Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

The New Yorker: печальные итоги импичмента Трампа

Этот раз ничем не отличался от предыдущего. По крайней мере для подавляющего большинства республиканцев в Палате представителей. И неважно, что толпа сторонников Трампа устроила настоящий беспредел, который угрожал их собственной безопасности и унес жизни нескольких человек, и что президент сыграл непосредственную роль в том, чтобы натравить эту толпу на Капитолий. Когда члены Палаты представителей вернулись на место преступления в среду, чтобы объявить первый в истории США второй импичмент президенту, результат оказался до печального предсказуемым: демократы поддержали импичмент, а республиканцы — за редким исключением — нет.
Итак, второй импичмент, объявленный Дональду Джону Трампу, как и первый импичмент, войдет в историю не в качестве примера попыток заставить президента ощутить последствия его действий, а как очевидное подтверждение того, что Республиканская партия до сих пор остается рабыней Трампа. В каком-то смысле это так же разрушительно для американской демократии, как и тот неистовый мятеж, который спровоцировал начало процедуры импичмента неделю назад. В среду, 13 января, демократы говорили о «подотчетности» и «ответственности», а республиканцы — о «единстве» и необходимости «двигаться дальше». В результате, разумеется, мы не увидели ничего из перечисленного.
Был шанс — конечно же, крошечный, но все же шанс, — что все произойдет иначе. Поведение Трампа на прошлой неделе, по сути, представляло собой непосредственную атаку на Конституцию США. Возможно, в свои последние дни на посту президента Трамп зашел слишком далеко даже с точки зрения тех, кто защищал его все эти годы? «Мы любим вас», — сказал он, обращаясь к выступавшим от его имени мятежникам, в видео, которое было опубликовано в самый разгар бунта. А когда он закончился, Трамп даже не подумал извиниться, он не признал свою вину и даже не выразил сожалений по поводу той роли, которую он сыграл в превращении митинга в настоящий мятеж. Во вторник утром, не испытывая ни малейшего раскаяния, он сказал репортерам — когда отправлялся в свою несвоевременную прощальную поездку к границе в Аламо, штат Техас, — что в своем выступлении 6 января он вел себя «совершенно подобающим образом».
В течение четырех лет мы постоянно пребывали в состоянии ожидания: когда республиканцы конгресса, которых, несомненно, раздражали беспорядочные действия Трампа и которые не могли согласиться с множеством его политических решений, наконец отвернутся от него? Но они так этого и не сделали. Затем, во вторник, появились новости о том, что лидер сенатского большинства Митч Макконнелл (Mitch McConnell) считает, что Трамп действительно совершил преступления, за которые ему необходимо объявить импичмент, и что он «рад» попыткам демократов объявить Трампу импичмент. Агентство CNN подтвердило эту информацию, добавив, что Макконнелл «ненавидит» Трампа — из-за атаки на Капитолий и того поведения, которое президент демонстрировал после нее. Момент этой очевидной «утечки», казалось, был выбран таким образом, чтобы повлиять на республиканцев Палаты представителей, которые, возможно, все еще сомневались, стоит ли им поддержать импичмент.
Это стало отражением того политического урока, который мы извлекли из первого импичмента Трампа: поскольку в Палате представителей ни один республиканец не поддержал импичмент, убедить республиканцев Сената поддержать его было невозможно. Но это было до 6 января, то есть до штурма Капитолия. А также до того, как Трамп лишил Макконнелла возможности остаться лидером сенатского большинства — саботировав шансы республиканских кандидатов в Джорджии, где всего за несколько часов до начала бунта в Вашингтоне оба места достались демократам. Это стало расплатой. Или, по крайней мере, так казалось.
Спустя несколько минут после новостей о позиции Макконнелла Лиз Чейни (Liz Cheney), третий по старшинству представитель Республиканской партии в Палате представителей, объявила о том, что она будет голосовать за импичмент Трампа. «Никогда прежде не было большего предательства, совершенного президентом в отношении своей должности и присяги на Конституции», — заявила она. Предвидя аргументы своих коллег-республиканцев, которые могли настаивать на более тщательном расследовании, она постаралась пресечь их. «Того, что нам известно, достаточно, — сказала Чейни. — Президент Соединенных Штатов созвал эту толпу, собрал ее и разжег пламя этой атаки».
