Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Война за Украину: мифы и реальность (Forum 24)

С 2014 года на Украине ведутся военные операции и бои, гибнут люди, упадок и разорение охватили целые регионы и не только на Донбассе. Сначала мировые СМИ внимательно следили за событиями в этой стране, но со временем интерес к конфликту стал падать. В 2021 году наблюдается очередной рост напряженности и угроз со стороны Российской Федерации. Достаточно вспомнить переброску тяжелой техники к границе и недавние войсковые учения.
Во время текущего вооруженного конфликта Украина совершила несколько ошибок, в том числе недооценив массированное применение дезинформации, которая дополнительно обостряла ситуацию и дестабилизировала страну. Однако главное остается неизменным. Украина стремится консолидировать территорию собственного государства, которую не контролирует по разным причинам. Главная проблема заключается в том, что она не может справиться с мощной вооруженной поддержкой, которую повстанческим псевдореспубликам Донбасса оказывает Россия.
Пожалуй, трудно охарактеризовать ситуацию в регионе, где уже седьмой год идут бои, иначе как патовую и как замороженный конфликт. Куда же уходит историческими корнями русско-украинская вражда?
Путь к украинскому освобождению
Корни современных исторических проблем можно найти на территории Восточной Европы уже в Средневековье, когда ее контролировало польско-литовское государство, а затем поглотила растущая царская Россия. Плодородные почвы, ресурсы и даже рабы в качестве рабочей силы — все это с незапамятных времен привлекало сильных соседей этой страны на краю Европы. Кстати, отсюда и ее название — Украина.
Перелом настал в 1648 году, когда вспыхнуло кровавое восстание казаков под предводительством Богдана Хмельницкого. В ходе продолжавшегося шесть лет конфликта казаки доказали, что готовы бороться за свои права, и тем не менее это украинское «протогосударство» так и не смогло отстоять себя и погибло.
Поэтому украинцы шли на определенные союзы, и вслед за крымскими татарами объединились с Россией. С 1654 года левобережная Украина относилась к России, чье влияние в этих краях постоянно росло. После раздела Польши Российская империя получила еще и большую часть правобережной Украины.
Намного запутаннее ситуация была на Украине в XIX и, главное, в ХХ веке, и происходившее тогда уже напрямую связано с современными событиями. Украинцы, которые жили в Австро-Венгрии, прежде всего в Галиче, Буковине и Уграх, в отличие от тех, кто жил в России, получили возможность эмансипироваться в национальном и гражданском отношении. Но постепенно и в Российской империи украинским народным будителям, литераторам и другим видным фигурам удалось привить значительному числу людей идею об украинском своеобразии и независимости.
Если говорить о конкретных людях, то стоит назвать хотя бы одно имя, и это, конечно, Тарас Шевченко, которого царский режим преследовал и бросил в тюрьму. Первая мировая война разрушила Российскую империю, которая не смогла довести войну до конца, поскольку была недостаточно готова, потеряла огромное количество солдат и быстро разлагалась изнутри. Русские большевики, которые больше всех выиграли от этого разложения и пришли в итоге к власти, конечно, не хотели терять Украину. Уж слишком важна, плодородна и богата она была.
В регионе менялись правительства разного политического толка и ориентации. Украинцы воевали с поляками, с русскими большевиками и очень часто друг с другом. Ситуация стабилизировалась только тогда, когда Украину опять поглотили другие государства. На этот раз — возрожденная Польша (меньшую часть) и Россия (большую часть), а точнее зарождающийся Советский Союз.
Между Польшей и советской Россией
В межвоенный период в западной эмиграции сформировалась Организация украинских националистов (ОУН), основанная в 1929 году в Вене, и ее первым председателем стал Евгений Коновалец. ОУН создали все те, кого не устраивало сложившееся положение и кто ставил себе главной целью возникновение независимой Украины. Причем члены ОУН не жалели жизнь своих врагов и свои собственные, прибегая порой даже к террористическим методам. Большую огласку получило, прежде всего, покушение на польского министра внутренних дел Бронислава Перацкого в 1934 году, который, правда, выступал за толерантное отношение поляков к украинскому меньшинству в межвоенной Польше. За организацию этого покушения арестовали и молодого Степана Бандеру, которого сначала даже приговорили к смертной казни.
