Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

The Atlantic: Байден провалился в Афганистане. Зато выиграл Трамп

Падение Кабула — огромная катастрофа.
Это большое бедствие для народа Афганистана, которому теперь придется жить при теократическом режиме, который подавляет его самые основные свободы, безжалостно наказывает инакомыслящих и гордо угнетает женщин. Это большое бедствие, в частности, для тех десятков тысячи афганцев, которые помогали западным представителям в попытках построить лучшую страну, а затем в бессилии смотрели на то, как бесстыдно были отвергнуты данные им обещания убежища, и теперь сталкиваются со смертельным гневом талибов. Это огромная катастрофа для многих стран мира. Это огромная катастрофа для доверия к Западу, чьи обещания встать на защиту союзников, которым угрожают авторитарные режимы типа России и Китая, оказались теперь пустым звуком. И это гигантская катастрофа для Соединенных Штатов, безопасность которых окажется под серьезным вопросом теперь, когда Талибан* освободил огромное количество боевиков Аль-Каиды** и может позволить террористическим группам снова создавать свои полигоны смерти в Афганистане.
Среди этих ужасов по понятным причинам несколько потерялся из виду более «непрямой» итог последних ужасных дней: вопиющая неудача Америки в Афганистане также служит приговором той концепции, которая лежит в основе внешней политики Джо Байдена.
Обеспокоенные популярностью атак Дональда Трампа на внешние обязательства Америки, включая ее присутствие в Афганистане, ключевые политические игроки в Вашингтоне все последние несколько лет поддерживали идею «внешней политики для среднего класса». Ее сторонники утверждали, что для того, чтобы отстаивать роль Америки как гаранта либерального международного порядка, и помешать авторитарным популистам, как Дональд Трамп, победить на выборах, стране необходимо отказаться от непопулярных зарубежных миссий, таких как в Афганистане, и сосредоточиться на действиях, которые напрямую наполняют кошельки обычных американцев.
Но первое же серьезное испытание этой политики теперь показало, что она, скорее всего, потерпит полную неудачу. Вывод войск из Афганистана не только не сделал менее вероятным возвращение Трампа во власть, но еще и усилил впечатление того, что устоявшийся истеблишмент страны слишком слаб и некомпетентен. Если администрация Байдена намерена избежать подобных катастроф в предстоящие годы, она должна отказаться от тех рамок, в которых Вашингтон сегодня рассматривает американскую внешнюю политику.
Внешняя политика Трампа представляла собой бессвязный хаос. Во время кампании 2016 года он неоднократно осуждал Си Цзиньпина и постоянно предупреждал об опасности, исходящей от Китая. Затем он встретился с Си и внезапно оказался преисполнен похвалами в его адрес. «Он великолепен», — сказал Трамп в 2018 году. Оценка Трампом других государственных деятелей, включая как демократически избранных лидеров, таких как Эммануэль Макрон и Синдзо Абэ, так и автократов, таких как Ким Чен Ын и Абдель Фаттах аль-Сиси, претерпела аналогичные резкие колебания, по-видимому, мотивированные не более, чем той решимостью, с которой они льстили американскому президенту.
Но было бы ошибкой позволять личному непостоянству Трампа заслонять ту бессердечную последовательность, которая характеризует его основополагающие взгляды на мир. В целом, его подходы во внешней политике, как и у многих других популистов во всем мире, основываются на трех простых принципах. Во-первых, он считает, что политические лидеры всегда должны ставить непосредственные интересы своей страны выше любых других соображений. Во-вторых, он считает, что национальным интересам Америки плохо служат дорогостоящие или длительные обязательства в зарубежных странах. И в-третьих, он считает, что преследование своих собственных интересов часто требует от Соединенных Штатов нарушения как формальных, так и неформальных правил международной политики.
Этот базовый взгляд на мир полностью проявился в отношении Трампа к Афганистану. Во время своей первой избирательной кампании он часто критиковал американское вмешательство в этой стране. Усилия союзников там, как он утверждал, слишком дорого обходятся американскому образу жизни и американским ценностям. Вот один из его тогдашних твитов: «Мы должны немедленно покинуть Афганистан… Сначала нужно восстановить США». (Вступив в должность, Трамп не выполнил этого своего собственного обещания. Хотя он привел в действие некоторые механизмы вывода американских войск из Афганистана, небольшой, но важный контингент американских войск оставался там на протяжении всего срока его пребывания в Белом доме).
