Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

The Paper: Россия хочет спасти отношения с Америкой?

28 июля в Женеве завершился первый раунд громких американо-российских переговоров по стратегической стабильности. Хотя встреча длилась всего один день и проходила за закрытыми дверями, и две страны не достигли каких-либо прорывных договоренностей, последующие заявления обеих сторон показали, что переговоры действительно содержали много информации. Эта информация касается не только соответствующих позиций США и России, но затрагивает и другие страны. Принимая во внимание тот факт, что прогресс в переговорах по стратегической стабильности между Соединенными Штатами и Россией неизбежно окажет чрезвычайно глубокое влияние на международную ситуацию, понимание исходных характеристик переговоров по стратегической стабильности и глубокого смысла, скрытого за ними, имеет очень важное значение для раскрытия текущего состояния конкуренции и отношений между крупными державами.
Особенности переговоров по стратегической стабильности между США и Россией
Судя по соответствующим заявлениям, сделанным после встречи, на российско-американских переговорах по стратегической стабильности в основном обсуждались следующие пункты:
Во-первых, существует некоторое взаимопонимание, как и определенные разногласия между Америкой и Россией. В ходе этой встречи две страны «обсудили всесторонние пути для обеих сторон для поддержания стратегической стабильности, перспективы контроля над вооружениями и меры по снижению рисков», а также «обсудили необходимость изучения всех видов оружия, способного поражать стратегические цели, включая ядерное и обычное оружие». Это показывает, что в ответ на проблемы, возникшие после возобновления действия «Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений» (СНВ-III), у Соединенных Штатов и России есть пространство для дальнейших переговоров по вопросу о том, стоит продолжать ли добиваться новых договоренностей по сокращению стратегических вооружений или нужно подписать совершенно новое обязательное соглашение.
С другой стороны, разногласия между двумя сторонами также очевидны. В основном это проявляется в областях переговоров по стратегической стабильности и включении в них других государств-членов. Первое проявляется в предложении России включить систему противоракетной обороны США в сферу переговоров, в то время как США выступают решительно против этого. Второе заключается в том, что Соединенные Штаты намерены в конечном итоге все-таки втянуть Китай в переговоры, в то время как Россия предпочитает присоединить Великобританию и Францию.
Во-вторых, обе стороны намерены улучшить двусторонние отношения, хотя и преследуют разные цели. Переговоры по стратегической стабильности стали поворотным моментом в развитии отношений между Америкой и Россией. В середине июня президент США Джо Байден заявил, что следующие 6-12 месяцев покажут, насколько успешно Россия и Соединенные Штаты начали стратегический диалог. Другими словами, следующие 6-12 месяцев станут критическим периодом для того, чтобы показать, смогут ли США и Россия успешно запустить переговоры по стратегической стабильности. Поэтому Соединенные Штаты назвали встречу в Женеве «началом диалога», пытаясь использовать переговоры по стратегической стабильности для стабилизации отношений с Россией и предотвращения дальнейшего ее сближения с Китаем.
Что касается России, то она надеется с помощью переговоров по стратегической стабильности вытащить российско-американские отношения из «ямы», которая постоянно становится все «глубже», и в то же время она хочет значительно снизить геополитическое, экономическое и военное давление на себя. По этой причине заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков считает, что диалог по стратегической стабильности продемонстрирует потенциал по сближению России и США.
Наконец, привлекают внимание темпы продвижения переговоров по стратегической стабильности между США и Россией. Женевские переговоры являются конкретным проявлением реализации консенсуса, достигнутого на саммите США и России в середине июня. В то время Байден придерживался позиции «давайте посмотрим», и изменение его позиции получило своевременный отклик от президента России Владимира Путина. Хотя оба они позже попытались преуменьшить ожидания внешнего мира в отношении результатов саммита, последовавшие за этим быстрые действия двух стран показали, что обе стороны возлагают большие надежды на диалог по стратегической стабильности. Через восемь дней после встречи на высшем уровне с российской стороны уже появилась новость о том, что первый раунд переговоров по стратегической стабильности состоится в июле. И он действительно состоялся 28 июля. В то же время стороны заявили, что проведут еще один раунд переговоров на высоком уровне в конце сентября.
Менее чем за два месяца американо-российские отношения достигли прогресса в диалоге по стратегической стабильности, что на самом деле чрезвычайно быстро. В этот период, чтобы добиться прогресса в отношениях с Россией, Соединенные Штаты даже сознательно координировали свои действия с европейскими странами, чтобы скорректировать свою политику в отношении России, изменив свою прежнюю жесткую позицию по второй нитке газопровода «Северный поток». По мере того как переговоры продолжают углубляться, скорость потепления в американо-российских отношениях может превзойти ожидания большинства людей.
Влияние российско-американских переговоров по стратегической стабильности
Влияние продвижения двусторонних переговоров по стратегической стабильности в основном отражается в следующих аспектах:
Во-первых, у США есть возможность вновь поднять проблему ядерного оружия Китая. Продвигая всесторонний диалог с Россией на основе переговоров по стратегической стабильности, Соединенные Штаты продемонстрировали сильную ориентацию на Китай с точки зрения выбора участников и детального планирования. Американским лицом, ответственным за переговоры по стратегической стабильности, является первый заместитель госсекретаря Венди Шерман, которая только недавно посетила Китай. Ее рабочий график ориентирован на Китай и Россию, и его можно охарактеризовать как «бесшовную стыковку» — 25-26 июля визит в Китай, а 28 июля проведение переговоров с Россией. В то же время госсекретарь США Энтони Блинкен побывал с визитом в Индии и Кувейте, а министр обороны Ллойд Остин посетил три страны Юго-Восточной Азии.
Таким образом, рабочие договоренности Шерман с Китаем и Россией в то же время являются важной частью плотных дипломатических расстановок для высокопоставленных чиновников правительства США, и все говорит о том, что Шерман было бы трудно уклониться от китайского вопроса в переговорах по стратегической стабильности с Россией. Что касается фактических результатов, США уже действительно подняли вопрос о реальной ядерной мощи Китая на переговорах по стратегической стабильности. Принимая во внимание грубый подход бывшего президента Дональда Трампа по принуждению Китая к участию в переговорах по контролю над вооружениями между США и Россией, нынешние действия Америки имеют совершенно другой облик, но схожий смысл.
В ответ на неоднократные попытки Соединенных Штатов втянуть Китай в переговоры по контролю над вооружениями, министерство иностранных дел КНР не один раз заявляло, что Китай не намерен участвовать в трехсторонних переговорах по контролю над вооружениями, и указывало, что существует огромный разрыв в качестве и количестве ядерных арсеналов КНР и США. Поэтому Поднебесная считает, что на данном этапе невозможно требовать от него участия в переговорах по ядерному разоружению с Соединенными Штатами и Россией. Раздувание Америкой «китайского фактора» используется для того, чтобы оправдать свой отказ выполнять свои особые приоритетные обязанности по ядерному разоружению, а также найти причины для того, чтобы ослабить запреты для себя и получить абсолютное военное превосходство. Замминистра иностранных дел России Рябков также заявил журналистам после встречи, что возможность присоединения Китая к переговорам «очень мала, если не отсутствует полностью». Другой высокопоставленный российский дипломат также указал на это. Поскольку Соединенные Штаты и Россия все еще обладают крупнейшими ядерными арсеналами в мире, для Китая «нерационально» каким-либо образом присоединяться к переговорам по контролю над вооружениями.
Кроме того, небольшое изменение позиции России может повлиять на дальнейший прогресс переговоров по стратегической стабильности. Россия своевременно отреагировала на предложение Соединенных Штатов начать переговоры, что внесло поправки в относительно слабую сторону отношений между США и Россией в китайско-американо-российском треугольнике и заставило Россию занять наиболее выгодную позицию. С углублением последующих переговоров выбор России по таким вопросам, как гиперзвуковые ракеты, кибернетические и космические атаки, оружие космического базирования и ядерная мощь Китая, заслуживает дальнейшего внимания.
По словам посла России в США Анатолия Антонова, Москва будет участвовать в переговорах по принципу «уступка за уступку» — а это значит, что она не собирается поддаваться чистому давлению со стороны США. Однако, если Соединенные Штаты изменят свою позицию на следующем этапе и попытаются обсудить некоторые вопросы с Россией на основе принципа «уступка за уступку», то, как Россия отреагирует, также заслуживает внимательного наблюдения. В будущих переговорах по стратегической стабильности то, как Россия будет измерять отношения со всеми сторонами по конкретным вопросам и насколько далеко она готова пойти по этому пути, будет иметь важное влияние на дальнейшее развитие переговоров.
Наконец, расширение дискуссии об объемах включенного стратегического оружия предвещает существенные изменения в будущих переговорах по сокращению стратегических вооружений. Из заявления Соединенных Штатов и России о том, что «обсуждается необходимость изучения всех видов оружия, способного поражать стратегические цели, включая ядерное и обычное оружие», видно, что переговоры выявили тенденцию к включению обычных видов вооружений в сферу договоренностей. Это означает, что обычное оружие, представленное ракетами малой и средней дальности, весьма вероятно, будет классифицировано как стратегическое, и это существенно выйдет за рамки определения «стратегического оружия» в СНВ-III и откроет путь для других стран к присоединению к переговорам в будущем. Таким образом, даже когда «Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений» истечет в 2026 году, и Соединенные Штаты, и Россия предпочтут не подписывать новое соглашение, а будут и дальше его продлевать. Переговоры по этому вопросу будут в корне отличаться от предыдущих.
Цуй Жунвэй (崔荣伟) — младший научный сотрудник Института международных исследований Шанхайской академии общественных наук

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники



Загрузка...
406

Похожие новости
20 сентября 2021, 21:10
20 сентября 2021, 02:10
20 сентября 2021, 17:20
20 сентября 2021, 13:30
20 сентября 2021, 17:20
19 сентября 2021, 03:50

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
20 сентября 2021, 07:50
20 сентября 2021, 17:20
20 сентября 2021, 15:20
20 сентября 2021, 13:30
20 сентября 2021, 21:10
20 сентября 2021, 21:10

Выбор дня
20 сентября 2021, 17:20
20 сентября 2021, 10:10
20 сентября 2021, 04:00
20 сентября 2021, 13:30
20 сентября 2021, 02:10

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
20 сентября 2021, 05:50
14 сентября 2021, 11:10
14 сентября 2021, 23:00
14 сентября 2021, 18:50
14 сентября 2021, 15:00
17 сентября 2021, 01:50
15 сентября 2021, 00:30