В случае Польши можно говорить об ошибочном подходе к украинскому меньшинству, которое не имело возможности участвовать в руководстве страной так, чтобы проявить себя благодаря собственным возможностям и численности. Весь юго-восток тогдашней Польши при этом был преимущественно украинским, и только центры крупных городов, таких как Львов, населяли преимущественно поляки. Поэтому радикалы и националисты и не гнушались террористическими методами, таким как упомянутое покушение. Режим после него еще больше ужесточился, и в результате покушение только навредило украинцам. Однако радикалы добились своего тем, что мировая пресса обратила внимание на проблему борьбы за украинское национальное освобождение. Крупные украинские диаспоры, рассеянные по всему миру, долгое время поддерживали эти устремления.
Но то, что пережил украинский народ в Советском Союзе, а это не только голодомор в 1932 и 1933 году, иначе как террором не назовешь. Нередко те события также называют геноцидом. Против этого вряд ли что-то можно возразить, если знать хотя бы количество жертв. Правда, только по идеологическим причинам советское правительство не подчеркивало этнические и культурные отличия населения, проживающего на советской Украине.
Тем не менее советская власть всегда считала украинских националистов и умеренных патриотов, земледельцев, врачей, учителей и вообще интеллектуальную элиту угрозой и сообразно с этим с ними обращалась. Проблемой также стала коллективизация и то сопротивление, которое Украина оказывала многим инициативам центра. Местные жители не верили, что в результате советских экспериментов их жизнь улучшится, и во многих случаях их подозрения оправдались.
Как бы там ни было с голодомором: была ли это запланированная акция Сталинской тирании, с помощью которой власть хотела сломить сопротивление украинцев, или просто результат беспомощности администрации, не способной наладить снабжение продовольствием, хотя в тот период, когда СССР вывозил продукты за рубеж, ответственность в любом случае лежит на советских органах и правительстве.
Жертвами этой политики стали как минимум четыре миллиона человек, но чаще встречается предполагаемая цифра семь миллионов. Этот ужас, то есть голод, стереть из коллективной памяти украинцев не так-то просто. Также важен тот факт, что тогда на Донбасс, опустевший из-за голодомора, переезжали новые колонизаторы, прежде всего из Центральной России. Разумеется, они не были носителями украинской культуры и к местному укладу привыкали медленно и трудно. Вот почему сегодня Донбасс так отличается от других частей Украины.
Меж двух огней: немецким нацизмом и советским коммунизмом
Вторая мировая война нанесла по Украине удар такой силы, какой вряд ли пришелся на какой-то другой регион мира. Так, западу современной Украины, где проживали более свободолюбивые жители, из-за пакта Молотова — Риббентропа (1939), то есть после того, как эта часть побежденной Польши отошла СССР, пришлось привыкать к советскому террору. Достаточно было одного подозрения в антирежимной деятельности или недостаточного восторга от новых порядков, чтобы последовала депортация или физическое уничтожение.
Подобная несправедливость и насилие формировали очередное поколение радикалов в националистических организациях, таких как ОУН. Поэтому в этой среде еще на протяжении долгого времени яростный отпор оказывался всем, кто контролировал регион в тот или иной момент, а значит, препятствовал достижению мечты националистов о независимой Украине.
Равновесие опять нарушилось после нападения на СССР нацистской Германией, ее прежнего союзника. Националисты, включая Бандеру, хотели помогать наступающим немцам и ждали, что за это они смогут наконец установить на Украине собственные порядки. Однако их ожидало разочарование, так как не прошло и трех дней после официального провозглашения независимой Украины в только что взятом Львове 30 июня 1941 года, как их всех арестовали. Сотни из них казнили, а тысячи отправили в немецкие концлагеря.
