Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Умер Ричард Пайпс, исследователь истории России

Ричард Пайпс, автор монументальной острополемической серии исторических работ о России, русской революции и большевистском режиме, а также главный советник администрации Рейгана по вопросам советской и восточноевропейской политики, умер в четверг в доме престарелых рядом со своим домом в Кембридже, штат Массачусетс. Ему было 94 года.
Его сын Дэниел подтвердил факт смерти.
Профессор Пайпс, который всю свою академическую карьеру провел в Гарварде, занял свое место в первом ряду изучающих Россию историков в 1974 году после выхода публикации «Россия при старом режиме». Но гораздо более широко известным он стал как интеллектуал-общественник, глубоко скептически относившийся к политике разрядки в отношениях между США и СССР.
В 1976 году он возглавлял группу военных и внешнеполитических экспертов, известных как «Команда Б» (Team B), которая в ходе анализа советской военной стратегии и внешней политики в конечном счете пришла к пессимистическим выводам. Отчет группы, подготовленный по заказу Центрального разведывательного управления, послужил в качестве противовеса анализу, собственных экспертов ЦРУ — «Команды A». Он помог активизировать деятельность консервативной оппозиции переговорам об ограничении вооружений и примирению с Советским Союзом. Это заложило основу для политики Рональда Рейгана по противодействию советской внешней политики и стремлению подорвать влияние Москвы в Восточной Европе.
При написании многообещающих работ о русской революции и большевистском режиме, профессор Пайпс в составе неоконсервативного «Комитета по существующей опасности» (Committee on the Present Danger, CPD — прим. перев.) в конце 1970-х годов, а также в качестве руководителя восточноевропейского и советского направления Совета национальной безопасности президента Рейгана, продолжал вести кампанию за более жесткую внешнюю политику в отношении Советского Союза.
Несмотря на свою публичность, он, прежде всего, считал себя исследователем русской истории, политики и культуры — и почитал за большую честь заниматься этим. Сильный и стильный писатель с широким взглядом на историю, профессор Пайпс охватил почти 600 лет русского прошлого в своей работе «Россия при старом режиме», где он отказался от хронологического подхода и рассматривал свой предмет по каждой из тем отдельно: крестьянство, церковь, взаимоотношения государства и интеллигенции.
Один из наиболее оригинальных его выводов заключается в том, что он видел корень многих бед России в неспособности избавиться от статуса патримониального государства. Этот термин он заимствовал у немецкого социолога Макса Вебера, чтобы охарактеризовать русский абсолютизм, в котором царь не только правил, но и владел своей территорией вместе с ее жителями, сводя на нет важность понятий частной собственности и свободы личности.
В «Русской революции» (1990) профессор Пайпс пошел в прямую атаку на многие допущения и давно сформировавшиеся взгляды мейнстримовых западных специалистов по вопросу о захвате власти большевиками. Эта книга, начавшаяся с простой русской эпиграммы «К жертвам», заняла обвинительную позицию по отношению к большевикам и их лидеру Владимиру Ленину, фигура которого все еще владела определенным уважением и сочувствием среди западных историков.
Ничего из этого не было у профессора Пайпса, моралиста, который, будучи евреем, покинул оккупированную нацистами Польшу, что помогло сформировать его взгляды на жизнь. Он представлял большевистскую партию как заговорщическую, глубоко непопулярную клику, а не как лидера массового движения. Он пролил новый резкий свет на большевистскую кампанию против крестьянства, в рамках которой, по его мнению, Ленин стремился уничтожить его как реакционный класс. Он также обвинил Ленина в том, что тот заложил основу террористического государства, которое было усовершенствовано его преемником Иосифом Сталиным.
