Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

«Торговать, а не воевать» — дерзкий план Китая на Ближнем Востоке

Китайская стратегия «движения на Запад» была в центре внимания форума, состоявшегося в Шанхае в минувшие выходные. Название конференции «Один пояс, один путь: на пути к более тесному сотрудничеству между Китаем и Ближним Востоком» определило повестку дня, которая состояла из ключевых аспектов масштабного плана Пекина.
Подпись и изображениюСПГ-терминал в порту Янкоу, расположенного в городе Наньтун провинции Цзянсу
Инициатива «Один пояс, один путь» (ОПОП) включает в себя шесть ключевых экономических коридоров, соединяющих между собой Азию, Ближний Восток, Северную Африку и Европу. Один из них, в частности, проходит через Ближний восток в Северную Африку. Таким образом, именно в рамках этого комплексного проекта должно произойти пересечение между ОПОП и БВСА, то есть Ближним Востоком и Северной Африкой.
Разумеется, цели гигантского экономического проекта Пекина значительно шире и масштабнее, чем просто экспорт избыточных производственных мощностей Китая. Задействовать эти мощности – лишь часть плана, наряду с созданием отдельных промышленных баз в странах БВСА с использованием технологий и производственного опыта второй по величине экономики мира.
Кроме того, он связывает западный Китай с восточным Средиземноморьем.  Это будет означать формирование экономического коридора с помощью реализации таких проектов как, например, скоростная железнодорожная магистраль Red Med в Израиле. Также планируется расширение морских портов, таких как Дукм в Омане, и значительные инвестиции в экономику Турции.
Схема сухопутных и морских маршрутов в рамках китайской инициативы ОПОП
Если взглянуть на цифры, можно многое понять по поводу планов Китая. В 2010 году объем взаимной торговли между Китаем и арабскими странами составлял около 145 миллиардов долларов. К 2014 году он достиг 250 миллиардов и продолжает расти. В настоящее время Китай является крупнейшим экспортером в страны БВСА, в то время как на эти страны приходится 40 процентов китайского импорта нефти.
Следующим этапом, связанным с энергетикой, станет создание целого лабиринта, состоящего из терминалов сжиженного природного газа (СПГ), трубопроводов, электрических сетей, электростанций и даже экологических проектов, прорастающих повсюду вдоль новых коридоров Шелкового пути и транзитных маршрутов.
Согласно информации Азиатского банка развития, общая стоимость поистине несметного числа инфраструктурных проектов в рамках инициативы «Один пояс, один путь», намеченных на ближайшие пятнадцать лет, может достичь ошеломляющей цифры – 26 триллионов долларов. Другие, менее оптимистичные источники, приводят данные о 8 триллионах долларов в течение ближайших двух десятилетий.
Продолжающаяся интернационализация китайской национальной валюты, юаня, будет ключевым фактором в этом процессе, как и участие Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ). Естественно, на этом пути возникнут проблемы. Проекты, входящие в инициативу ОПОП, должны решать такую сложную проблему как создание новых рабочих мест во многих странах, вступать в весьма запутанные государственно-частные партнерские отношения и иметь дело с неуправляемыми геополитическими колебаниями, столь характерными для этого региона.
Энсенг Хо, профессор из Института азиатских исследований при Национальном университете Сингапура, является одним из целой армии ученых, исследующих будущую роль исторических связей в этой новой конфигурации. Прекрасным примером может служить город Иу в провинции Чжэцзян. Он превратился в настоящую мекку для торговцев-пилигримов из Сирии или Восточной Африки, и это, согласно информации властей провинции, приносит огромную пользу региону.
В более широком контексте, целью ближневосточных планов Пекина является вовлечение региона в процесс, получивший известность как «индустриализация-2.0», и получение прибыли от сотрудничества. Пекин намерен помочь производителям нефти, таким как Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива, диверсифицировать свою экономику и избавиться от нефтяной зависимости.
Существуют также многочисленные проекты реконструкции, и Китай глубоко вовлечен в процесс восстановления экономики послевоенной Сирии. Помимо инвестиций в свою собственную энергетическую безопасность в будущем, Пекин стремится объединить и скомбинировать другие долгосрочные стратегические инвестиции. Восстановление многовековых торговых связей Китая с исламским миром вписывается в концепцию «Глобализации 2.0», с которой президент Си Цзиньпин выступил в прошлом году на Всемирном экономическом форуме в швейцарском курортном городе Давос.
Однако, с другой стороны, стратегия Пекина состоит также в том, чтобы избежать геополитического столкновения на Ближнем Востоке. Его цель – торговать, а не воевать.
С точки зрения Соединенных Штатов Америки, как подчеркивается в новой Стратегии национальной безопасности, Китай и Россия пытаются сформировать новую геополитическую обстановку в регионе, которая  резко контрастирует с целями и интересами Вашингтона. В этом документе отмечается, что, в то время как Россия пытается закрепить свои позиции в качестве ведущей политической и военной державы, Китай продвигает глобальную взаимовыгодную экономическую политику.
В 2016 году основные положения этой политики были изложены в первом программном документе Пекина в отношении арабских стран, где делается акцент на двустороннее торговое сотрудничество, совместные проекты развития и взаимодействие в военной сфере. Поскольку геополитические потрясения никогда не оставляют Ближний Восток в покое, Китай даже заявил о своей потенциальной готовности выступить в качестве посредника между непримиримыми соперниками, Ираном и Саудовской Аравией.
Дипломатия, по словам известного философа Чжао Тиньяна из Китайской академии общественных наук, в самом деле, является главным козырем Пекина. В своем труде под  названием «Переосмысление империи, исходя из китайской концепции Поднебесной», выпущенном еще в 2006 году, Чжао утверждал, что его страна демонстрирует верность принципу  гармонии, основанному на конфуцианском понятии «Поднебесной» или «Тяньши» на мандаринском китайском. Так в древнем Китае называли весь мир (прим. mixednews). Конфуций, вероятно, мог бы быть доволен инициативой «Один пояс, один путь». Ее девиз мог бы звучать как «торговать, а не воевать, во всей поднебесной».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

665

Похожие новости
17 августа 2018, 07:30
17 августа 2018, 13:00
17 августа 2018, 15:40
16 августа 2018, 23:10
16 августа 2018, 20:30
18 августа 2018, 08:10

Новости партнеров

Актуальные новости
16 августа 2018, 17:40
18 августа 2018, 13:40
17 августа 2018, 10:10
17 августа 2018, 15:40
18 августа 2018, 02:40
18 августа 2018, 05:30

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
15 августа 2018, 23:10
11 августа 2018, 17:30
12 августа 2018, 10:40
13 августа 2018, 16:30
16 августа 2018, 20:30
15 августа 2018, 17:40
12 августа 2018, 21:40