Самого Бандеру интернировали в Заксенхаус, потому что он был символом сопротивления и мог еще пригодиться немцам. Но с тех пор он де-факто превратился в политический труп без прямого влияния на последующие события. В Освенциме умерли двое его братьев, и сам он потерял веру в немцев и больше никогда с ними организованно не сотрудничал.
Вооруженным ответвлением ОУН во время Второй мировой войны в 1942 году стала Украинская повстанческая армия (УПА) (запрещенная в РФ организация — прим. ред.), которая контролировала обширную территорию, которую нацистская оккупационная администрация была не в силах контролировать сама. УПА держала все под контролем, и ее «власть» наступала, прежде всего, ночью. Исключением оставались, пожалуй, только крупные города. УПА воевала со всеми: с нацистской оккупационной администрацией, с польскими боевыми организациями и советскими партизанами, чьи отряды постоянно множились.
Сложилась такая же запутанная ситуация, как на Балканах, где друг с другом воевали четники, усташи и Тито. В Галиче и Волыни представители разных сил, бывало, заключали временные союзы. Вообще же кровь лилась рекой, и во время ответных операций гибли тысячи мирных жителей, как, например, в Чески-Малин, где проживали волынские чехи. Село сжег немецкий карательный отряд.
Жертвы Волынской резни в деревне Липники, 1943
Правда, таких сожженных сел, украинских и польских, в этих краях были сотни. Вскоре нацистскую оккупационную администрацию сменила советская власть, которая вернулась к репрессивным инструментам, уже опробованным в прошлом. В последующие годы число украинцев в лагерях ГУЛАГа резко возросло.
Как сказалось на украинском менталитете это военное беснование, когда украинцы не раз попадали меж двух огней — между двумя тоталитарными геноцидными режимами? Все это опять-таки тесно связано со спецификой, населяемого украинцами региона. В УПА постепенно вступили десятки тысяч людей, в основном выходцев из Западной Украины и Юго-Восточной Польши.
Но, несмотря на то, что случилось в прошлом, в рядах Красной армии воевали миллионы украинцев. Таким образом, диспропорция налицо. Украинцы также больше всех потеряли на восточном фронте: не менее восьми миллионов человек, включая мирных жителей.
Собственно говоря, несколько парадоксально, что победу в Великой Отечественной войне (1941 — 1945), как немецко-советскую войну назвали кремлевские правители, узурпировала современная Россия, а о заслугах других постсоветских стран никто не вспоминает. Напротив, для российских историков и официальной российской государственной концепции событий тех лет роль УПА остается бельмом на глазу.
Здесь, однако, нужно отметить, что украинские националисты участвовали и в тех операциях, которые действительно невозможно оправдать из-за их жестокости и последствий для мирного населения. Подобные вещи дискредитировали их легитимную цель — украинскую независимость. Я имею в виду, в первую очередь, волынскую резню поляков, устроенную определенной частью ОУН и УПА в 1943 году с целью шокировать местное польское население и заставить его покинуть область, чтобы там навсегда остались одни украинцы. Даже по прошествии времени ничто не компрометирует намерения украинских националистов больше, чем подобные поступки.
«Объединенная» советская Украина
Тем не менее нужно сказать, что данный этнический конфликт между поляками и украинцами, который унес множество жизней по обе стороны и за который поляки потом мстили украинскому населению, был, даже несмотря на десятки тысяч погибших, всего лишь трагическим эпизодом в титанической борьбе немецкого нацизма и советского коммунизма, унесшей жизни десятки миллионов человек.
Кроме того, в регионе, где были совершены эти преступления, в воцарившемся тогда вакууме власти было возможно все, и советским партизанам и нацистской оккупационной администрации эта грызня была только на руку. Ведь поляки и украинцы истощали друг друга, а потому уже не могли впоследствии сопротивляться новым геополитическим изменениям, которые после Второй мировой войны им были навязаны. Из-за этого граница Польши сместилась на запад в ущерб побежденной Германии, а украинцы свою государственность так и не отстояли и почти всех их поглотил СССР.
