Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

TNI: каковы будут политические ориентиры России в посткоронавирусном мире

Опытные шахматисты способны просчитывать положения фигур на доске на семь, десять или даже больше шагов вперед. Разумеется, чтобы развить этот навык, требуется время и практика. Однако даже самый талантливый шахматист регулярно сталкивается с проблемой: вы не знаете, как на ваш ход отреагирует оппонент. Анализ различных вариантов действий соперника и выбор лучшей ответной тактики — это чрезвычайно трудная задача.
Внешняя политика — это не игра, но в данном случае аналогия с шахматами вполне применима: несмотря на наличие неизвестных факторов и вероятность внезапных перемен, большинство иностранных правительств как правило действуют достаточно предсказуемо, на основании определенного «политического климата», который представляет собой совокупность общепринятых взглядов, присущих властям и советникам. Можем ли мы предсказать поведение России на основании нынешнего политического климата в Москве?
Сейчас можно с уверенностью сказать, что независимо от того, какая администрация займет Белый дом в январе 2021 года, ей не стоит ждать каких-либо существенных изменений во внутренней политике России в тот момент и в обозримом будущем. Никакая новая влиятельная политическая группа или народное движение не станут бросать вызов существующим политическим убеждениям касательно внешней политики, и быстрых изменений в стратегическом видении России тоже ожидать не стоит. Каковы ключевые компоненты ее стратегического видения?
Во-первых, московская элита продолжает верить в то, что западная политическая система столкнулась с упадком, и что этот упадок в настоящее время только углубляется. Глобальный финансовый кризис 2008 года, последовавший за ним длительный экономический спад, кризис еврозоны 2015 года, Брексит, а также экономические и политические последствия пандемии в 2020 году — все это российские комментаторы позиционируют как доказательства того, что Запад теряет свои господствующие позиции в мировой экономике и финансах.
Сегодня большинство представителей российского бизнеса, политической и интеллектуальной элиты, по всей видимости, неплохо себя чувствуют в условиях той модели государственного капитализма, которая закрепилась в России. В рамках этой модели принцип свободного рынка признается, однако центральное правительство может вмешаться в его работу в любой момент и любым способом, который оно посчитает подходящим, — и все это ради поддержания стабильности системы. Профессор Сергей Караганов, ведущий специалист Высшей школы экономики, открыто заявляет о том, что авторитарная модель капитализма однозначно является более эффективной по сравнению с либерально-демократической моделью. Хотя некоторые эксперты, такие как Александр Воробьев изх Российской академии наук, предупреждают, что такая вера в превосходство государственного капитализма просто отражает позицию их китайских коллег, сегодня мало кто в России испытывает опасения по поводу того, что в будущем в российской экономике и финансах могут доминировать китайские модели. Напротив, большинство в России с нетерпением ждут развития экономического, военного и культурного сотрудничества между этими двумя странами. Китай уже стал важным экономическим и политическим партнером Москвы, и стороны договорились о «стратегическом партнерстве».
Кроме того, многие в России ожидают, что конфронтация между Соединенными Штатами и Китаем станет одной из главных тем в международной политике. Вероятнее всего мир выйдет из периода пандемии со значительными потерями в социальной и экономической сферах. Однако растущий разрыв между двумя ведущими экономиками — Соединенными Штатами и Китаем — с одной стороны, а также между ними и всеми остальными странами с другой, существенно расширится. Начнется другая «холодная война». Если в период первой холодной войны главным пунктом разногласий была гонка вооружений, то теперь главными аренами соперничества станут экономика и киберпространство. Идеология тоже будет играть определенную роль. В сущности это будет дилемма о том, какая экономическая и политическая модель завоюет умы и сердца людей по всему миру: китайская или американская. Большинство российских экспертов отдают предпочтение первой.
Российско-американские отношения тоже вряд ли изменятся к лучшему в ближайшее время. Российские комментаторы считают, что Соединенные Штаты переживают серьезный внутриполитический кризис, из которого страна выйдет в значительной мере ослабленной. Некоторые даже считают, что сейчас под угрозой оказались сами основы правительства Соединенных Штатов и его политические институты, и американцы не смогут справиться с решением этой проблемы. По мнению профессора Высшей школы экономики Дмитрия Евстафьева, в отличие от россиян у американцев нет культурного и духовного «ядра» или выносливости, — сформировавшихся у россиян в результате Второй мировой войны, — чтобы преодолевать кризисы такого масштаба.
С точки зрения российских комментаторов, не Россия, а именно Америка не хочет налаживать отношения с Москвой. На это есть две причины. Во-первых, после холодной войны Америка придерживалась такой стратегии, в центре которой была идея необходимости любыми средствами препятствовать развитию России. Несколько поколений «ястребов» в американском правительстве, воспитанные в атмосфере русофобии, имеют полную свободу поступать так, чтобы навредить России и ее народу. Вторая причина носит политический характер, и она радует представителей обоих концов политического спектра. По мнению Москвы, американские правые бессознательным образом негативно реагируют на растущую конкурентоспособность и амбициозность России. С другой стороны, левые одержимы мрачной ситуацией с нарушениями прав человека в России. В результате в условиях нынешнего политического климата в Америке демонстрация «мягкости» в отношении России превращается в обузу для любого политика. Более того, администрация Трампа — задолго до начала пандемии и бунтов в крупных американских городах — использовала Россию как удобное «пугало» с целью отвлечь внимание общественности от внутренних проблем. Многие информационные издания и эксперты по России несут ответственность за навязывание антироссийской мантры, в основе которой лежат плохая осведомленность и идеологические предубеждения.