Глубоко встревоженный восхождением Трампа к власти, традиционный внешнеполитический истеблишмент в Вашингтоне все же постепенно принял некоторые части его критики афганской миссии США. Многие аналитические центры вдруг обеспокоились непопулярностью «либерального международного порядка» и отсутствием общественной поддержки со стороны американцев заграничных обязательств Соединенных Штатов. Успех Трампа, казалось, доказал, что старые внешнеполитические подходы стали неприемлемыми. Что нужно было делать?
Высокопоставленные лица, определяющие внешнюю политику США, считали, что Трамп поставил вопрос о том, как сохранить основные международные правила, обеспечивающие процветание Америки, не подпитывая те популистские реакции, которые угрожают разрушить союзы страны и выживание ее институтов. Многие люди, которые ныне руководят внешней политикой администрации Байдена, в том числе госсекретарь Энтони Блинкен и советник по национальной безопасности Джейк Салливан, объединились вокруг весьма конкретного ответа на этот вопрос. Они постепенно пришли к выводу о том, что избиратели начали считать, что внешняя политика Америки провалилась в том смысле, что перестала обслуживать собственные интересы страны. Они начали считать, что для того, чтобы конкурировать с Трампом, демократам необходимо отказаться от непопулярных зарубежных обязательств и пересмотреть приверженность страны международным правилам, позиционируя это как эффективный способ служить финансовым интересам избирателей.
Идея «внешней политики для среднего класса» — это не просто лозунг. Она глубоко повлияла на внешнюю политику, проводимую Джо Байденом в течение первых семи месяцев его президентства. Она послужила ориентиром для первых международных успехов его администрации, например, серии сделок, которые обеспечат минимальную ставку налогообложения для крупных международных корпораций. Она же объясняет некоторые непонятные в остальном шаги, такие как недавние попытки администрации подтолкнуть ОПЕК к увеличению квот на добычу нефти. И, да, она имеет самое непосредственное отношение к решимости Байдена с безрассудной скоростью покинуть Афганистан.
Согласно опросам общественного мнения, явное большинство американцев последовательно выступало за вывод войск из Афганистана. Присутствие США в этой стране не служило каким-либо значительным экономическим интересам Америки. И конца этой войне не было видно. С точки зрения «внешней политики для среднего класса», выводя войска из Афганистана, Байден мог продемонстрировать, что он готов подчиняться общественному мнению в отношении внешней политики, что он не будет втягиваться в дорогостоящие зарубежные вмешательства и что он переориентирует усилия Америки на инициативы, которые принесут ощутимые выгоды обычным американцам. В этом смысле действия Байдена казались беспроигрышными.
Но стремительный уход Америки из Афганистана не только имеет множество трагических последствий для этой страны и мира, но и не достигает своей намеченной цели. Хотя он вроде был призван ослабить руки таким популистам, как Дональд Трамп, он, наоборот, с большей вероятностью приведет к их возрождению.
Картины висящих над американским посольством в Кабуле вертолетов, спасающих американских дипломатов, и афганцев, судорожно цепляющихся за американские транспортные самолеты в отчаянной попытке спастись от талибов, вероятно, станут сейчас культовыми.
Многие демократы, похоже, не согласны с такой оценкой. Уверенные, что падение Кабула не будет им ничего стоить, высокопоставленные чиновники в администрации Байдена еще в воскресенье заявляли журналистам, что «американцы поддерживают возвращение войск домой». Большинство американцев действительно поддержали возвращение американских солдат домой, но это было до того, как они осознали, какими ужасами обернется такая политика. И они, вероятно, сурово осудят Байдена за те сцены национального унижения, которые сейчас бесконечно тиражируются на телевидении и в социальных сетях.
До сих пор накал нападок на Байдена как на некомпетентного политика ограничивался в основном пределами правых СМИ; у средних избирателей было мало оснований полагать, что он не может руководить страной. Однако те картины, которые сейчас демонстрируются из Афганистана, добавляют кровоточащий визуальный ряд тем атакам на Байдена, которым он наверняка подвергнется в ближайшие месяцы. Справедливо это или нет, но теперь избиратели зримо увязывают те уничижительные характеристики, которые давали Байдену республиканцы, с реальной мировой катастрофой, которую они видят на экранах.