Консолидация ситуации на Западной Украине продолжалась еще много лет и ускорилась с депортацией украинского населения. ОУН и УПА утратили свою естественную базу в Юго-Восточной Польше, и в итоге советская власть сломила сопротивление на Западной Украине, задействовав огромные силы советского аппарата безопасности и специальных войск. Вплоть до 50-х годов советские коммунистические функционеры считали наказанием назначение на Западную Украину. Многие из них даже поплатились жизнью.
Но огромное количество местных жителей по-прежнему подвергались разного рода гонениям, а право и справедливость не играли никакой роли при выборе методов, которыми власть продолжала подавлять тлеющее сопротивление. Символическим концом организованного сопротивления можно считать 1950 год, когда в перестрелке с советскими агентами погиб командующий УПА Роман Шухевич.
Жизнь на Украине при советском режиме и после войны продолжалась. Выросли новые поколения. Самые страшные эксцессы межвоенного, военного и послевоенного времени уже не повторялись, но права украинцев долгое время подавлялись. В редкие моменты разрядки возрастал интерес к украинской культуре и языку, но потом все вытеснила наднациональная концепция «советского человека», которому безразлично, откуда он родом и на каком языке говорит. Его главной идеей была идея равноправия каждого с каждым и строительство светлого завтра.
То, что это лицемерная ложь, проявлялось на каждом шагу, и для советских функционеров жизнь на Украине, которую продолжали грабить, была, в том числе, с материальной точки зрения простой и приятной. Вездесущая коррупция, клиентелизм и неэффективность советской системы наконец привели к тому, что она себя исчерпала. Причем одним из переломных моментов, который показал, насколько «хорошо» советское правительство управляет страной, стала чернобыльская ядерная авария, произошедшая в апреле 1986 года.
Рождение независимой Украины
В 1991 году, после столетий сопротивления и войн, появилась независимая Украина. Есть данные, согласно которым, в ХХ веке каждый четвертый украинец погиб насильственной смертью или из-за голодомора.
Независимая Украина, однако, не справилась со своим перерождением в современное государство ни с экономической, ни с мировоззренческой точки зрения. Советские порядки как будто неисправимы, и украинское политическое руководство до сих пор не способно управлять страной, руководствуясь долгосрочной концепцией развития, не запачкавшись при этом коррупцией или другими серьезными проступками. Поэтому каждый политик, получивший поддержку на Украине, как правило, быстро ее теряет.
Украиной не руководят и не могут руководить сильной рукой, в отличии от Белоруссии или России. Для этого Украина слишком велика и разнообразна. Поэтому ее жителям просто необходимо как-то договориться, и без компромиссов тут не обойтись. В 2004 году по Украине прокатились массовые протесты (так называемая оранжевая революция) против фальсификации выборов в пользу Виктора Януковича. Когда выборы повторились, подавляющим большинством был избран его конкурент — ориентированный на Запад Виктор Ющенко. Но и его правительство не принесло стране процветания и сгинуло в трясине скандалов и подозрений, в которых была замешана премьер-министр Юлия Тимошенко.
Почти все видные фигуры украинской политики еще долго после рубежа тысячелетий продолжали демонстрировать воспитание, поведение, манеру правления, сформированные еще в советские времена, и также им не были чужды разные сомнительные связи с местными преступными авторитетами. Это повлияло на то направление, в котором решила двигаться Украина, а точнее на то, где она топталась на месте.
Даже XXI век пока не принес Украине желаемых и необходимых перемен. Более того, страна с невероятным потенциалом оказалась под геополитическим давлением. Тут мы подходим непосредственно к корням того, что в заголовке статьи я назвал «войной за Украину». Эта война идет уже не только на Украине, а на самом деле скорее ведется за нее, то есть за страну как таковую, ее суть, геополитическую ориентацию и потенциал, которым она обладает. Я лишь коротко, со своей точки зрения, опишу произошедшее на Украине с 2013 года. Эти события ясно свидетельствуют о неразрывной связи между украинским прошлым и настоящим, которое опять оказалось безрадостным.
Как и в 2004 году, в ноябре 2013 года вспыхнули протесты. Но на этот раз поводом стал отказ от подписания договора об ассоциации с Европейским Союзом Виктора Януковича, который, несмотря на свое темное прошлое и даже тюремный срок, все же стал президентом в 2010 году.