Примеру Чейни последовали и другие «отступники» из числа республиканцев. Адам Кинзингер (Adam Kinzinger) от штата Иллинойс громко критиковал Трампа с момента его избрания на пост президента и стал критиковать его еще громче и яростнее после штурма Капитолия. Потом были Фред Аптон (Fred Upton) из Мичигана и Джейми Эррера Бойтлер (Jaime Herrera Beutler) из Вашингтона. «Я не встаю ни на чью сторону, — заявила Эррера Бойтлер. — Я выбирают правду. Это единственный способ победить страх».
Но к утру среды стало очевидно, что ни о каком «прорыве дамбы» речь не идет. Скорее речь шла о небольшой трещине в прежде идеальном фасаде Республиканской партии. К моменту начала дебатов по вопросу об импичменте только пятеро республиканцев публично заявили, что они будут голосовать за импичмент Трампа, и только двое республиканцев присоединились к ним уже во время дебатов: это были Дэн Ньюхаус (Dan Newhouse) из Вашингтона и Питер Мейер (Peter Meijer) из Мичигана. По мнению экспертов, если бы 10-20 республиканцев Палаты представителей открыто выступили против Трампа, это стало бы весьма сильным сигналом, но, если их меньше, тогда импичмент превращается просто в очередной ничего не значащий символический жест. В действительности этого даже близко не произошло.
К середине дня стало ясно, что драматичного мятежа республиканцев в последнюю минуту ожидать не стоит. Лидер меньшинства в Палате представителей Кевин Маккарти (Kevin McCarthy) взял слово, чтобы — с запозданием — признать победу Джо Байдена и возложить вину за действия толпы на Трампа. «Президент несет ответственность», — заявил Маккарти, добавив, что сам президент пока эту ответственность не признает. Однако Маккарти не озвучил никаких предложений касательно того, что можно сделать дальше, хотя он все же упомянул о той двухпартийной резолюции, которую демократы к тому моменту уже отвергли, сочтя ее неудовлетворительной. Более показательным признаком того, какую позицию заняли республиканцы, стали действия Джима Джордана (Jim Jordan), который руководил ходом дебатов в палате от имени своей партии. Джордан, которого ранее на этой неделе Трамп наградил Медалью Свободы в благодарность за то, что Джордан защищал его в ходе предыдущего импичмента и «охоты на ведьм», решил не терять времени на попытки оправдать слова и действия президента. Вместо этого он выступил с речью, которая вполне могла бы прозвучать из уст какого-нибудь приглашенного гостя в одной из программ на любимом телеканале Трампа Fox News, — с речью о недостатках «культуры вычеркивания» и о блокировке аккаунта Трампа в твиттере после захвата Капитолия.
Стремление Джордана игнорировать суть вопроса было вполне оправданным. Этот импичмент мало чем отличался от предыдущего, и мог ли он вообще отличаться? Было уже слишком поздно для того, чтобы республиканцы могли принять какие-то меры против Трампа, — они несколько лет голосовали за него, поддерживали его и оправдывали его поведение. Почти 140 республиканцев Палаты представителей склонили головы перед Трампом и проголосовали за то, чтобы оспорить результаты голосования выборщиков, — спустя несколько часов после штурма Капитолия. Если бы они могли продолжить это противоречащее конституции наступление на демократический процесс, тогда они, разумеется, не отвернулись бы от Трампа сейчас, когда до окончания его срока осталась всего неделя. И даже те, кто отвернулся от Трампа, до настоящего момента все время с ним соглашались. Они согласились с желанием Трампа переизбираться на второй срок. Они проголосовали за то, чтобы он мог вернуться на пост президента на второй срок, — несмотря на то, что 300 тысяч американцев погибли из-за пандемии, в которую президент отказывался верить.
Когда голосование по импичменту было завершено, оказалось, что всего 10 республиканцев его поддержали, и 197 республиканцев проголосовали против. Это стало самым большим числом членов палаты, проголосовавших против президента из их партии по вопросу об импичменте, однако их число все равно оказалось очень и очень маленьким.
Макконнелл, который, вероятно, имеет какие-то личные претензии к Трампу, все еще способен считать голоса. Он поспешил объявить, что он не станет созывать срочное заседание Сената, чтобы обсудить вопрос об импичменте Трампа до того, как истечет срок его полномочий. Таким образом, этот бардак вокруг Трампа плавно перетечет в президентство Байдена, и слушания по импичменту придется проводить уже новому демократическому большинству Сената. Макконнелл и еще несколько республиканцев Сената все же смогут проголосовать за импичмент Трампа, однако они сделают это уже после того, как президентский срок Трампа формально завершится. Речь уже не идет о том, чтобы сместить президента.
