Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Трампгейт набирает обороты

Когда возникли вопросы касательно того, мог ли внешнеполитический советник предвыборного штаба Картер Пейдж (Carter Page) поддерживать связь с Россией, президент Трамп назвал его членом комитета «самого низкого уровня» и добавил: «Не думаю, что я вообще с ним когда-либо разговаривал».
Когда стало известно, что сын Трампа встретился с российским юристов в Трамп-тауэр, президент заявил, что «из этой встречи ничего не вышло» и что «пресса раздула слишком серьезный скандал на пустом месте».
А на прошлой неделе, когда стало известно, что советник Джордж Пападопулос (George Papadopoulos) признал себя виновным в том, что соврал агентам ФБР о своих попытках организовать встречи между представителями Москвы и команды Трампа, президент высмеял его, назвав «добровольцем низшего уровня».
Хотя Трамп старался убедить всех в том, что эти контакты с русскими не имели никакого значения, и называл людей, замешанных в них, второстепенными фигурами, сейчас стало ясно, что специальный прокурор Роберт Мюллер (Robert S. Mueller) считает как минимум некоторые из них важными элементами в своем масштабном расследовании вмешательства России в прошлогодние президентские выборы.
Документы, обнародованные на прошлой неделе в связи с признанием Пападопулоса, свидетельствуют о том, что команда Мюллера всерьез заинтересовалась деятельностью предвыборного штаба Трампа, включая его возможные связи с Москвой — даже на самом низком уровне. Более того, интерес Мюллера к контактам с Россией может распространиться и на бизнес Трампа: по словам источника, знакомого с ситуацией, аппарат специального прокурора недавно запросил документы, имеющие отношение к предложению 2015 года о строительстве Трамп-тауэр в Москве.
Главный вопрос расследования — вопрос, который нависает над президентством Трампа — заключается в том, являлись ли все эти контакты частью скоординированных попыток российского правительства прощупать членов команды Трампа и втереться к ним в доверие, или же это были никак не связанные между собой и потому малозначимые совпадения. В конечном итоге Мюллеру необходимо ответить на вопрос о том, действительно ли кто-то из окружения Трампа вступил в сговор с русскими и, если это так, были ли эти действия противозаконными или просто неуместными. Сама по себе тайная договоренность — это еще не преступление.
Новые судебные документы, а также недавние интервью и другие документы, проанализированные репортерами Washington Post, раскрывают новые подробности касательно того, что предвыборный штаб Трампа стал сильнейшим магнитов для людей, убежденных в необходимости пересмотреть политику США в отношении России, и для русских, которые были с этим согласны.
Эти документы и интервью указывают на то, что как минимум девять представителей окружения Трампа контактировали с русскими во время предвыборной кампании и переходного периода. Некоторые из них хорошо всем известны, другие — к примеру, Пападопулос — были скорее второстепенными фигурами.
Пол Манафорт (Paul Manafort), который некоторое время занимал должность главы предвыборного штаба Трампа, имел обширные связи с российскими деловыми кругами, поддерживал тесный контакт с одним своим российским коллегой и обсуждал возможность организовывать частные брифинги для российского бизнесмена, близкого к президенту России Владимиру Путину.
Ведущий юрист Trump Organization Майкл Коэн (Michael Cohen) через посредников вел переговоры с московскими застройщиками по вопросу о строительстве Трамп-тауэр в Москве.
Дональд Трамп-младший согласился встретиться с российским юристом в Трамп-тауэр в Нью-Йорке после того, как ему пообещали, что русские передадут ему компромат на Хиллари Клинтон. Зять Трампа, Джаред Кушнер (Jared Kushner) тоже присутствовал на той встрече, а также на декабрьской встрече с российским послом Сергеем Кисляком, в ходе которой Кушнер предложил создать тайный канал связи между переходной командой Трампа и Кремлем.
