Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Украина? Мы совершили ошибку

«Мы представляли себе Украину государством, в котором можно воплотить наши идеи об управлении обществом и экономикой, но это оказалось невозможно», — говорит бывший начальник Генерального штаба Армии Чешской Республики, который теперь преподает в Высшей школе CEVRO Institut, генерал Йиржи Шедивы. По его словам, Европейский Союз совершил ошибки, которые привели к дестабилизации всей Восточной Украины, а Путин воспользовался этим. Шедивы подчеркивает, что санкции против России неэффективны, потому что она научилась смягчать их последствия. Генерал без оптимизма смотрит на перспективу соглашения между США и Россией по поводу завершения войны в Сирии. Порталу ParlamentníListy.cz Шедивы объясняет, что ситуация в Сирии слишком сложна для простых решений.
ParlamentníListy.cz: Соединенные Штаты и Россия приближаются к договоренности. Ею должна завершиться война в Сирии после поражения «Исламского государства» (запрещенного в России — прим. ред.). Имеет ли подобная договоренность шансы на успех?
Йиржи Шедивы: Я думаю, что шансов немного. В определенный момент интересы и желания двух сторон столкнутся, и мне трудно себе представить, что они смогут договориться о режиме Асада с продемократическими силами, или с сирийскими курдами, или с той их частью, которая проживает близ турецких границ. Ситуация там настолько сложна, что даже если Соединенные Штаты и Россия договорятся о завершении войны, я не думаю, что у них столько сил и влияния, чтобы за короткое время остановить всех боевиков и все конфликты. Какое-то время они все еще будут продолжаться. Это дело непростое.
— Владимир Путин встретился с президентом Турции Эрдоганом в России. Они пришли к договоренности, и Турция присоединилась к соглашению между США и Россией. Даже несмотря на международную поддержку, Вы все равно с пессимизмом оцениваете договор?
— Пессимизм здесь уместен. Может случиться так, что если все державы будут давить на противоборствующие в Сирии стороны (а нечто подобное происходит в Ираке, где иракское государство противостоит курдам), то положение осложнится. Турция может этому очень поспособствовать. У каждой страны — свой интерес, хотя россияне и турки способны, руководствуясь прагматичными соображениями, договориться по многим вопросам. Но если будет применено насилие, скажем, произойдет теракт, то действие договора значительно ограничится. Хотя, конечно, важно, чтобы державы вели переговоры друг с другом и стремились решить проблемы на региональном уровне.
— Министерство иностранных дел Сирии настаивает на выводе американских войск, поскольку они пребывают в стране без санкции местного правительства. Соединенные Штаты, в свою очередь, ответили, что останутся в Сирии, пока переговоры в ООН не принесут результатов. Как Вы оцениваете присутствие американских военных в Сирии?
— Уже из того, как задан вопрос, ясно, что существуют противоречия и разные мнения по этому поводу. Режим Асада никогда не согласится на то, чтобы Соединенные Штаты играли хоть какую-то военную роль на сирийской территории. Но, как нам известно, американцы уже присутствуют там. И мне кажется, что те же претензии будет предъявлять оппозиция, противостоящая режиму Асада. Поэтому, как я уже отметил в начале, ситуация будет сложной, запутанной, а совсем не простой, как могло бы показаться.
— Террористы «Исламского государства» утрачивают позиции в Ираке и Сирии и, как сообщается, перемещаются в Ливию. Не осложняет ли это ситуацию еще больше? Что означает это перемещение «Исламского государства» в другую страну для внешнеполитической ситуации? Значит ли это, что «Исламское государство» теряет почву под ногами, и ему сложнее будет выживать? Или эта организация просто поменяет местоположение и продолжит свою деятельность?
