Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

wPolityce: Россия и Германия поделят Европу

Интервью с философом, менеджером, бывшим депутатом польского Сейма Юзефом Ожелом (Józef Orzeł).
wPolityce: Как вы оцениваете последние действия России: с одной стороны, она стягивает войска к украинской границе, с другой — идет в дипломатическое наступление. Кремль, судя по всему, старается дипломатическими методами подготовить почву для расширения своей сферы влияния.
Юзеф Ожел: В этом нет никаких сомнений. Думаю, Путин принял решение о ее расширении потому, что в США проиграл Трамп и одержал победу Байден. В Кремле поняли, что демократы не станут заниматься ЕС, а, скорее сконцентрируются на противостоянии Китаю. Доказательством этого служило соглашение между Вашингтоном и Берлином о передаче европейских дел в руки немцев. Германия и Россия будут вести сотрудничество с согласия американцев или, по меньшей мере, в условиях отсутствия сопротивления с их стороны (Белый дом при Байдене согласился на завершение строительства «Северного потока — 2»).
Америка и Германия предоставили России массу доказательств того, что она может совершенно свободно расширять сферу своих влияний. Совершенно естественно, что она этим и занялась. В этом контексте я бы рассматривал конфликт, который устроила на границе Белоруссия, как элемент российского наступления. Цель состоит, в частности, в том, чтобы Польша сосредоточила на нем все внимание и не имела ни времени, ни сил сопротивляться будущему соглашению Москвы с ЕС (Берлином).
Политические и дипломатические шаги в рамках отношений Европы и Америки с Россией указывают, что Москва решительно движется к тому, чтобы заставить «партнеров» заключить договор о разделе сфер влияний, то есть включить в российскую весь восточный фланг Евросоюза и НАТО.
На это намекнул Путин на заседании коллегии МИД РФ, говоря, что Москва хочет обезопасить свои западные границы. Речь идет не только об Украине и тем более Белоруссии, но и о странах Балтии и Польше, ведь мы граничим с Калининградской областью. Поражает то, что за заявлением Путина не последовала жесткая реакция ни польского, ни европейского руководства.
Можно предположить, что Россия хочет демилитаризации восточного фланга ЕС и НАТО или, по меньшей мере, отсутствия там современных наступательных вооружений, ракет средней и большой дальности. В этом контексте можно задаться вопросом, почему процесс перевооружения польской армии идет уже столько лет, а таких ракет мы до сих пор не имеем. Это показывает, как велико влияние в Польше лоббистов России.
Аналитики обращают внимание на сложную игру, которую ведут Москва и Пекин. С одной стороны, они ведут сотрудничество в военной области (учения, обмен опытом и технологиями, продажа вооружений), с другой — каждый из партнеров хочет, чтобы конфликт с Америкой обременял другого. Вернемся, однако, к европейским претензиям России. Западные политики уверяют, что «мы не отдадим даже пуговицы от мундира», а вопрос присоединения Украины к НАТО россиян не касается. Однако я напомню, что спровоцировало нападение РФ на восточные регионы Украины, ведь здесь просматривается аналогия. Киев и ЕС хотели заключить соглашение о партнерстве, а Москва сказала, что этого не допустит. Тогда Меркель рискнула и попыталась продвинуть этот проект, который означал радикальный разворот Украины к Западу. Перспектива вступления этой страны в Альянс, даже весьма отдаленная, для России означает пересечение того, что министр Лавров назвал красной линией.
Намерения России простираются дальше. Она стремится восстановить, как это стало называться после подписания Версальского договора, «концерт держав», вернуться к «ялтинскому» разделу сфер влияний.
— Но только ли Россия этого хочет? В новом немецком коалиционном договоре говорится, что Германия будет стремиться к федерализации Евросоюза, а всем известно, что первую скрипку в нем играет Берлин. Насколько актуален сейчас союз России и Германии, о котором много лет говорилось? Будет ли в контексте того, что США переложили ответственность за безопасность в Европе на немцев, претворяться в жизнь проект создания единого пространства от Владивостока до Лиссабона?
— Это не союз, а ведущееся в разных плоскостях сотрудничество партнеров, имеющих собственные интересы. Каждая сторона думает, что ей удастся перехитрить и обыграть вторую, что она держит все под контролем. Сначала удалось выиграть Германии, которая получила согласие на объединение, но с приходом Путина Россия стала извлекать из этих отношений больше пользы: она обретает современные технологии и зарабатывает огромные на нефти и газе. Эти средства, как отмечал президент Трамп, идут на восстановление и модернизацию российской армии.
