Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Точка невозврата: самая страшная ошибка США, породившая ИГИЛ

В последнем номере Survival политические аналитики Хэл Брэндс и Питер Фивер затронули важный вопрос, обсуждение которого уже давно ведется в американских внешнеполитических кругах. Являлось ли усиление ИГИЛ* («Исламское государство», ИГ* — запрещенная в РФ террористическая группировка — прим. ФАН) неизбежным, или же это результат ошибочной политики США?
Федеральное агентство новостей представляет перевод статьи Тревора Тралла и Джона Глейзера (A. Trevor Thrall, John Glaser) «Можно ли было избежать усиления ИГИЛ?» (Was the Rise of ISIS Inevitable?), опубликованной 6 июня изданием The National Interest.
Большинство экспертов согласны с мнением, что появление и усиление ИГИЛ — это результат ошибочной политики США. Однако сложно сказать, какие именно действия стали основной причиной: военное вмешательство Соединенных Штатов в других странах или же, напротив, бездействие Белого дома? Некоторые полагают, что к возникновению ИГИЛ привело вторжение в Ирак. Другие, напротив, настаивают, что винить следует Барака Обаму за решение вывести войска из Ирака в 2011 году.
Брэндс и Фивер пытаются проанализировать, насколько различные политические решения США могли бы подавить возникновение ИГИЛ, так сказать, в зародыше. Первой из таких «точек перегиба» они называют решение администрации Джорджа Буша вторгнуться в Ирак в 2003 году. Остальные решения приходятся на время, когда в Белом доме находилась администрация Барака Обамы. В их число входит решение не давить на Ирак, с целью добиться разрешения оставить значительное число американских войск на территории страны, а также решение поначалу не вмешиваться слишком агрессивно в ход гражданской войны в Сирии. Последней «точкой перегиба» названо решение не усиливать американское вмешательство в Ираке и не оказывать слишком решительную поддержку правительству этой страны в битве против ИГИЛ, после чего «Исламскому государству»* удалось взять Мосул.
Авторы пытаются найти золотую середину и утверждают, что усиление ИГИЛ действительно является трагедией, которую можно было предотвратить, а винить следует как сдержанность политиков, так и их чересчур активные действия. По мнению журналистов, если бы политики США не приняли решение о вторжении в Ирак в 2003 году, или же вели более активную политику в Ираке и Сирии в 2011—2014 годах, ИГИЛ, возможно, не возникло бы вовсе.
При этом авторы предостерегают от излишней самоуверенности, когда речь идет о прогнозировании возможности иного исхода.
«Так, по нашему мнению, ограниченное вмешательство в Сирии в 2011—2013 могло бы обеспечить определенное преимущество, однако, вероятно, не изменило бы ход конфликта настолько сильно, чтобы противодействовать возникновению ИГИЛ, — пишут авторы исследования. — Кроме того, если бы США не вторглись в Ирак в 2003 году, они бы все еще несли на себе расходы, связанные со сдерживанием терроризма в этой стране. Военные удары по ИГИЛ в конце 2013 или в начале 2014 года, возможно, ослабили бы группировку в военном отношении, однако, вместе с тем, привели бы к обострению политической ситуации в мире, что подпитало бы рост терроризма. Если бы США осуществили большее вмешательство в политику Ирака в 2010 году с целью установления менее религиозного правительства, чем то, которое, в конечном счете, там появилось, и оставили бы после 2011 года в Ираке часть своих вооруженных сил, то, безусловно, преимуществ было бы больше. Такая политика могла бы иметь множество конструктивных эффектов. Однако даже в этом случае иная тропа означает сложные затраты, обязательства, ограничения и чувство неопределенности».
Безусловно, Брэндс и Фивер, которые являлись членами администраций Обамы (Брэндс) и Буша (Фивер), достойны похвалы за попытку отойти от ориентированных на упреки полемических и поляризованных оценок в сторону более детального, взвешенного анализа, основанного на более справедливых представлениях о том, что же на самом деле пошло не так. В то же время их работа оставляет большие возможности для горячих обсуждений по поводу интерпретации сложного исторического вопроса «А что, если?...»
Наибольшее количество вопросов возникает относительно того, как они рассматривают вторжение в Ирак. Группируя это политическое решение вместе с другими «точками перегиба», авторы вводят ложное чувство равенства между ними, из-за чего возникает ощущение, будто бы все эти решения одинаковы, равны по своему масштабу. Поступая таким образом, они отодвигают на второй план самый важный урок не только относительно вторжения в Ирак, но в связи со всей войной с терроризмом: военное вмешательство США создает больше проблем, чем решает, ведет к дестабилизации ситуации и усилению гражданского конфликта.
