутри Беларуси и за её пределами. В Минске среди журналистов даже родилась шутка: «МО молчало про учения — было плохо. МО рассказало про учения — лучше бы они молчали».
По странному стечению обстоятельств карта анклава «Вейшнория» совпала с электоральной картой партии «Белорусский народный фронт» (БНФ) на президентских выборах 1994 года. Лукашенко тогда не получил в регионе большинства, и до сих пор эта территория характеризуется наименьшим уровнем доверия к президенту и наименее распространёнными пророссийскими настроениями.
Неудивительно, что «Вейшнория» стала привлекательной для белорусов. На следующий день после возникновения в интернете у «Вейшнории» появился свой МИД, на протяжении суток была представлена символика «страны», а на специальном сайте начали запись желающих получить гражданство. Сегодня каждый из записавшихся (а их набралось более 8,7 тысяч) может получить либо электронную ID-карту, либо заказать доставку пластиковой по почте.
Мем «Вейшнории» свидетельствует, с одной стороны, о реальном отношении жителей Белоруссии к существующей власти и «восточным союзникам». С другой — это самоирония, что даже более важно, потому что и про человека, и про общество можно сказать «умение посмеяться над собой — один из признаков здравого ума».
В первые дни учений это, среди прочего, она проявлялась вот в таких растяжках на полигонах, где должны были размещаться российские солдаты:
Обыгрывались и мотивы агитационных плакатов советско-финской войны.
В последующие дни любая неудача, любое ЧП на полигонах в РФ списывалось на действия «вейшнорских ДРГ». Даже когда два российских военнослужащих сдуру попали в буквальном смысле на рога белорусскому лосю, в интернете заговорили о возможности выпустить ещё более страшное оружие: боевых белок и мышей.
После учений мем, скорее всего, останется в политической жизни Белоруссии для описания действий, идущих в разрез как с «русским миром», так и с политикой Лукашенко. Поэтому можно утверждать: осенью 2017-го «Вейшнория» победила!
А тем временем эшелоны с российской боевой техникой уже покидают территорию Белоруссии…

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

784

Похожие новости
23 октября 2017, 20:10
24 октября 2017, 11:30
23 октября 2017, 20:10
24 октября 2017, 11:00
24 октября 2017, 09:00
23 октября 2017, 12:40

Новости партнеров

Актуальные новости
24 октября 2017, 11:30
24 октября 2017, 11:30
24 октября 2017, 06:30
24 октября 2017, 12:20
24 октября 2017, 09:00
23 октября 2017, 17:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
22 октября 2017, 01:40
17 октября 2017, 13:50
17 октября 2017, 20:00
19 октября 2017, 17:50
20 октября 2017, 23:20
22 октября 2017, 11:10
18 октября 2017, 15:20