Украина стояла на перепутье, и было понятно, что она должна выбирать. Русскоязычные регионы и Крым призывали к сближению с Россией и экономической интеграции с восточным соседом.
Если рассмотреть давно сложившуюся экономическую ситуацию России, которая получает значительную часть своих доходов исключительно от продажи энергоносителей, то такую экономику конкурентоспособной точно не назовешь. Поэтому уместен вопрос, насколько выгодной для Украины была бы ориентация на экономику России? Или это лишь позволило бы оттянуть крах, как уже было при СССР? К тому же в распоряжении у России намного больше ископаемых, чем у Украины, в том числе благодаря ее огромным размерам.
Портрет отстраненного от должности президента Украины Виктора Януковича на площади Независимости в Киеве
Из-за тяжелой экономической ситуации Янукович взял у России два миллиарда долларов (так в тексте, на самом деле кредит был выдан на три миллиарда долларов — прим. ред.), и сначала некоторое время игнорировал мнение протестующих. Правда, постепенно ситуация менялась, и на Майдан, центральную площадь Киева, приходило все больше демонстрантов, которые хотели возобновить подготовку к подписанию договора об ассоциации с ЕС и не желали ориентироваться только на РФ. Режим Януковича хотел подавить протесты силой, но ситуация вышла из-под контроля. Число жертв постоянно росло.
Со временем обстановка не стабилизировалась. Напротив, напряжение продолжало расти. Пик пришелся на 20 февраля 2014 года, когда за один день погибли 80 человек. Никакие договоренности о прекращении насилия противоборствующие стороны не соблюдали, и, по всей видимости, в той накаленной обстановке это было просто невозможно.
Янукович бежал в Россию, а затем был свергнут. Позднее на Украине состоялись новые президентские выборы. Страна тогда переживала период консолидации и была крайне ослаблена из-за предшествующих событий, которые настроили одних граждан против других. Именно в этот момент в украинские дела откровенно и навязчиво вмешалась Россия.
Российская агрессия против Украины
В марте 2014 года Россия, нарушив международное право, аннексировала полуостров Крым, где провела незаконный референдум. Де-юре Крым остается частью Украины, но де-факто он был присоединен к России. Российская сторона идеально подготовила эту операцию с точки зрения логистики и создала постоянную напряженность в целом регионе.
С точки зрения исторических параллелей ситуация больше всего похожа на аннексию Судет в 1938 году. Там тоже проживало население, которому трудно было принять тот факт, что теперь они проживают в Чехословакии, и Гитлер этим воспользовался как поводом для дальнейшей экспансии. И все же только давление извне тогда и сейчас настолько обострило ситуацию, что территория была присоединена к другому государству.
А ведь Крым располагал широкой автономией с собственным парламентом. На полуострове три языка обладали статусом официального: русский, украинский и крымско-татарский. Причем сама Россия гарантировала территориальную целостность Украины вместе с Крымом, когда подписала так называемый Будапештский меморандум в обмен на то, что Украина отказалась от ядерного оружия.
Потом против России ввели первые санкции. В аннексии Крыма важную роль сыграла и российская пропаганда, которая вбрасывала массу дезинформации и преподносила отторжение территории как волю всех жителей и как ситуацию, виновата в которой сама Украина. Только по прошествии времени сам Владимир Путин признал, что операция была подготовлена и что в ней принимали участие российские вооруженные силы без знаков отличия.
Но Крым, из-за которого Украина все равно не стала бы воевать с более сильной в военном смысле Россией, не был единственным регионом, где обострилась ситуация после протестов на Майдане. На востоке Украины начались демонстрации граждан недовольных провозглашаемой прозападной ориентацией страны и новым временным политическим руководством. Дополнительный импульс протестам дало и отторжение Крыма.
В апреле 2014 году в Луганске и Донецке на Донбассе провозгласили новые «республики». Также в апреле начались первые операции украинской армии на востоке Украины, целью которых было сохранить целостность и суверенитет государства.