Эти атаки на Байдена могут стать еще более мощными, если в ближайшие годы в Соединенные Штаты вернется иностранный террор. Согласно первым сообщениям, талибы уже освободили значительное число боевиков Аль-Каиды. Талибан может снова позволить террористическим ячейкам укрыться в Афганистане, территорию которого они сейчас контролируют, и создать там свои тренировочные лагеря. Если какая-либо будущая террористическая атака на США покажется действительно связанной с Афганистаном, то решение администрации Байдена увязать вывод американских войск с 20-й годовщиной событий 11 сентября 2001 года может оказаться весьма зловещим.
К осени 2022 или 2024 года многие американцы, вероятно, полностью забудут об афганском народе. Но даже когда он исчезнет из памяти американского населения, впечатление слабости и некомпетентности администрации, вероятно, останется. А для такого популиста, как Трамп который всегда делает ставку как на свою способность восстановить американскую мощь, так и на свое обещание уменьшить иностранные обязательства США, это создает гигантские возможности.
Вывод американских войск из Афганистана должен был сигнализировать о том, что администрация Байдена внимательно прислушалась к мнению избирателей и поставила на первое место их материальное благополучие. Вместо этого он прямо подпитывает мнение американцев о неудачах и слабости элиты, на которое опираются сильные популисты. Среди многих других уроков это говорит о том, что консенсус истеблишмента в отношении того, как реагировать на вызов, брошенный Трампом, сильно разрушился.
Внешняя политика — не самый эффективный инструмент для повышения зарплаты сталелитейщиков в Мичигане или медсестер в Джорджии. Идея о том, что все, что администрация могла бы сделать во время переговоров в «Большой восьмерке» или в Организации Объединенных Наций, в достаточной мере изменило бы материальное благосостояние среднестатистических американцев и повлияло бы на их избирательные предпочтения, всегда была химерой. Какими бы ни были достоинства внешней политики для среднего класса, ее роль во внутриполитической стратегии всегда была незначительной.
Но падение Кабула также демонстрирует и второй крупный недостаток этой идеи. В ходе опросов американские избиратели могут сказать, что они предпочитают, чтобы их страна проводила внешнюю политику, направленную на повышение их уровня жизни. Но на практике они склонны строго оценивать своих лидеров в том случае, если те допускают действия, унижающие достоинство страны или не способствующие ее защите. И так уж получается, что именно такие действия, не допускающие унижения страны или ослабления ее безопасности, являются как раз тем, что многие из тех же избирателей считают отходом от преследования главных интересов страны.
Это не означает, что американские лидеры должны игнорировать общественное мнение или искать ошибочные военные авантюры, подобные тем, что снизили репутацию страны за последние десятилетия. Но, в конце концов, избиратели заслуживает того, чтобы услышать правду. А правда в том, что правильно понимаемые собственные интересы Америки требует внятной лояльности по отношению к ее союзникам и часто требует болезненных действий, чтобы сорвать планы самых угрожающих сил в мире. А в последние месяцы это означало делать все возможное для того, чтобы гарантировать, что Талибан не захватит весь Афганистан и не убьет множество солдат из стран — самых верных союзников Америки.
Даже после драматических видеокадров из Кабула многие американские избиратели будут с трудом соглашаться с тем, что те политические меры, которые помогают сохранить их безопасность и процветание, имеют лишь косвенное отношение к их реальной жизни. Но это урок, который американским лидерам нужно принять близко к сердцу, если они хотят избежать более опасных унижений, подобных тем, которые мы пережили в последние дни.
__________________________________________________________________________________
Яша Мунк — постоянный автор The Atlantic, доцент университета Джонса Хопкинса, старший научный сотрудник Совета по международным отношениям и основатель сайта Persuasion.
* Организация запрещена в РФ
** Организация запрещена в РФ

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники



Загрузка...
409

Похожие новости
27 сентября 2021, 18:20
28 сентября 2021, 05:50
28 сентября 2021, 09:40
27 сентября 2021, 16:30
27 сентября 2021, 14:40
27 сентября 2021, 14:40

Новости партнеров

Актуальные новости
28 сентября 2021, 02:00
27 сентября 2021, 22:10
27 сентября 2021, 05:10
27 сентября 2021, 12:40
28 сентября 2021, 02:00
28 сентября 2021, 02:00

Выбор дня
27 сентября 2021, 11:20
27 сентября 2021, 18:50
27 сентября 2021, 10:50
27 сентября 2021, 14:40
27 сентября 2021, 14:40

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
25 сентября 2021, 00:20
25 сентября 2021, 00:20
23 сентября 2021, 00:20
24 сентября 2021, 18:40
26 сентября 2021, 13:50
23 сентября 2021, 17:30
25 сентября 2021, 17:00