Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

WSJ: может быть, Кремль и не давал талибам* деньги на убийство американцев

На протяжении многих лет после терактов 11 сентября у США и России была общая цель — свергнуть правительство «Талибана»* (террористической организации, запрещенной в РФ — прим. ред.) и выследить его остатки в сельских районах.
Но в последние годы на фоне взаимных подозрений и планов США уйти из Афганистана, не разгромив талибов, этой общей цели больше нет. Сегодня, на фоне истерии, возникшей в Вашингтоне по поводу заключения разведки, согласно которому Россия якобы платила щедрые вознаграждения талибам за нападение на американских военнослужащих, с этой целью, наверное, можно распрощаться.
В Москве официальные лица категорически отрицают существование какой-либо «программы выплаты вознаграждений». Россия отрицает и свою причастность к череде политических убийств, совершенных в последние годы в Европе, которые, по заявлению американских властей, были делом рук российских спецслужб.
Администрация Трампа также подвергает сомнению существование системы выплаты вознаграждений, заявив, что разведданные об этой практике были непроверенными и просочились в прессу в политических целях. Дональд Трамп назвал доклады разведки «фальшивкой».
Демократы на Капитолийском холме дали понять, что предполагаемая выплата вознаграждений талибам будет проблемой, которая отразится на ходе президентских выборов, когда Трампа, как следует ожидать, подвергнут нападкам за его дружеские отношения с президентом России Владимиром Путиным.
На прошлой неделе, после брифинга с представителями разведслужб спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi) и лидер демократов в Сенате Чак Шумер (Chuck Schumer) выступили с совместным заявлением. По их словам, «об этих докладах разведки стало известно в контексте того, что президент проявляет излишнюю деликатность по отношению к Владимиру Путину, когда речь заходит о НАТО, „Большой семерке", Крыме, Украине и продолжающейся дискредитации репутации и принципиальности наших выборов».
По словам экспертов, при том, что Россия часто на словах выступает за сотрудничество с США в зонах конфликтов, российские вооруженные силы проявляют склонность к балансированию на грани допустимого, нагнетанию обстановки и использованию в своих интересах опасных ситуаций, создавая проблемы командованию американских действующих сил. Документально подтвержденных фактов убийства американских военнослужащих россиянами в зонах конфликта нет, хотя войска США убили большое число предполагаемых наемников из РФ во время авиаудара в Сирии в 2018 году в ответ на действия, которые США назвали неспровоцированным нападением.
Кремлевские наблюдатели утверждают, что российским властям нет никакого политического смысла предлагать талибам щедрые вознаграждения за убийство американцев в Афганистане. По словам Марка Галеотти (Mark Galeotti), старшего научного сотрудника британского Королевского института объединенных служб (Royal United Services Institute), у Москвы есть опыт убийств своих противников за рубежом, но этих врагов считали не какими-то «чужими», а предателями и бывшими исламистскими боевиками в Чечне.
Марк Галеотти говорит, что русские, исходя из своего продолжительного военного опыта в Афганистане, когда местные жители часто вели с ними двойную игру и предавали их, точно знали бы, что о такой «программе выплаты вознаграждений» рано или поздно станет известно в США.
«Пока сложно понять, почему Кремль пошел на такой опасный шаг, — говорит Галеотти. — Выбор американцев в качестве объектов убийства, пожалуй, был бы поводом для серьезной эскалации, вызовом к ответным действиям».
То, как стали возможными сообщения о таких предполагаемых нападениях, становится понятнее в свете 20-летнего президентства Владимира Путина. Оно началось в эпоху, когда Россия называла США союзником в борьбе с терроризмом, и продолжается до сегодняшнего дня, когда отношения ухудшились до такого низкого уровня, что обе стороны рассматривают друг друга как потенциальных противников в Афганистане, а также в Сирии и Ираке.
После терактов 11 сентября 2001 года Владимир Путин был первым в мире лидером, который позвонил президенту Джорджу Бушу-младшему и выразил соболезнования. Путин тогда уже вел кровавую войну против боевиков-исламистов в Чечне, и эта кровавая бойня была чревата тем, что Путин станет изгоем среди западных лидеров.
«Россия не понаслышке знает, что такое террор. И поэтому мы лучше всего понимаем чувства американского народа», — заявил Путин в телеобращении после этого.
Владимир Путин положительно отнесся к вводу американских войск в Афганистан в 2001 году и приказал российскому военному ведомству предоставить американским войскам советские карты и разведданные, чтобы помочь им в разгроме боевиков «Аль-Каиды»* (террористической организации, запрещенной в РФ — прим. ред.). На протяжении многих лет после ввода войск Москва также оказывала силам, возглавляемым США, жизненно важную логистическую помощь, позволяя им направлять грузы в Афганистан по российским железным дорогам, когда более короткие маршруты поставок через Пакистан были небезопасны из-за нападений боевиков.
