Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Тиждень: нормандская риторика

Приезд в Нормандию обоих президентов, Порошенко и Путина, позволил Олланду испытать себя в роли миротворца (по примеру Саркози в Грузии). Тогда же возник тот формат переговоров с участием Франции, Германии, Украины и России, который и назвали «нормандским». Французско-немецкое присутствие уберегало от манипуляций, которые неизбежно возникли бы в случае прямых переговоров Киева с Москвой. Попытка привлечь к переговорному процессу американцев и ЕС (женевский формат) так и осталась попыткой, и не понравилась Кремлю. Для Украины, конечно же, было бы выгодно присутствие американцев и руководителей Евросоюза. Однако переговоров с Россией без их участия не осуществить. Нормандский формат, с легкой руки президента Олланда, стал тем компромиссом, который позволил усадить агрессора и его жертву за стол переговоров в присутствии уважаемых свидетелей.
75-летие высадки союзников в Нормандии в этом году будут отмечать без Путина. В Кремле немного публично повозмущались, но невыгодную для себя тему игнорирования раздувать не стали. На аргумент французов об изменении репрезентативного уровня церемонии, которым будет руководить премьер-министр, а не президент, (как пять лет назад), отреагировали кисло: Трамп же приглашен. Однако, дальше язвительных комментариев на уровне Дмитрия Пескова дело не сдвинулось. Москва концентрирует усилия своих лоббистов на другом направлении: добивается отмены санкций против себя в Совете Европы, без возвращения Украине Крыма. Без французов и немцев изменить регламент международной организации нереально, поэтому на торжествах в Нормандии решили не зацикливаться.
Новоизбранного украинского президента тоже не пригласили во Францию на эти торжества, хотя в апреле, во время краткого визита Порошенко в Париж, вероятность украинского присутствия на мероприятии обсуждалась. Как пояснили «Тиждню» в министерстве иностранных дел, решили «не создавать исключений и не выделять ни одно из постсоветских государств». Если пять лет назад Франсуа Олланд воспользовался историческим юбилеем как поводом попробовать себя в роли модератора урегулирования вооруженного конфликта между Украиной и Россией, то Эмманюэль Макрон в аналогичной ситуации сделал противоположный выбор. В Нормандию приглашены только непосредственные участники событий 1944-го года — британцы, американцы, канадцы и бельгийцы.
«Французская традиция, начатая Франсуа Миттераном, заключается в том, чтобы собирать широкий круг руководителей государств и правительств на круглые даты: 40, 50, 60, 70 лет с начала операции «Оверлорд», — пояснили в пресс-службе президентской администрации. В года, оканчивающиеся цифрой 5, церемонии всегда скромнее». Такова формальная сторона дела. А что за кулисами?
Бросается в глаза, что королева Великобритании, как и Макрон, тоже не пригласила в Портсмут Владимира Путина, несмотря на то, что английские торжества масштабнее чем французские и заявлены как встреча руководителей государств-союзников. В Британии (но не во Франции) будет присутствовать Ангела Меркель. Однако наследников «победоносной Красной армии» ни на каких событиях не предусмотрено. Почему? «Россия не отступается от своих экспансионистских планов не только в отношении ближайших соседей, но и по всему миру, — поделился мыслями с «Тижднем» бывший французский дипломат. — Ни британцам, ни французам не понравилось явное вмешательство российских троллей в свои выборы и референдум по Брекситу. Однако ни Париж, ни Лондон не готовы пригласить на юбилейный саммит, скажем, президентов балтийских стран, Украины, Белоруссии, Молдавии и одновременно обойти Путина. Откровенно провоцировать его никто не станет».
Когда пять лет назад Франсуа Олланд пригласил на торжества в Нормандию Петра Порошенко, это посчиталось как отрицание российской политики единоличного присвоения победы во Второй мировой войне. Как, будто другие народы СССР не воевали и не погибали. Только украинцев, по разным подсчетам, в той войне погибло от 5 до 7 миллионов человек. Приезд в Нормандию обоих президентов, Порошенко и Путина, позволил Олланду испытать себя в роли миротворца (по примеру Саркози в Грузии). Тогда же возник тот формат переговоров с участием Франции, Германии, Украины и России, который и назвали «нормандским». Французско-немецкое присутствие уберегало от манипуляций, которые неизбежно возникли бы в случае прямых переговоров Киева с Москвой. Попытка привлечь к переговорному процессу американцев и ЕС (женевский формат) так и осталась попыткой, и не понравилась Кремлю. Для Украины, конечно же, было бы выгодно присутствие американцев и руководителей Евросоюза. Однако переговоров с Россией без их участия не осуществить. Нормандский формат, с легкой руки президента Олланда, стал тем компромиссом, который позволил усадить агрессора и его жертву за стол переговоров в присутствии уважаемых свидетелей.