В своих показаниях, которые он дал в комитете Сената по делам разведки, Кушнер опроверг информацию о том, что он предлагал создать тайный канал связи или использовать российские дипломатические комплексы для общения — помимо всего одного разговора во время переходного периода. Кушнер сообщил членам комитета, что этот разговор стал ответом на вопрос Кисляка о том, как можно переправить информацию о политике в Сирии.
Пападопулос несколько раз пытался сотрудничать с русскими, чтобы организовать встречу между Трампом и Путиным. Пейдж ездил в Москву в период предвыборной кампании. Еще один внешнеполитический советник, Д.Д. Гордон (J.D. Gordon), встретился с российским послом в США на полях национального съезда Республиканской партии.
Кисляк также дважды встречался с тогдашним сенатором Джеффом Сешнсом (Jeff Sessions), который теперь занимает пост генерального прокурора, и обсуждал санкции с будущим советником по вопросам национальной безопасности Майклом Флинном (Michael Flynn) во время переходного периода — именно этот разговор позже стал причиной отставки Флинна.
Чиновники российского правительства отрицают информацию о том, что контакты с предвыборным штабом Трампа и представителями его бизнеса были организованы российским правительством или стали частью попыток вмешаться с президентские выборы в США.
В прошлом Трамп отрицал, что он сам и его помощники контактировали с Россией в период предвыборной кампании. Теперь же он и его союзники стремятся преуменьшить значение тех контактов, о которых стало известно.
«Полагаю, что американская общественность вполне способна понять, что это были изолированные, очевидно, никак друг с другом не связанные, эпизоды — и в рамках президентской кампании их было довольно мало, — сказал юрист Белого дома Тай Кобб (Ty Cobb). — Ни один из тех фактов, которые были к настоящему моменту обнародованы, не указывает на то, что, будучи кандидатом, президент когда-либо встречался с русскими, разговаривал с русскими или вступал в сговор с кем-либо».
Но эксперты, изучавшие тактику России, усматривают в этом нечто иное, а именно картину скоординированных и многосторонних попыток Кремля проникнуть внутрь предвыборного штаба Трампа.
«Здесь мы видим определенную последовательность в смысле методов работы русских… которые, по всей видимости, пытались найти слабые места, отыскать наиболее уязвимые точки в предвыборном штабе, чтобы установить контакт, — сказал Стив Холл (Steve Hall), который в течение 30 лет отвечал за российские операции в ЦРУ и ушел в отставку в 2015 году. — Я считаю, что при таком количестве дыма вокруг всего этого, огня просто не может не быть».
Даже если со стороны России был какой-то огонь, пока неясно, как представители команды Трампа отреагировали на него. В случае с Пападопулосом новые судебные материалы показывают, что он рассказал о своих контактах с русскими в ходе как минимум одной встречи с Трампом и Сешнсом и нескольких бесед с главой предвыборного штаба и его рядовыми сотрудниками. Согласно электронным письмам, о которых стало известно Washington Post, его предложения встречали резкий отпор. Но в одной электронной переписке, датированной августом 2016 года, сопредседатель предвыборного штаба Сэм Кловис (Sam Clovis) призвал Пападопулоса встретиться с русскими, написав: «Езжайте туда, если это возможно».
Новости о том, что Пападопулос признал себя виновным, прозвучали в ходе весьма драматичной для Вашингтона недели, подчеркнув угрозу, нависшую над Трампом и его соратниками, и пополнив список подробностей очевидных попыток России вмешаться в американские выборы.
Фейсбук и другие социальные сети предоставили новые подробности касательно того, каким образом их платформы использовались в рамках того, что эксперты назвали изощренной кампанией, имитировавшей американский политический диалог с целью оказать влияние на поведение американских избирателей — а в некоторых случаях удаленно организовать политические митинги в американских городах.
К примеру, Фейсбук признал, что только на его платформе посты, созданные российскими агентами, возможно, увидели примерно 126 миллионов пользователей. Добавьте сюда 11 миллионов пользователей, которые увидели купленную русскими рекламу в Фейсбуке, а также 20 миллионов пользователей Инстаграма. Представители Фейсбука заявили, что в настоящее время они работают над усовершенствованием системы безопасности своей платформы.