«Я чувствовал и чувствую по сей день, что меня пощадили, чтобы я не тратил впустую свою жизнь на потакание слабостям и самовозвеличивание, а распространял моральное послание, демонстрируя и используя примеры из истории, как злые идеи приводят к злым последствиям, — писал профессор Пайпс в мемуарах, — Поскольку ученые достаточно написали о Холокосте, я считал своей миссией продемонстрировать эту истину на примере коммунизма».
Британский историк Рональд Хингли в своей рецензии на «Русскую революцию» в «Нью-Йорк Таймс Бук Ревью» писал: «Ни одна книга из мне известных даже близко не сможет удовлетворить тех, кто пожелает пропустить через себя 842 интеллектуально увлекательных страницы, позволяющих узнать, что на самом деле случилось с Россией и ее соседями в 1917 году».
Другие рецензенты нашли профессора Пайпса невоздержанным и, порой, ослепленным рвением по исправлению моральных ошибок.
Пишущий в «Нэйшон» Уильям Розенберг высоко оценил присущий профессору Пайпсу «замечательный интеллектуальный диапазон, кристальный стиль и способность собирать необычайную массу деталей для доказательств», но пожаловался на «эрудицию, искаженную страстью».
Реакция на «Россию под большевиками», которая была опубликована в 1994 году и охватывала период от Гражданской войны до смерти Ленина в 1924 году, также оказалась неоднозначной.
Однако с распадом Советского Союза профессор Пайпс стал уважаемым в России западным историком — непривычный опыт для человека, которого советские историки оскорбляли на протяжении всей его карьеры.
К этому времени он долгое время выступал в роли ведущего критика разрядки и переговоров с Советским Союзом по контролю над вооружениями, а также в качестве ненавидимой левыми фигуры. «Те, кто назвал меня солдатом Холодной войны, по-видимому, ожидали, что меня передернет, — писал он в книге «Как я прожил жизнь, или воспоминания неприсоединившегося» (2003), — На самом деле я с гордостью принял этот титул».
В 1977 году Пайпс присоединился к недавно сформированному «Комитету по существующей опасности». Объединение заимствовало свое название от аналогичной, хотя и не связанной с ней группы, которая стремилась противостоять советской экспансии в первые послевоенные годы. Комитет состоял из неоконсерваторов, которые выступали против переговоров по ядерному оружию — «пустые ритуалы», как их называл профессор Пайпс — и поддерживали увеличение расходов на оборонные программы.
Возможно, с наибольшей степенью публичности он выступал против американской политики в отношении Советского Союза в 1976 году, когда президентом был Джеральд Форд.
Тогда недовольные из среды консерваторов в течение нескольких лет подвергали критике ежегодные отчеты по оценке советской угрозы национальной службы по разведывательной оценке в структуре ЦРУ, называя ее специалистов чрезмерно оптимистичными по отношению к советским внешнеполитическим намерениям и слепыми к тому, что они считают опасным военным наращиванием.
В ответ на это, под давлением президентского Консультативного совета по внешней политике, была проведена внутренняя проверка эффективности анализа советской стратегической доктрины и военных возможностей за предшествовавшее десятилетие.
Но полученный в результате этого доклад экспертов ЦРУ — так называемой «Команды A» — оказался настолько неполным, что президент Форд попросил директора ЦРУ Джорджа Буша-старшего заказать альтернативное исследование, подталкивая экспертов управления к конкурентной борьбе.
Профессор Пайпс, который работал советником сенатора от Вашингтона Генри Джексона, демократа и сурового критика разрядки, был назначен руководить «Командой Б».
Ее заключение — что ЦРУ сильно недооценило «интенсивность, масштабы и скрытую угрозу» советского военного целеполагания — позже помогло Рональду Рейгану, когда он начал президентскую кампанию к выборам 1980 года, придерживаясь жесткой линии в отношении Москвы.
Когда Рейган победил президента Джимми Картера на выборах, профессор Пайпс покинул Гарвард и был назначен директором по восточноевропейскому и советскому направлениям в Совете национальной безопасности. Он снова стал своего рода громоотводом для левых, про которого думали, что он оказывает зловещее влияние на курс в отношении Москвы.