К чести Брэндса и Фивера стоит отметить, что в своем заключении они признают, что «самый судьбоносный выбор произошел раньше всего: им стало решение о вторжении в Ирак в 2003 году и последовавшее за ним неэффективное управление в период оккупации». Однако затем авторы обрывают эту мысль и заявляют: «Нельзя утверждать, что вторжение в Ирак привело в движение силы, неизбежно повлекшие за собой проблемы, с которыми Соединенные Штаты сталкиваются с середины 2014 года».
Конечно, строго говоря, все это правда. Теоретически усиление ИГИЛ могли ограничить иные события. Однако совершенно четко и недвусмысленно доказано, что лишь решение не вторгаться в Ирак в 2003 году могло бы совершенно точно предотвратить возникновение этой террористической группировки. Причина вполне проста: единственной явной причиной возникновения ИГИЛ является вторжение США в Ирак.
Как сказал президент Обама в 2015 году: «ИГИЛ является ответвлением «Аль-Каиды» (организация запрещена в РФ — прим. ФАН) в Ираке, которое появилось в результате нашего вторжения. Появление ИГИЛ является примером непреднамеренных последствий. Именно поэтому мы должны целиться прежде, чем стрелять».
Дэвид Килкаллен, бывший член госдепартамента, специализирующийся на борьбе с терроризмом, выразился еще более прямолинейно: «ИГИЛ не было бы, если бы мы не вторглись в Ирак».
Также будет справедливо отметить, что ситуация значительно ухудшилась из-за неэффективного управления во время войны в Ираке. Так, решение о ликвидации иракской армии и создании после свержения Саддама Хуссейна переходного беспартийного правительства настроило против США бывших членов партии БААС. Многие из баасистов позже присоединились к повстанческому движению.
Но основную роль сыграли сами по себе вторжение и оккупация. В результате Ирак стал магнитом для мусульманских боевиков со всего Ближнего Востока и очагом повстанческого движения и терроризма. В 2006 году национальная разведка США, занимающаяся тенденциями глобального терроризма, подтвердила, что война в Ираке начала создавать новое поколение террористических лидеров и боевиков.
Война стала для джихадистов поводом взращивать глубокое негодование по поводу вмешательства США в жизнь мусульманского мира и расширять базу сторонников глобального джихадистского движения, говорилось в докладе.
И хотя в 2010 году Обама мог бы предпринять больше усилий по защите позиций США, в тот момент администрация Белого дома не могла предположить, что действия президента приведут к усилению ИГИЛ. Более того, даже если бы тогда в Ираке осталось 20 тысяч американских солдат, которые бы создали некоторые непосредственные препятствия для появления ИГИЛ, присутствие военных сил США никак не решило бы глубинные проблемы, которые привели к возникновению группировки.
Брэндс и Фивер также признают, что более высокий уровень присутствия войск США в регионе потенциально привел бы к обострению многих проблем, которые наделили ИГИЛ энергией и обеспечили саму причину их существования. Как видно на примере выносливости талибов (движение «Талибан» запрещено в РФ — прим. ФАН) в Афганистане, США могут остаться в Ираке на неопределенный срок без победы над терроризмом.
Действия Белого дома в 2010 году выглядят вполне обоснованно, учитывая тот факт, что в интересах США было покинуть Ирак. Как указывают Брэндс и Фивер, предшественница ИГИЛ — террористическая группировка «Аль-Каида» за прошедшие три года понесла в Ираке серьезные потери. Конечно, администрация Белого дома должна была рассчитывать на увеличение нестабильности после вывода войск, однако никто не предполагал, что действия Обамы могут привести к небывалому усилению ИГИЛ. С другой стороны многие, в том числе эксперты из государственного департамента при Буше, предсказывали всплеск хаоса, насилия и гражданских конфликтов после свержения Саддама Хусейна.
Суть в том, что все три альтернативных сценария при администрации Обамы, которые рассматривают Брэндс и Фивер, означают более активную борьбу с ИГИЛ на ранних стадиях (в текущем или предыдущем состоянии группировки). А подобная политика опасных военных вмешательств, несомненно, имела бы в будущем негативные и непредвиденные последствия и отразилась бы на США.
Так как же в будущем избежать возникновения таких монстров, как ИГИЛ? Урок заключается не в том, что иногда США должны использовать большую силу, а в том, что военные действия, особенно на Ближнем Востоке, неизбежно будут иметь негативные и непредвиденные последствия. Потому к этому варианту можно прибегать лишь в самом крайнем случае.
* Организация запрещена на территории РФ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

3684

Похожие новости
25 июля 2017, 01:20
22 июля 2017, 12:30
21 июля 2017, 18:40
21 июля 2017, 23:50
26 июля 2017, 17:20
27 июля 2017, 05:50

Новости партнеров

Актуальные новости
21 июля 2017, 21:10
26 июля 2017, 19:50
25 июля 2017, 11:20
28 июля 2017, 06:50
27 июля 2017, 13:20
21 июля 2017, 00:50

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
23 июля 2017, 01:20
22 июля 2017, 15:10
25 июля 2017, 18:50
22 июля 2017, 01:40
24 июля 2017, 15:20
25 июля 2017, 20:40
22 июля 2017, 11:50