Как Москва контролирует ситуацию, мы видим на примере газового «кризиса», в результате которого до исторического максимума выросли цены газа и доходы «Газпрома». Манипуляции российского концерна не встретили никакого противодействия со стороны Германии или ЕС, но именно немцы дали «Газпрому» возможность провести операцию, поскольку они сознательно продали ему крупнейшие подземные газохранилища. Если у вас есть и трубопровод, и хранилища, вы можете контролировать и процесс дистрибуции, и цены.
Это еще не все. Немцы дали России фору, отказавшись от ядерной энергетики, что было совершенно неразумно с экономической точки зрения. Опасения, что может произойти такая авария, как в Фукусиме, не имеют под собой оснований, ведь в Германии пока нет ни океана, ни цунами. Реальная причина сокращения производства электроэнергии, тем более на таких объектах, которые вырабатывают его постоянно, не завися от солнца или ветра, состоит в создании необходимости закупать российский газ.
Правительство Ангелы Меркель втянуло в это Германию на десятилетия, обрекло ее на зависимость от российского газа только ради того, чтобы прочно связать две страны друг с другом. Перед Польшей и другими странами встает необходимость создания внутриевропейских союзов, которые могли бы уравновесить силу Берлина и ослабить его союз с Москвой.
— Не следует ли в создавшейся ситуации, перед лицом такой угрозы отказаться от зеленой политики, которую продвигает ЕС, и попытаться создать в регионе экономический потенциал, который в будущем послужит для наращивания оборонного потенциала?
— Ваш вопрос сводится к тому, следует ли Польше выйти из Европейского союза. Зеленая политика имеет как минимум два аспекта. Первый связан с бизнесом. Германия давно начала развивать (собственно, не слишком сложные) технологии использования солнца и ветра, став в них лидером. И тогда немцам удалось приступить к внедрению второго аспекта: запустить движение зеленой политики, борьбы с климатической катастрофой, с человеком как разрушителем природы. И вы задаете вопрос, способна ли Польша склонить большинство членов ЕС отказаться от этого или хотя бы замедлить революцию? А если у нас ничего не получится, нам придется покинуть ЕС? В таком случае мы очень скоро попадем в российскую сферу влияния, если не обеспечим себе прочный военный союз с США.
— Это будет нелегко…
— Будет сложно, но я хотел бы обратить внимание на то, что недавно произошло. Американцы обнародовали новую геополитическую стратегию, в которой говорится, что они не только не собираются уходить из Европы, но и планируют нарастить там военное присутствие. Разумеется, на первое место по важности ставится конфликт с Китаем, но на втором должна остаться Европа, то есть конфликт с Россией, а все это — ценой ухода с Ближнего Востока, что для мира очень плохо. Америка ослабляет саму себя уже не первый год, в первую очередь посредством гендерной революции, так что, казалось бы, она не может заниматься несколькими конфликтами одновременно.
Но так ли это на самом деле? Американцы продемонстрировали свою силу, стремительно создав с Великобританией и Австралией альянс, призванный остановить экспансию Китая в океанах. Получается, можно что-то предпринять, не жертвуя ради союза большими средствами или военными силами. Нечто подобное хотел сделать в Европе Трамп, переложив расходы на союзников из Евросоюза. Почему же тогда не удалось использовать тот же метод на Ближнем Востоке? Там есть страны, среди которых можно в первую очередь упомянуть Саудовскую Аравию, готовые щедро платить, и это бы не позволило придти в регион России.
Вернусь к вашему вопросу. Когда Польша вступала в серьезный спор с Евросоюзом на тему верховенства права, она не предполагала, что тот будет настолько активно вмешиваться в наши дела, обходя собственные законы и договоры. Сейчас это ослабляет нашу позицию и осложняет задачу выстраивания союзов внутри ЕС, которые нужны для сдерживания российских поползновений.
— Благодарю за беседу.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники



Загрузка...
571

Похожие новости
18 января 2022, 09:20
17 января 2022, 23:50
18 января 2022, 11:20
17 января 2022, 23:50
18 января 2022, 05:30
17 января 2022, 23:50

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
18 января 2022, 11:20
18 января 2022, 11:20
17 января 2022, 23:50
18 января 2022, 11:20
18 января 2022, 09:20
18 января 2022, 09:20

Выбор дня
24 января 2022, 00:40
23 января 2022, 17:10
23 января 2022, 11:30
23 января 2022, 13:20
24 января 2022, 00:40

Новости партнеров

Больше интересного

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
19 января 2022, 16:10
18 января 2022, 09:20
20 января 2022, 09:20
23 января 2022, 00:00
21 января 2022, 10:00
19 января 2022, 22:00
21 января 2022, 15:40