Москва желала Соединенным Штатам успеха в Афганистане, исходя из практических соображений. До терактов 11 сентября боевики «Талибана» вторгались в соседние с Россией страны Центральной Азии, и Москва считала, что они оказывают поддержку исламистским боевикам в самой России. За год до терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне Москва пригрозила бомбить лагеря исламистов в Афганистане (став из-за этого объектом насмешек) и явно испытала облегчение, когда бомбардировки начали США.
Но, как отмечают эксперты, в военном ведомстве России по-прежнему настороженно относились к намерениям США. Еще свежи были воспоминания о том, как США финансировали исламистских боевиков в Афганистане, которые в 1980-е годы вытеснили советские войска из страны.
По словам экспертов, двойственное отношение России к американскому присутствию усиливалось по мере того, как США, вместо того чтобы полностью разгромить талибов, перенесли основную часть своих боевых действий в Ирак для участия в войне, против которой Кремль возражал. В условиях, когда значительную часть территории Афганистана никто не контролировал, резко возросли масштабы выращивания мака и производства героина, что осложнило внутренние проблемы России с наркотиками.
Еще больше беспокоили Москву сигналы, поступавшие в годы президентства Обамы, о том, что США могут уйти из Афганистана даже в том случае, если талибы не будут разгромлены. Об этом говорит старший научный сотрудник Московского государственного института международных отношений Иван Сафранчук. По его словам, Кремль считал, что увеличение численности войск по приказу президента Обамы в 2009 году было предвестником вывода войск, и чтобы подготовиться к этому, предпринял действия по налаживанию взаимодействия с такими странами в регионе, как Индия, Китай и даже Пакистан, традиционный соперник Москвы.
Иван Сафранчук говорит, что Москва также начала выходить на представителей политических фракций и влиятельных группировок внутри страны. По его словам, эта задача приобрела большую актуальность в 2014 году, после того как Россия вторглась на Украину, а США и Европа в ответ на это ввели в отношении Кремля экономические санкции.
По словам Ивана Сафранчука, Кремль считал Афганистан одной из немногих сфер сотрудничества, где интересы США и России совпадают, но по мере того, как отношения становились враждебными, власти начали беспокоиться, что Афганистан «может стать чем-то вроде Сирии или Украины, где американцы и русские создают друг другу проблемы»
По мнению экспертов, масштабы таких проблем определить трудно. В 2015 году Москва закрыла маршруты доставки грузов НАТО через свои границы. В 2017 году США начали обвинять Россию в поставках оружия талибам, что Кремль неоднократно отрицал.
Москва активизировала контакты с целым рядом группировок внутри Афганистана, некоторые из которых США считают врагами, но которых Москва считает возможным противовесом «Исламскому государству»* (террористической организации, запрещенной в РФ — прим. ред.), говорит Томас Грэм (Thomas Graham), старший советник нью-йоркской консалтинговой фирмы «Киссинджер Эссошиейтс» (Kissinger Associates Inc.) и почетный член Совета по международным отношениям в Вашингтоне.
Если бы Москва действительно поставляла оружие или деньги талибам, вероятным инструментом, как отмечает Марк Галеотти, была бы российская военно-разведывательная структура, Главное разведывательное управление. ГРУ является огромным бюрократическим аппаратом, но оно стало известно американской общественности в основном потому, что служащих ГРУ обвинили во вмешательстве в американские выборы и убийстве за рубежом противников России. Свое вмешательство в выборы Россия отрицает.
По словам Томаса Грэма, разведывательным службам США будет непросто узнать, для чего именно предназначались эти деньги или оружие, и были ли они использованы по назначению.
Сегодня Кабул представляет собой очаг конфликтующих региональных интересов, где посольства России и соседних с Афганистаном стран, готовясь к выводу войск США и возможному краху правительства, пытаются заручиться влиянием различных афганских группировок и политических партий.
«Возможно, некоторые люди и оказывают помощь талибам, но не факт, что их взаимодействие кто-то контролирует, — говорит Томас Грэм. — Деньги взаимозаменяемы, а когда даешь кому-то оружие, его использование особо не проконтролируешь».
* — террористическая организация, запрещена в РФ

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
493

Похожие новости
08 августа 2020, 09:50
07 августа 2020, 16:40
07 августа 2020, 12:50
07 августа 2020, 16:40
07 августа 2020, 01:30
08 августа 2020, 11:40

Новости партнеров

Актуальные новости
06 августа 2020, 14:10
06 августа 2020, 21:40
07 августа 2020, 22:20
07 августа 2020, 12:50
06 августа 2020, 17:50
07 августа 2020, 14:50

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
01 августа 2020, 16:50
01 августа 2020, 13:10
02 августа 2020, 15:10
02 августа 2020, 13:10
01 августа 2020, 15:20
07 августа 2020, 07:10
04 августа 2020, 22:10