Конечно, некоторые вопросы вызывает применение силы в жилых кварталах, но в подобной ситуации любое государство задействовало бы армию. Россия сама применяла вооруженные силы, например, во время нескольких операций по возвращению Чечни. Ослабление Украины и проницаемость восточной границы вылились в то, что практически немедленно против регулярной украинской армии выступили вооруженные силы повстанцев. Уже доказано, что с самого начала в рядах «сепаратистов» воевали и российские солдаты «в отпуске» и скрыто им помогали российские спецподразделения.
Помимо прочего, украинская армия долгое время оставалась слабой из-за нехватки средств и коррупции. Именно Янукович значительно сократил численность военнослужащих. Военное безумие охватило значительную часть страны. Армии удалось взять некоторые области, например важный город Славянск, но вернуть Луганск и Донецк она не смогла.
Дальнейшие бои и, прежде всего поражение в донецком аэропорту и, главное, битва под Дебальцево, подтверждают, что с военной точки зрения положение Украины оставалось патовым. Даже если бы она попыталась силой вернуть себе контроль над оставшейся частью своих территорий, то Россия отправила бы в повстанческие регионы, скрыто или открыто, новые силы. Однако антиправительственные силы контролируют сейчас относительно небольшую территорию, и поэтому людям выживать там трудно.
Кроме того, ясно, что эти регионы с умирающей тяжелой промышленностью и угольными шахтами не смогли бы выживать без России. Найти как-то приемлемый выход из этой ситуации очень сложно, хотя закончить войну клялись многие украинские политики, включая нынешнего президента Зеленского.
Украина в дезинформационной войне
Итак, мы подошли к нынешнему обострению. В начале 2021 года напряженность у границы с Украиной снова начала расти, участились перестрелки между Украиной и повстанческими отрядами, хотя мирные минские договоренности предполагают перемирие и отвод тяжелой техники. Как подтверждают снимки со спутников и фотографии местных жителей, у границы с Украиной Россия расширяет свое военное присутствие, создает лагеря с большим количеством тяжелой техники и в конце апреля 2021 года провела войсковые учения прямо у украинских границ.
С 2014 года между Россией и Украиной произошел целый ряд инцидентов. Несколько раз стороны высылали дипломатов. Но впервые после начала непризнанной российско-украинской войны возникла угроза прямого нападения российской армией. Собранных сил ей для этого, несомненно, хватит.
Чрезвычайно важную роль в войне за Украину играет информация вокруг этого продолжающегося уже более семи лет конфликта, который разросся до нынешних масштабов совсем не спонтанно. Агрессивные российские и пророссийские СМИ продуцировали дома и за рубежом невероятную массу лжи, фейков, выдумок, полуправды и намеренных искажений.
Еще никогда раньше в новостях не было столько фальсифицированной информации, а в некоторых репортажах российских телеканалов фигурировали нанятые актеры. Однако качество этой пропаганды, предназначенной в основном для российской публики, снижает тот факт, что порой актеры повторялись в течение короткого времени. В одном репортаже мы видели даму, изображающую из себя пророссийскую протестующую в аннексированном Крыму, а в другом — та же женщина играет проевропейскую протестующую на Майдане. И все это без каких бы то ни было сомнений и угрызений.
Легендарным стал репортаж, в котором нанятая актриса рассказывает, как после взятия Славянска украинские солдаты распяли ее трехлетнего сына. К счастью, ничего подобного не произошло, но даже рассказ о столь трагичном событии наносит большой вред.
Но если бы мы все обладали развитым критическим мышлением и проверенной информацией, то репортажи подобного «качества» могли бы показаться нам чем-то совершенно незначительным, ведь они настолько абсурдны, что, пожалуй, никто им не верит. Однако из-за длительного воздействия такой пропаганды заявленный враг полностью лишается всего человеческого, и тогда одна трагедия приводит к другой.
Говоря о лжи вокруг украинского национализма в общественном пространстве, нужно добавить, что в процессе национального освобождения Украинцев в ХХ веке действительно случались насильственные эксцессы на фоне тяжелого положения, в котором пребывал весь регион в межвоенное и послевоенное время.