— Нужно отметить, что подобные перемещения происходят уже давно. Уже говорилось о том, что как только «Исламское государство» начнет утрачивать территории в Ираке и Сирии, оно попытается укорениться в другой стране. Упоминался Йемен, куда перемещаются боевики, чтобы создать там надежную базу. Поступает информация о том, что сотни и тысячи джихадистов возвращаются в Россию, где также могут попытаться укорениться. Также мы знаем о Ферганской долине в Узбекистане и не забываем о постоянно обсуждаемой проблеме Афганистана. Вариантов, куда боевики «Исламского государства» могут отправиться, масса. Важно, насколько сильным будет режим в той или иной стране, и сможет ли он защищаться и уничтожать боевиков. Мы говорим, прежде всего, о Ливии, Йемене, Нигерии и, разумеется, Афганистане. Все это государства, где боевики могут осесть и развернуть свою деятельность. Боевики могут закрепляться там, где слабое государственное управление, и где государство не контролирует полностью территорию.
— В Соединенных Штатах звучат конкретные обвинения в сотрудничестве с Россией. Ожидает ли Чешскую Республику нечто подобное? И есть ли у нас те, кто сознательно сотрудничает с Москвой?
— Я полагаю, что, конечно, есть. Разговоры об этом ведутся давно, и Служба безопасности и информации (BIS), а также Военная разведка сообщают, что российские и китайские спецслужбы работают в Чешской Республике. Они пользуются определенной поддержкой, значит, у них есть соратники.
— Несмотря на санкции, России удается относительно хорошо справляться с проблемами в экономике. Сейчас с визитом туда отправился президент Милош Земан в сопровождении большой делегации предпринимателей. Как Вы, оглядываясь назад, оцениваете действия Европейского Союза и других государств, предпринятые в ответ на события на Украине в 2014 году? Есть ли еще смысл в санкциях?
— Санкции имеют смысл только тогда, когда вводятся против государства, совершенно не способного с ними справиться. Россия — большая страна, которая располагает рядом возможностей для смягчения последствий санкций. Например, сотрудничая с одним только Китаем, России удается эффективно замещать некоторые программы, попавшие под санкции ЕС или США. Но я не знаю, насколько российская экономика эффективна или неэффективна, чтобы можно было сказать: Россия преодолела санкции без особых проблем. Вообще говорилось, что больше всего вреда нанесло снижение цен на нефть и газ, и для России это более серьезная проблема, чем санкции. Нужно отметить, что с любыми санкциями можно как-то справиться. Потенциал России настолько велик, в первую очередь, потому, что санкции можно весьма успешно компенсировать программами сотрудничества с Китаем, Индией. Вообще БРИКС дает много возможностей для преодоления санкций. Если россияне знают, как воспользоваться этими возможностями, то последствия санкций будут весьма незначительными. Что касается решений Европейского Союза по Украине и поддержки этого государства, то они недостаточно эффективны. Мы совершаем одну ошибку за другой.
— В чем?
— Мы представляли себе Украину государством, в котором можно воплотить наши идеи об управлении обществом и экономикой, но это оказалось невозможно. Мы совершил ошибки, которые привели к дестабилизации всей Восточной Украины, а Путин воспользовался этим. Некоторые поспешные шаги, которые Европейский Союз предпринял в одностороннем порядке в отношении Украины, послужили для России сигналом к тому, чтобы вести себя с Украиной более агрессивно, чем прежде. Герхард Шредер заявил, что некоторые необдуманные шаги Европейского Союза в отношении Украины привели к определенным шагам России в отношении этой страны. От себя добавлю, что Россия ведет себя с Украиной жестоко и недостойно, но Брюсселю стоило бы проявить большую прозорливость.
— Некоторые политики выстроили свою кампанию на проблеме миграции и ислама, как, например, Томио Окамура. Что Вы думаете о росте популярности радикальных движений и политический партий, выступающих резко против мигрантов — не только у нас, но и по всей Европе? Опасно ли это?