Если верить сообщениям, московская элита убеждена, что после ноябрьских президентских выборов в Вашингтоне мало что изменится. Главный редактор издания «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов призывает Россию отказаться в ее внешней политике от сосредоточенности на Соединенных Штатах. Тем не менее в течение нескольких недель общий тон комментариев в целом был в поддержку Трампа. Хотя, с точки зрения большинства экспертов в России, Трамп является более предпочтительным вариантом, Наталья Цветкова, профессор Санкт-Петербургского государственного университета, считает, что, даже если Трампу удастся удержаться во власти, его поддержка в России заметно снизится из-за отсутствия каких-либо положительных изменений в российско-американских отношениях. С другой стороны, Москва обеспокоена тем, что Джо Байден, скорее всего, поддержит введение нового пакета жестких санкций в отношении России, которые российский олигарх Олег Дерипаска уже назвал «санкциями из ада». Многие полагают, что, если американцы выберут Байдена, он не станет делать ничего, чтобы каким-то образом изменить токсичное наследие внешней политики Трампа. Внешнеполитическая команда Байдена все еще помнит то унижение, которое она пережила после неудачной попытки «перезагрузить» российско-американские отношения при администрации Обамы.
Российские власти хотели бы продолжить переговоры с Вашингтоном по вопросу о контроле над вооружениями и о продлении срока действия Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений. В то же время они не готовы идти на какие-либо серьезные уступки. Некоторые комментаторы считают, что попытки Трампа встретиться с Путиным осенью этого года объясняются исключительно стремлением американского президента сделать себе рекламу. Другие полагают, что любые переговоры будут иметь смысл только после ноябрьских выборов.
Антизападные общественные настроения в России, которые были широко распространены в 2014-2016 годах, — вызванные негативной реакцией Запада на действия России на Украине, — постепенно смягчаются. Многие россияне, особенно за пределами Москвы, уже устали от конфронтации с Западом. В то же время в рядах российского истеблишмента и общества в целом уже закрепилось устойчивое убеждение, что сотрудничество с Соединенными Штатами вряд ли принесет пользу России. Максим Соколов из агентства «Новости» сформулировал точку зрения большинства: при любой администрации Вашингтон будет продолжать попытки ослабить российскую экономику, чтобы у России не оставалось иного выбора, кроме как еще больше сблизиться с Ираном и Китаем. Такой исход нежелателен, «но у нас нет выбора», подытожил Соколов.
Российские власти продолжают верить в то, что их страна входит в глобальный клуб принимающих решения игроков, и упорно поддерживают идею о создании нового «концерта великих держав». Москва хочет играть стабильную роль в глобальных саммитах, в урегулировании конфликтов и глобальных институтах. В то же время Россия чувствует необходимость заполнить собой тот вакуум, который после себя оставило бездействие Америки, а также ее уход из таких регионов, как Ближний Восток. Российские политики надеются, что изоляционизм Америки при Трампе (или ожидаемый «мягкий» подход при Байдене) позволит укрепить авторитет России в качестве глобальной державы под руководством Путина. Россия продолжит сопротивляться существующему миропорядку, и Москва попытается взять на себя роль лидера. По словам прокремлевского эксперта Сергея Кургиняна, именно Россия поведет за собой в процессе «выхода из тупика». Она будет пытаться заключать новые альянсы со странами, — не обращая внимания на их политические системы, — которые согласятся с внешней политикой Москвы, с ее стратегическими целями, и поддержат их осуществление. В будущем Россия постарается расширить свои партнерские отношения в Азии, на Ближнем Востоке, в Латинской Америке и Тихоокеанском регионе.
Российские политики все еще считают постсоветское пространство сферой своих интересов и влияния. Любые проявления политической нестабильности в этих регионах считаются угрозой для России. Именно поэтому, как сказал Евгений Трещенков из Санкт-Петербургского государственного университета, политический кризис в Белоруссии может породить еще одну «горячую точку» в Европе.
Внимательный взгляд на шахматную доску позволяет оценить положение обеих сторон. Хотя все дальнейшие ходы предсказать невозможно, некоторые из этих ходов все же являются более ожидаемыми. В России практически сформировался консенсус по поводу того, что после окончания пандемии не стоит ждать каких-либо улучшений в отношениях между Соединенными Штатами и Россией. Шахматная партия продолжается.
Российские лидеры продолжают верить, что их страна принадлежит к глобальному клубу принимающих решения игроков, и неустанно поддерживают идею нового «концерта великих держав».
Эрик Шираев — политический психолог из Университета Джорджа Мейсона и глава лаборатории по репутационной политике.
Константин Худолей — профессор факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета и автор нескольких книг, включая книгу «Внешняя политика России» (Russian Foreign Policy).

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
668

Похожие новости
20 октября 2020, 15:20
20 октября 2020, 03:50
19 октября 2020, 16:30
19 октября 2020, 18:20
20 октября 2020, 17:10
20 октября 2020, 17:10

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
20 октября 2020, 11:30
20 октября 2020, 17:10
20 октября 2020, 17:10
20 октября 2020, 15:50
20 октября 2020, 12:00
20 октября 2020, 11:30

Выбор дня
19 октября 2020, 19:20
19 октября 2020, 23:10
20 октября 2020, 13:20
19 октября 2020, 20:50
20 октября 2020, 03:50

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
17 октября 2020, 01:50
15 октября 2020, 09:50
16 октября 2020, 14:20
17 октября 2020, 17:00
16 октября 2020, 22:00
16 октября 2020, 01:10
15 октября 2020, 15:40