Насколько начинание оказалось успешным — другое дело. Если Минск-1, подписанный в сентябре 2014 года, все же позволил притормозить кровопролитие, то Минск-2 стал скорее символом соглашения о тупике, содержащего в себе невыполнимые обязательства. Но несмотря на все, лучшей переговорной базы пока нет. В Париже вздохнули с облегчением, когда новый глава СНБО Украины Александр Данилюк подтвердил, что переговоры в нормандском формате будут продолжаться и украинская сторона примет в них участие, как только будет согласовано новую встречу.
Впрочем, ориентировочная дата пока не назначена. «Как только для этого будут созданы надлежащие политические условия», — сказал Макрон. Очевидно, западные партнеры ждут результатов досрочных парламентских выборов, а также требуют времени, чтобы понаблюдать за конкретными шагами нового президента Зеленского. Если Олланд относился к нормандскому формату как к своему дипломатическому детищу и лично прилагал усилия, чтобы заполнять его встречами и консультациями, то Макрон выглядит в этом процессе то ли скептичнее, то ли равнодушным. Возможно, французский лидер, как и немало других политиков, не находит четкого реального пути реализации минских соглашений, поэтому не хочет, чтобы его имя ассоциировалось с дипломатическим фиаско. Может быть также, что за плотным графиком и тонной внутренних французских форс-мажоров он не находит времени и желания тщательно приступить к этому не совсем перспективному делу. Наконец, персональные мотивации Макрона не так важны. Реальный вес имеют только факты. Отправным из них можно считать дату последней встречи нормандской четверки на высшем уровне — октябрь 2016-го года.
Почему на протяжении двух с половиной лет нормандский формат поддерживался исключительно консультациями на министерском уровне? Причин несколько. Важнейшая — открытый вооруженный конфликт постепенно превратился в позиционный. Если на период правления Олланда пришлась горячая (первая) фаза российской агрессии, то Макрон унаследовал, по факту, замороженный конфликт. Нет событий, нет динамики — нет и спешки. Для французской внешней политики приоритетом всегда были взаимоотношения с Германией, развитие ЕС, отношения с Соединенными Штатами, Африка… Эти константы сложились не вчера, и не завтра изменятся. Французская пресса почти не пишет об Украине. Сегодня другие акценты.
Вторая причина — это общий международный контекст. При Олланде санкции против России устанавливались, при Макроне они продолжаются. К санкциям привыкли, к их причинам — также. Кремлевские лоббисты землю роют, чтобы отменить ограничения в промышленном секторе. Только что перегрузился Европарламент, в июне в Брюсселе собирается Европейский совет, ведь нынешние санкции действительны до 31 июля. В общем, относительно российской экспансии деятельность Макрона является продолжением линии Олланда. На личностном уровне (в отличие от Саркози) оба политика придерживаются определенной дистанции с Путиным. Однако, оба не отреклись от реальной политики, воспринимая РФ как давнего, привычного, великого и все еще влиятельного партнера. Встречаться, чтобы ни о чем не договориться, Макрону не интересно. Шансы на изменения в ситуации на Востоке Украины, которые можно было бы себе записать в актив дипломатических успехов, сейчас не прорисовываются. Ничто не подталкивает французского лидера к активным действиям.
Третий, очевидный фактор затишья — украинские выборы. У немецких и французских партнеров значительно меньше мотиваций решать украинские проблемы, чем у самих украинцев. Многое зависит от следующих шагов нового руководителя государства. Качество переговорного процесса в нормандском формате как никогда зависит от того, насколько активной и профессиональной будет внешняя политика Киева. Ибо соблазн договариваться о нас без нас никуда не исчезал. Телефонные переговоры Меркель — Макрон — Путин после инаугурации Зеленского уже состоялись. Важно, чтобы такой механизм общения не стал нормой.
Было бы преувеличением считать президента Макрона проукраинским политиком. Но он также не является и пророссийским (в отличие от многих других французских лидеров). Для украинской дипломатии — это окно возможностей, которое за три года может и закрыться. Нормандский формат, при всех своих несовершенствах, вполне мог бы стать уместной ступенькой для следующих успешных шагов Украины в западном направлении. Лишь бы нашлась на это политическая воля.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
480

Похожие новости
20 июня 2019, 18:50
20 июня 2019, 16:10
20 июня 2019, 16:10
19 июня 2019, 15:50
20 июня 2019, 02:40
20 июня 2019, 18:50

Новости партнеров

Актуальные новости
20 июня 2019, 13:20
20 июня 2019, 21:30
20 июня 2019, 13:20
19 июня 2019, 15:50
20 июня 2019, 16:10
20 июня 2019, 18:50

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ
Загрузка...

Популярные новости
14 июня 2019, 20:30
14 июня 2019, 14:20
14 июня 2019, 22:20
18 июня 2019, 20:50
15 июня 2019, 14:40
16 июня 2019, 12:10
15 июня 2019, 01:40