— Здесь проблема опять-таки в том, что мы недооценили понятное желание людей защитить собственный дом и культуру. Они готовы принять лишь определенные изменения, которые влечет за собой массовая миграция. Если оценивать Европу в целом и то, что произошло в 2014 году, то есть пик миграционного кризиса, то сейчас он пошел на спад не только в Центральной, но и во всей Европе. Был выбран ошибочный подход к мигрантам, и даже нарушены наши собственные нормы и принципы управления миграцией, в том числе, программа предоставления убежища и прочее. Многие в связи с этим испугались возможного терроризма не только на Ближнем Востоке, но и в Афганистане, Франции, Великобритании, Нидерландах, Бельгии и других странах. Понятно, что этот страх на руку тем, кто занимает еще более радикальную позицию. Националисты используют в своих интересах эмоции людей, хотя проблему можно было бы решить, если бы правящие партии вели себя более разумно.
Но этого не произошло, поэтому сформировались условия, благоприятные для укоренения правых партий. И речь не только о движении «Свобода и прямая демократия» Томио Окамуры, которого вы упомянули. Его можно считать умеренным политиком по сравнению с партиями во Франции, Нидерландах. Посмотрите, какие проблемы в Германии. Корни этой тенденции — в Брюсселе, потому что он не сумел отреагировать на миграционный кризис. Его бездействие и неспособность трезво оценить ситуацию и принять меры создали условия для того, чтобы упомянутые нами силы оказались в центре политической арены. Потребуется время, чтобы все вернулось на круги своя.
— Постоянно ведутся разговоры о референдуме по вопросу членства Чешской Республики в Европейском Союзе. Кто, по-Вашему, должен решать этот вопрос? Политики или народ?
— Я думаю, что даже идея референдума о вступлении в Европейский Союз была не из лучших. Ведь никто из нас не осознает, что означает вступление или выход, потому что мы профаны и не можем понять некоторые процессы, которые нужно глубоко изучить, а потом дать им профессиональную оценку. Я был бы за возвращение части суверенитета, однако у нас нет возможностей принять соответствующие меры для этого. Идея референдума притягательна, интересна, но вопрос настолько сложен, что некоторые проголосовали бы за выход из ЕС, не понимая последствий. А они могут оказаться намного негативнее, чем пребывание в Евросоюзе. Нам следует заставить наше политическое руководство добиваться — в Брюсселе к этому должны отнестись с пониманием — серьезного отношения друг к другу старых и новых членов ЕС. Всем известны примеры того, как Франция, Германия и Великобритания злоупотребляли своим статусом старого члена. Подобное нарушает единство Европейского Союза. Скажем, в одних странах бетон или продукты лучше, чем в Чешской Республике, и прочее. А французы, к примеру, добиваются, чтобы мы платили водителям стандартную для Франции зарплату, хотя для чешских и центральноевропейских компаний она непосильна. Все это вместе с дотационной программой, которая зачастую негативно воздействует на экономики государств, вызывает негативные ощущения и желание выйти из Европейского Союза, поскольку мы сами не хозяева в своем государстве. Это должны понимать и в Брюсселе. Если мы не решим данную проблему, то эти тенденции будут распространяться, как сейчас происходит в Польше.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1612

Похожие новости
14 декабря 2017, 13:40
14 декабря 2017, 08:20
13 декабря 2017, 19:10
14 декабря 2017, 21:40
14 декабря 2017, 11:00
15 декабря 2017, 00:10

Новости партнеров

Актуальные новости
14 декабря 2017, 19:00
14 декабря 2017, 11:00
15 декабря 2017, 00:10
15 декабря 2017, 05:30
14 декабря 2017, 19:00
14 декабря 2017, 19:00

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
11 декабря 2017, 11:30
08 декабря 2017, 10:10
08 декабря 2017, 06:40
09 декабря 2017, 17:00
08 декабря 2017, 11:20
11 декабря 2017, 14:10
11 декабря 2017, 14:50