Использование соцсетей стало дополнением к другим элементам той российской операции, о которой несколько месяцев назад сообщило американское разведывательное сообщество — операции, включавшей в себя хакерские атаки против чиновников национального комитета Демократической партии и членов Демократической партии, а также публикацию украденных хакерами материалов на сайте WikiLeaks.
Первые признаки того, что русские заинтересовались Трампом, поступили вскоре после его заявления о готовности принять участие в президентских выборах, которое он сделал в июне 2015 года.
В июле на общем собрании в Лас-Вегасе молодая российская активиста и сторонница права на оружие по имени Мария Бутина взяла микрофон и попросила кандидата от Республиканской партии подробнее рассказать о его внешней политике, «в особенности в отношении моей страны».
Трамп пообещал, что в том случае, если его выберут президентом, он наладит отношения с Россией. «Я знаю Путина, и могу сказать, что мы с Путиным ладим», — сказал Трамп.
Бутина, которая не отреагировала на нашу просьбу дать комментарии, сообщила изданию Washington Post в апреле, что ее вопрос Трампу оказался просто «удачным стечением обстоятельств» и что она никогда не работала на российское правительство.
По мере развертывания предвыборной кампании Трамп отказался от того скептического отношения к Москве, которого придерживались представители внешнеполитического истеблишмента обеих партий. Он регулярно выражал свое восхищение Путиным, ставил под сомнение будущее НАТО, а также эффективность санкций, введенных против России в связи с аннексией Крыма.
Некоторые люди, имевшие давние личные и деловые связи с Россией, приложили массу усилий для того, чтобы стать членами предвыборного штаба Трампа.
Манафорт не принимал участия в американских предвыборных кампаниях в течение многих лет, пока однажды он не связался с одним из старых друзей Трампа, Томасом Барраком (Thomas J. Barrack), и не попросил свести его с Трампом.
«Пол пришел ко мне и сказал: "Мне действительно нужно встретиться с Трампом, мне кажется, я могу принести огромную пользу на конвенции"», — рассказал Баррак в своем интервью.
Манафорта приняли на работу в предвыборный штаб в марте 2016 года, а спустя два месяца он стал его главой.
Манафорт, которому на прошлой неделе в рамках расследования Мюллера было предъявлено обвинение в отмывании денег, даче ложных показаний и отказе зарегистрироваться в качестве иностранного лоббиста, прежде работал на пророссийских политиков на Украине и заключал многомиллионные сделки с российским алюминиевым магнатом Олегом Дерипаской.
Манафорт заявил о своей невиновности, а его адвокат сказал в беседе с репортерами, что выдвинутые против него обвинения «нелепы».
В течение тех пяти месяцев, которые Манафорт работал в предвыборном штабе Трампа он несколько раз связывался с русским сотрудником в своем киевском офисе и дважды встретился с ним лично.
Этот сотрудник — Константин Килимник — является ветераном российской армии, упоминавшим в беседах с другими сотрудниками о том, что прежде он работал на российскую военную разведку. В своем заявлении, которое он сделал ранее в этом году, Килимник отверг информацию о своих связях с разведкой.
Посредством электронной почты Манафорт просил Килимника передать сообщение Дерипаске, в котором он предлагал проводить «частные брифинги» касательно предвыборной кампании Трампа. Представитель Манафорта заявил, что эти электронные письма представляли собой «безобидную» попытку собрать старые долги и что он имел в виду «рутинные» брифинги. Представительница Дерипаски сообщила, что он не получал подобного сообщения и что никакие брифинги не проводились.