Марш националистов на Украине
Таким образом, эта тема противоречива сама по себе. Тем не менее российские и пророссийские СМИ называли прозападных демонстрантов на Майдане «фашистами» и «бандеровцами». Но это бессмысленный анахронизм. Это все равно что называть современный чешский народ «участниками антифашистского сопротивления» или, наоборот, «коммунистами».
То есть эти понятия применяются тут ошибочно. Кроме того, украинская политика мало что переняла у националистических движений, и их проявления остаются локальными. За последние 20 лет радикальные партии, такие как «Правый сектор» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.), провалились абсолютно на всех типах выборов и получили в украинской Раде, где 450 членов, всего несколько кресел. Несмотря на все проблемы, кризисы и неутешительные итоги, украинское общество на общегосударственном уровне проявило устойчивость к политическому экстремизму.
Тем самым я, конечно, не утверждаю, что националистические организации не пользуются влиянием. Проблемой остается и участие добровольческих батальонов в нынешней войне (это подтверждение ограниченных возможностей украинской армии). И тем не менее радикальные политические тенденции не сказываются на результатах выборов, где граждане выбирают направление для своей страны.
Также интересно, что в начале российско-украинского конфликта в 2014 году, когда проводился опрос на тему того, как украинцы относятся к Степану Бандере, большинство ответили «скорее негативно» или признались, что почти ничего не знают о нем. Позитивно его оценивала лишь малая часть респондентов на западе страны. По всей видимости, столь акцентируемая антирусская составляющая наследия Степана Бандеры для большинства украинцев не столь важна, как утверждает российская пропаганда.
Главным различием между украинским и русским национализмом заключается в том, что русский обращен внутрь и за границы страны. Это подтверждает нынешняя агрессивная российская политика. Украинский же национализм со всеми его противоречиями обращен только внутрь, на собственную страну.
Свобода никому не обещана
Какие уроки мы можем извлечь из трагической украинской истории и вызовов современности? Нам необходимо понимать, какие исторические процессы сопровождали формирование того или иного государства. Тут также стоит напомнить, что любое государство мира — де-факто искусственный конструкт, в появлении которого свою роль сыграли случай и внешнее влияние.
В случае Украины мы говорим о своего рода коллективной памяти, в которую врезались страдания и давление со стороны более сильных соседей, и просто невероятно, что даже в XXI веке этот процесс так и не завершился.
Поэтому Чешской Республике с ее собственной исторической традицией стоит с большим пониманием относиться к Украине. Тем печальнее мне видеть, что некоторые наши сограждане не понимают: происходящее там нас тоже касается, ведь свобода никому не обещана.
Все это может казаться нам чем-то далеким от нас, но наше общество сейчас проходит такое же испытание российской дезинформацией и переживает кризис ценностей. Поэтому необходимо прояснить для себя, кто мы и кем хотим быть!
Автор — Томаш Ржепа, Ph.D., историк, преподает в Университете обороны и Университете им. Масарика в Брно, специализируется на политической и военной истории Центральной и Восточной Европы. Статья основана на его монографии «Бандеровцы» (2019).

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
1954

Похожие новости
18 июня 2021, 08:50
18 июня 2021, 16:30
18 июня 2021, 18:20
18 июня 2021, 16:30
18 июня 2021, 18:20
18 июня 2021, 14:30

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
18 июня 2021, 14:30
18 июня 2021, 16:30
17 июня 2021, 15:50
18 июня 2021, 12:40
18 июня 2021, 14:30
18 июня 2021, 12:40

Выбор дня
18 июня 2021, 10:50
18 июня 2021, 13:10
18 июня 2021, 07:00
18 июня 2021, 12:40
17 июня 2021, 23:20

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
13 июня 2021, 13:20
12 июня 2021, 17:00
16 июня 2021, 01:50
12 июня 2021, 02:40
12 июня 2021, 14:10
16 июня 2021, 01:50
12 июня 2021, 14:30