Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Языковой закон: торги неуместны (Тиждень)

Непростой период смены власти, который переживает страна, и вызванный этим хаос, больше напоминающий землетрясение, чем спокойную передачу полномочий, не внушают оптимизма относительно продолжения начатых прошлым президентом процессов. До сих пор неизвестно, какую позицию по языковому вопросу займет команда нового главы государства. Единственное, что было сейчас озвучено по этому поводу самим Владимиром Зеленским, это обещание сделать «тщательный анализ этого закона, чтобы убедиться, что в нем соблюдены все конституционные права и интересы всех граждан Украины». Это такая ритуальная фраза, поэтому можно надеяться, что на этом все и закончится. Языковым вопросом новая власть вообще не заинтересуется и будет игнорировать его, потому что у нее будут куда более важные хлопоты.
Но с другой стороны, понимая, какими ценностями дышит значительная часть окружения Зеленского, да и сам вновь инаугурированый, нельзя исключить попытки ревизии этого документа и готовность нивелировать (обнулить) правила, которые в нем установлены. В конце концов, как первый, так и второй сценарии сработают лишь в минус. Ведь, несмотря на то, что большинство пунктов закона являются нормами прямого действия, они начнут действовать после того, как закон вступит в силу (через два месяца после опубликования) и будут работать автоматически, все же есть определенные моменты, которые потребуют дополнительных усилий со стороны правительства и других государственных структур.
Во-первых, значительная часть статей вступает в силу позже и в разное время: через полгода, год, два, три. К тому же в документе предусмотрены изменения других законов. Трех десятков тех, которые были испорчены законом Кивалова — Колесниченко. Из них в свое время были изъяты нормы о защите украинского языка, теперь они возвращаются, а некоторые еще и усиливаются. Также к некоторым законам внесены дополнительные поправки, чтобы они не противоречили новому закону и не возникало разногласий. Все эти изменения вступают в силу, опять-таки, не сразу. В частности, статьи, в которых прописана ответственность за нарушение языкового закона, предупреждения и штрафы, заработают через три года, то есть где-то в июле 2022-го года.
«Если не будет никакой ревизии закона, — говорит Тарас Шамайда, один из его разработчиков, то он вступит в силу автоматически. Но чтобы заработали соответствующие предусмотренные институты, нужны решения правительства». В частности, в ближайшие месяцы кабмин должен сформировать Национальную комиссию по стандартам государственного языка. Это девять человек, чьи кандидатуры подает Министерство образования и науки. Правительство одобряет их, и комиссия может приступать к выполнению своих обязанностей — утверждение стандартов языка, правописания, методов и процедур проверки уровня владения языком… Соответственно, порядок сдачи экзаменов потом тоже должен утвердить кабмин. Так же в течение трех месяцев правительство должно назначить уполномоченного по защите государственного языка.
«Именно он будет той инстанцией, к которой каждый гражданин сможет обратиться по защите своих прав и который, собственно, через три года и начнет выдавать предупреждения и предписания об устранении нарушений закона, а в случае повторных нарушений выписывать штрафы», — объясняет Шамайда. — Все это компетенция правительства: создать институцию, назначить уполномоченного и сформировать аппарат. Это должны быть принятые им решения. И именно здесь может пройти та линия, где с одной стороны окажутся сторонники закона, люди, которые будут требовать его соблюдение и соответствующих решений правительства, а с другой — власть, которая, если захочет вставить палки в колеса закону, сможет его саботировать».
Как можно саботировать закон или же сделать его недейственным, свести всю работу на нет? Здесь рецептов немало, однако все, собственно, укладывается в три варианта. Саботаж и игнорирование своих обязанностей со стороны правительства. Страна пока не знает, что это будет за структура и какими «персонажами» наполнится.
Еще большей угрозой может стать парламент, если осмелится осуществить ревизию самого закона. Здесь все будет зависеть от результатов внеочередных парламентских выборов, которые, к слову, уже запланированны на 21 июля (это менее чем через неделю после вступления закона в силу). Не стоит забывать, что язык — это слишком важное оружие в гибридной войне. Поэтому если действительно сбудутся плохие предчувствия по поводу реванша дореволюционных элит, которые смогут прийти «на хвосте» Зеленского, тогда языковой вопрос вновь станет разменной монетой в их играх. Новый президент во время своей инаугурационной речи невольно (или умышленно) на это даже намекнул, в стиле кремлевской пропаганды, продемонстрировав, что до сих пор считает, будто язык может стать инструментом разделения, а не объединения.