В судебных документах, обнародованных на прошлой неделе, обвинители указали, что Манафорт и «гражданин России, долгое время являющийся сотрудником» лоббистской фирмы Манафорта значатся как «конечные владельцы и подписывающие лица» банковских счетов, которые Манафорт использовал, чтобы переводить деньги по всему миру. Это описание относится к Килимнику. В документах также говорится, что у компании Манафорта есть сотрудники как на Украине, так и в Москве, и упоминается о «связях с украинскими и российскими олигархами».
Пейдж, один из внешнеполитических советников предвыборного штаба Трампа, жил и работал в Москве, и в своих письмах он предлагал наладить отношения между США и Россией.
Подобно Манафорту, Пейдж сам вызвался стать членом предвыборного штаба Трампа, добившись того, чтобы председатель Республиканской партии штата Нью-Йорк Эд Кокс (Ed Cox) представил его. Кокс, который сообщил Washigton Post в мае, что Пейдж связался с ним в начале 2016 года и попросил свести его с членами предвыборного штаба Трампа, охарактеризовал Пейджа как «хорошо информированного и осведомленного о состоянии дел» человека.
Трамп объявил о том, что Пейдж присоединился к предвыборному штабу, в марте 2016 года, а в июле Пейдж отправился в Москву и выступил в одном российском университете.
Пейдж отрицает, что он встречался с чиновниками российского правительства во время своей поездки в Россию — за исключением обмена приветствиями с одним заместителем министра, присутствовавшим на его выступлении — и утверждает, что такое пристальное внимание к его деятельности объясняется происками демократов. На прошлой неделе Пейдж ответил на вопросы членов комитета по делам разведки, и расшифровка его ответов будет опубликована в ближайшие несколько дней.
Пападопулос тоже сам захотел стать членом предвыборного штаба — сначала республиканского кандидата Бена Карсона (Ben Carson), а затем Дональда Трампа.
Согласно судебным материалам, он регулярно контактировал с русской женщиной и русским мужчиной, связанными с Министерством иностранных дел России, с момента своего назначения советником Трампа в марте 2016 года и в течение нескольких месяцев после этого.
В апреле один профессор из Лондона сообщил ему, что у русских есть компромат на Клинтон, в том числе тысячи ее электронных писем.
Другие контакты с Россией происходили через более влиятельных членов окружения Трампа.
В период предвыборной компании Коэну, юристу Trump Organization и доверенному лицу президента, поступило два предложения от русских, заинтересованных в строительстве Трамп-тауэр в Москве.
Коэн быстро отклонил то из этих двух предложений, которое было передано в конце 2015 года через посредника, действовавшего от имени российского миллиардера, работавшего в сфере строительства недвижимости.
Но Коэн занялся другим предложением о строительстве Трамп-тауэр, которое поступило от московского застройщика Андрея Розова. Это предложение было передано Коэну через его знакомого, бывшего делового партнера Трампа Феликса Сейтера (Felix Sater), который, по словам Коэна, приглашал его приехать в Россию.
В октябре 2015 года Трамп подписал соглашение о намерениях, чтобы продолжить работу над этими планами вместе с компанией Розова.
Розов не ответил на нашу просьбу прокомментировать ситуацию.
Сейтер признал, что все произошло именно так, добавив, что компания Трампа в конечном итоге отказалась от этих планов. Адвокат Сейтера отказался прокомментировать ситуацию.
По словам Коэна, он никогда не был в России, а планы по строительству Трамп-тауэр, от которых пришлось отказаться в январе 2016 года, были «просто одной из множества возможностей», которые Trump Organization рассматривала за последние несколько лет. Его адвокат отказался прокомментировать ситуацию.
Между тем Кисляк, российский посол в США, стремился наладить контакт с представителями окружения Трампа.
Посетив выступление Трампа в апреле 2016 года, посвященное внешней политике, где он коротко поприветствовал Трампа и сидел в первом ряду, Кисляк позже встретился с помощниками Трампа, Пейджем и Гордоном, на мероприятии на полях национального съезда Республиканской партии. По словам Гордона, их разговор был коротким, и он состоялся на мероприятии, где присутствовало несколько десятков дипломатов. На другом мероприятии российский посол также встретился с Сешнсом.