Вашингтон всегда был пропитан лицемерием. Но эти дебаты по вопросу об импичменте просто утопают в нем. Спустя год после оправдания Трампа по итогам рассмотрения дела, в ходе которого не было ни свидетелей, ни улик, республиканцы заявили в среду, что это был фальшивый импичмент, потому что в нем не было ни свидетелей, ни улик. Они выставили себя в качестве защитников Первой поправки, выступив от имени президента, который последние четыре года называл журналистов «врагами народа». Республиканская партия, которая утвердила кандидатуру судьи Верховного суда за восемь дней до президентских выборов, выступила против импичмента президента спустя семь дней после того, как он спровоцировал толпу на мятеж.
Когда на этой неделе я отправилась освещать заседания конгресса, я увидела, что здание Капитолия окружает множество сотрудников служб безопасности. Внутри было пугающе мало людей, в тот ущерб, который на прошлой неделе нанесли разбушевавшиеся сторонники Трампа, до сих пор бросался в глаза — поцарапанные стены и отсутствие стекол в окнах, наспех закрытых фанерой. На цокольном этапе появился импровизированный мавзолей офицера полиции Брайана Сикника (Brian Sicknick), погибшего от рук толпы, которая защищала президента, прикрывавшегося лозунгами о «законе и порядке».
У входа в сессионный зал Палаты представителей по указу спикера Нэнси Пелоси появились новые магнитометры, и все члены конгресса обязаны через них проходить. Но когда члены палаты собрались на заседания во вторник Лорен Боуберт (Lauren Boebert), конгрессвумен из Колорадо, имеющая привычку носить с собой пистолет, которая в режиме реального времени писала в твиттере о передвижениях спикера в самый разгар мятежа, отказалась передать свою сумку полицейским, когда сработала система оповещения. Многие из ее коллег-республиканцев тоже отказались это сделать, и некоторые устроили целый спектакль, возмущаясь в связи с новыми мерами. Дебби Леско (Debbie Lesko) из Аризоны пожаловалась в твиттере на то, что их «обыскивали как преступников», и заявила, что внедрение подобных мер безопасности — очевидно, она никогда не летала из Аризоны в Вашингтон — служит доказательством, что теперь Палата представителей превратилась в «коммунистическую Америку Пелоси». Эти картины стали таким же показательным отражением истинного положения вещей в нашей политике, как и сами дебаты по вопросу об импичменте. Именно Дебби Леско, а вовсе не Лиз Чейни, является сегодня лицом Республиканской партии — Республиканской партии Трампа.
Между тем в Вашингтоне в связи с практически беспрецедентной угрозой для безопасности принимаются меры для обеспечения безопасности на Капитолийском холме и во время инаугурации Байдена. К дню инаугурации в Вашингтон будет стянуто больше американских военных, чем их было в Афганистане или Ираке, — около 20 тысяч в общей сложности, — и впервые с 1860-х годов на Капитолийском холме развернуты силы Национальной гвардии.
Военные находятся там из-за лжи, чудовищной лжи, которую внушает президент и которую распространяют многие республиканцы, вставшие на его защиту в среду, 13 января, — лжи по поводу итогов выборов, которые он проиграл и поражение в которых он отказался признать. Из-за них Америка теперь превратилась в страну, которой приходится строить стену вокруг Капитолия, чтобы защитить конгресс, — и не от какой-то иностранной угрозы, а от самих американцев. Независимо от итогов второго процесса импичмента Дональда Трампа, это вряд ли можно назвать достойным наследием президента.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
493

Похожие новости
22 января 2021, 11:40
22 января 2021, 11:40
22 января 2021, 17:20
22 января 2021, 14:10
23 января 2021, 23:50
24 января 2021, 03:40

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
22 января 2021, 11:40
22 января 2021, 11:40
22 января 2021, 13:40
24 января 2021, 01:40
22 января 2021, 17:20
22 января 2021, 09:50

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
20 января 2021, 10:20
18 января 2021, 11:50
21 января 2021, 18:40
17 января 2021, 13:50
17 января 2021, 10:10
21 января 2021, 19:30
19 января 2021, 23:20