Он продолжал играть ключевую роль в разработке Директивы о решениях по национальной безопасности 75 (National Security Decision Directive 75), в которой излагалась политика администрации Рейгана в отношении Советского Союза. Он призвал правительство сместить акцент с наказаний за неправильное поведение советского руководства после самого факта такого поведения, и вместо этого сосредоточиться на проведении политики, которая изменила бы характер режима.
Однако, по собственному признанию профессора Пайпса, Государственный департамент во главе с Александром Хейгом отодвигал Совет национальной безопасности от принятия наиболее важных решений, и, как было замечено, относительная неопытность профессора Пайпса в вашингтонских делах притупила восприятие от его эффективности. Он покинул этот пост после двух лет, максимального срока, на который его отпустили в Гарварде.
Ричард Эдгар Пайпс (Ryszard Edgar Pipes) родился 11 июля 1923 года в городе Цешин в Польше, где его отец, Марек, был управляющим шоколадной фабрикой. Его мать, Сара София (Хаскельберг) Пайпс, которая изначально носила имя Зосия, была домохозяйкой. Семья позже переехала в Краков, а затем в Варшаву. Дома Пайпсы говорили по-немецки, а на улице — по-польски.
В 1939 году, вскоре после того, как немецкие войска вошли в Варшаву, Пайпсы бежали в Италию, подделав паспорта. Через год они прибыли в Соединенные Штаты, поселившись в Эльмире, штат Нью-Йорк.
Чтобы продолжить образование, профессор Пайпс составил рандомный список из 100 американских колледжей со страниц рекламных листков «Кто есть кто», а затем отправил им открытки с просьбой оказать финансовую помощь и взять на работу на неполный рабочий день. Колледж Маскингам в Огайо (ныне Университет Маскингам) ответил согласием на обе просьбы.
В 1942 году, когда он учился на первом курсе, его призвали в Армейский авиационный корпус и отправили изучать русский язык в Корнелл. Там он встретил свою будущую жену Ирэн Рот, которая пережила его.
Помимо нее и сына Дэниела, у него есть еще один сын, Стивен, а также четверо внуков. Пайпс владел домами в Кембридже и в Харрисвилле, штат Нью-Гэмпшир.
Успешно окончив бакалавриат в Корнелле в 1946 году, он получил степень доктора истории в Гарварде в 1950-м. Его диссертация, посвященная теории большевизма, стала основой его первой книги «Формирование Советского Союза: коммунизм и национализм, 1917 — 1923» (1954).
Позднее он написал двухтомную биографию либерального политика Петра Струве (1970, 1980), а также две книги по советско-американским отношениям: «Американо-советские отношения в эпоху разрядки: трагедия ошибок» (1981) и «Survival is Not Enough: Soviet Realities and America's Future» (1984) (приведено оригинальное название, книга не опубликована на русском языке — прим. перев.).
Как историк профессор Пайпс защищал свой полемический подход. В «Русской революции» он писал:
«Русская революция не была совершена ни силами природы, ни анонимными массами, а идентифицируемыми людьми, преследующими свои собственные интересы. Хотя у произошедшего есть спонтанные аспекты, в основном это было результатом преднамеренных действий. Таким образом, очень правильно давать этому оценочные суждения».
При написании истории он продолжал: «Фундаментальные философские и моральные вопросы могут никогда не закончиться».
«Ибо спор не только о том, что произошло в прошлом, — писал он, — но и о том, что может произойти в будущем».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

641

Похожие новости
20 августа 2018, 15:10
20 августа 2018, 07:00
20 августа 2018, 12:30
20 августа 2018, 15:10
20 августа 2018, 01:30
19 августа 2018, 17:10

Новости партнеров

Актуальные новости
20 августа 2018, 04:10
18 августа 2018, 22:00
19 августа 2018, 20:00
19 августа 2018, 00:40
20 августа 2018, 09:40
20 августа 2018, 09:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
13 августа 2018, 22:00
17 августа 2018, 02:00
17 августа 2018, 15:40
14 августа 2018, 12:30
19 августа 2018, 00:40
13 августа 2018, 20:20
17 августа 2018, 22:00