Сешнс снова встретился с Кисляком в своем офисе на Капитолийском холме в сентябре. По словам Сешнса, ту встречу он провел как сенатор, а не как представитель предвыборного штаба Трампа.
Встреча Кисляка с Кушнером во время переходного периода, когда они обсуждали возможность создания тайного канала связи, тоже привлекла внимание следователей. Ранее в этом году Washington Post сообщило, что Кушнер предложил использовать российские дипломатические комплексы в очевидной попытке защитить их дискуссии от прослушки и что Кисляк передал его предложение своему начальству в Москве.
Команда Мюллера также проверяет встречу Трампа-младшего и российского юриста, которая состоялась в Трамп-тауэр.
Трамп-младший заявил, что юрист из России организовала эту встречу под ложным предлогом, что она не передала никакого компромата на Хиллари Клинтон и что он больше не общался ни с ней, ни с ее представителями.
Однако это было не единственным эпизодом взаимодействия Трампа-младшего со связанными с Москвой людьми в период предвыборной кампании.
Высокопоставленный чиновник российского центробанка и бывший депутат Александр Торшин сообщил Bloomberg News, что он сидел рядом с Трампом-младшим на ужине, устроенном Национальной стрелковой ассоциацией весной 2016 года, однако, по словам одного чиновника Белого дома, они обменялись всего несколькими фразами.
Затем, в октябре, всего за несколько недель до выборов, Трамп-младший выступил с речью в Париже, в Центре политических и иностранных дел, который продвигает российскую точку зрения в ряде внешнеполитических вопросов.
Ранда Кассис (Randa Kassis), основательница этой группы, сообщила в пятницу, 3 ноября, что она съездила в Москву вскоре после выборов и задала несколько вопросов о том выступлении заместителю министра иностранных дел Михаилу Богданову.
Первым о выступлении Трампа-младшего в Париже сообщило издание Wall Street Journal. Адвокат Трампа-младшего отказался прокомментировать ситуацию.
Некоторые потенциальные контакты с русскими до сих пор остаются неясными.
Незадолго до инаугурации Трампа Объединенные Арабские Эмираты организовали секретную встречу между основателем Blackwater Эриком Принсом (Erik Prince) и россиянином, близким к Путину, в рамках очевидной попытки создать секретный канал связи между Москвой и избранным президентом. Об этом сообщили европейские и арабские чиновники ранее в этом году. Формально Принс не был связан ни с предвыборным штабом Трампа, ни с его переходной командой, и представитель Принса заявил, что та встреча «не имела никакого отношения к президенту Трампу». Однако, по словам чиновников, Принс представился высокопоставленным чиновникам ОАЭ, участвовавшим в организации его встречи с доверенным лицом Путина, в качестве неофициального посланника, действующего от имени Трампа.
Бутина — женщина, первой спросившая Трампа о его планах в отношении России — еще раз появилась в ходе предвыборной кампании.
Она была частью группы, которая попыталась встретиться с представителями предвыборного штаба Трампа в июне 2016 года, чтобы обсудить вопрос гонений против христиан по всему миру, о чем сообщил Рик Клей (Rick Clay), бывший военный подрядчик, передавший предложение соратникам Трампа. По словам Клея, советник Трампа Рик Дирборн (Rick Dearborn) отклонил это предложение, о котором первым сообщило агентство CNN.
«Они приняли верное решение», — добавил Клей.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

683

Похожие новости
17 ноября 2017, 12:20
18 ноября 2017, 17:30
17 ноября 2017, 01:50
17 ноября 2017, 15:00
17 ноября 2017, 17:40
17 ноября 2017, 09:40

Новости партнеров

Актуальные новости
17 ноября 2017, 15:50
17 ноября 2017, 15:00
17 ноября 2017, 12:20
18 ноября 2017, 13:40
17 ноября 2017, 17:40
17 ноября 2017, 09:40

Новости партнеров
 
 

Выбор дня
18 ноября 2017, 17:30
18 ноября 2017, 18:20
18 ноября 2017, 10:20
18 ноября 2017, 10:20
18 ноября 2017, 13:40

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
14 ноября 2017, 20:50
18 ноября 2017, 10:20
12 ноября 2017, 01:30
14 ноября 2017, 18:50
12 ноября 2017, 11:40
15 ноября 2017, 23:20
15 ноября 2017, 20:40