Хотя Тарас Шамайда считает, что касаться этого вопроса Зеленскому сейчас не с руки. «То, что он не будет вести активную линию по защите украинского языка, это понятно. Думаю, он будет стараться вынести эту тему за скобки. Для президента Зеленского, который имеет большую поддержку общества, атаковать украинский язык, создавать линию раскола вокруг попыток производить ревизию закона, означает потерять поддержку патриотической части своего электората. Если он будет идти на поводу у какой-то пророссийской группы из своего окружения и потеряет эту поддержку, спровоцировав конфликт, он этим навредит и себе, и украинскому государству. Поэтому я надеюсь, что здравый смысл в этом вопросе возобладает».
Ну и третий вариант, как могут попробовать надругаться над языковым законом, так это руками Конституционного Суда. Для этого достаточно представления главы государства или группы политиков. И здесь не обязательно, чтобы суд признал весь закон не соответствующим Конституции. Достаточно изъять из него лишь некоторые нормы, и он станет недейственным. «Они могут его либо поменять, либо отменить совсем через парламент или через КСУ, доказывая его неконституционность», — объясняет Шамайда. — Все, безусловно, будет зависеть от того, что в голове этого парткома, и от того, насколько общество готово защищать свой язык. Людям следует понимать, что ни Москва никуда не делась, ни те силы реванша, которые действуют на Украине, тоже никуда не делись. А они могут даже значительно усилить свои позиции во власти в ближайшие месяцы и украинцам нужно будет реально бороться за этот закон, который такими сложными усилиями был принят».
На самом же деле угрозу можно ожидать отовсюду. О том, что закон о языке-как бревно в глазу всем антиукраинским силам, совсем не новость. Замечательный пример этому — реакция Кремля, который даже инициировал созыв Совета безопасности ООН, чтобы обсудить на заседании новое украинское языковое законодательство. Конечно, это типичная шизофрения. И в ООН именно так к этому отнеслись, когда отказались вмешиваться в наши законотворческие процессы. Но этот случай в очередной раз доказывает, что язык — действительно мощное оружие, которое очень боятся враги Украины. И совсем не удивительно, что к компании россиян, желающих поспекулировать на этой теме, с превеликим удовольствием присоединились венгры, которые в украинских законодательных инициативах по защите нации уже традиционно видят для себя какие-то угрозы. Заявление венгерского МИД о том, что языковой закон будет ущемлять права национальных меньшинств, «потому что изымает уже ранее предоставленное право на использование родного языка», и надежду на то, что Зеленский изменит закон о языке, что «соответствует духу Петра Порошенко», — чистой воды манипуляции.
Транслировать такое нет никаких видимых оснований. Во-первых, этот документ прямо не касается национальных меньшинств. У нас есть закон о нацменьшинствах, ратифицированная хартия региональных языков, а в законе о государственном языке есть поручение правительству в течение шести месяцев внести законопроект, который дополнительно будет защищать языки всех коренных народов и национальных меньшинств. Во-вторых, языковым законом внесены изменения в переходные положения закона об образовании, где изложена главная рекомендация Венецианской комиссии о продлении переходного периода для тех детей, которые начали учиться на языках меньшинств (в частности, венгерском и румынском) еще до вступления в силу закона об образовании. Для таких детей переходный период должен был бы закончиться в 2020 году, а теперь закончится в 2023-ем году. К слову, таким учащимся, которые обучаются на русском языке, переходный период не увеличивается, потому что отведенного времени для носителей русского языка, близкого к украинскому, вполне достаточно, чтобы приспособиться к новым правилам.
И шум из Кремля, и шантаж из Будапешта на самом деле еще могут в какой-то момент сработать и стать поводом к неприятным уступкам. Такой сценарий будет зависеть от уровня сопротивления украинской власти и того, насколько она осознает важность языкового арсенала на вооружении страны, а также недопущении использования его в любых торгах.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
817

Похожие новости
22 августа 2019, 11:10
21 августа 2019, 07:10
22 августа 2019, 16:40
22 августа 2019, 14:00
22 августа 2019, 14:00
22 августа 2019, 14:00

Новости партнеров

Актуальные новости
21 августа 2019, 10:00
21 августа 2019, 18:20
21 августа 2019, 15:30
22 августа 2019, 11:10
22 августа 2019, 02:40
22 августа 2019, 11:10

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ
Загрузка...

Популярные новости
18 августа 2019, 12:00
20 августа 2019, 17:10
16 августа 2019, 01:10
19 августа 2019, 07:30
17 августа 2019, 19:50
19 августа 2019, 18:40
16 августа 2019, 15:10