Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

TAC: как «перезагрузчик» Макфол подорвал российско-американские отношения

После выхода доклада Мюллера страну охватило безумие. Президент провозгласил, что содержание доклада полностью его оправдывает, а демократы заявляют, что в нем есть свидетельства преступлений, которые заслуживают импичмента. А где-то посередине находится действительность российско-американских отношений и тот факт, что две страны со своими ядерными арсеналами могут уничтожить все человечество.
Президенту Трампу не удается выполнить свое предвыборное обещание об улучшении отношений с Россией, а его оппоненты застряли во времени и каждый день заново переживают президентские выборы 2016 года с утверждениями о российском вмешательстве.
Американцы имеют полное право беспокоиться о последствиях российского вмешательства в выборы, которые являются основой американской демократии. Но при поиске решений проблем, которые осложняют наши отношения, американскому народу необходимо понять, как мы дошли до такой ситуации. Для устранения проблемы надо сначала дать ей точное определение. А поэтому при анализе причин и всех аспектов предполагаемого вмешательства России в выборы, а также того, кто что сказал по этому поводу, следует принимать во внимание то обстоятельство, что русские реагировали и отвечали на многолетнее вмешательство США в их внутренние дела, начавшееся после распада Советского Союза в 1991 году.
Одним из ключевых игроков в этом вмешательстве был профессор Стэнфорда Майкл Макфол, который, будучи послом США в России с 2012 по 2014 годы, руководил политикой сотрудничества с Москвой от имени администрации Обамы. Когда эта политика провалилась, он содействовал вмешательству США в российские президентские выборы 2012 года в попытке помешать приходу Владимира Путина на пост президента.
В октябре 2006 года к Макфолу обратились люди, близкие к Бараку Обаме. Они предложили ему присоединиться к группе экспертов, которые давали этому сенатору из Иллинойса рекомендации по вопросам внешней политики в рамках подготовки к президентской гонке 2008 года.
Макфол, который в то время преподавал политологию в Стэнфордском университете, согласился и быстро стал доверенным экспертом Обамы по российской тематике. После президентских выборов 2008 года Обама назначил Макфола специальным помощником президента и старшим директором по российским и евразийским делам в Совете национальной безопасности.
Одной из первых задач Макфола стала разработка и реализация «перезагрузки» в российско-американских отношениях. В то время среди специалистов по России существовало широко распространенное мнение о том, что отношения между Вашингтоном и Москвой опустились до самой низкой отметки со времен холодной войны. Макфол полагал, что целью «перезагрузки» должно стать «налаживание сотрудничества с Россией по вопросам, представляющим взаимный интерес», а также «формирование многоплановых отношений с Россией, включая общественные контакты», которые можно осуществлять посредством политики «активного взаимодействия».
Но для Макфола «перезагрузка» с Россией в меньшей степени касалась российско-американских отношений и в большей — налаживания прочных связей между администрацией Обамы и бывшим премьер-министром Дмитрием Медведевым, который в 2008 году сменил Владимира Путина на посту президента. Путин, пришедший в 2000 году на смену российскому президенту Борису Ельцину, завершил свой второй президентский срок (российская конституция запрещала президенту занимать должность больше двух сроков подряд). Путин стал премьер-министром, то есть, поменялся местами с Медведевым.
Госсекретарем Обамы в то время была Хиллари Клинтон, которая в марте 2009 года должна была встретиться в Женеве со своим российским коллегой министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Макфол сказал, что было бы неплохо привлечь внимание к «перезагрузке», и один сотрудник из Госдепартамента предложил идею с символической «кнопкой перезагрузки». Этот сотрудник рассказал о своей идее Макфолу, а тот, будучи экспертом по России в Совете национальной безопасности, перевел слово «reset» (перезагрузка) на русский язык и дал его написание. Но когда Клинтон представила «кнопку перезагрузки» Лаврову, тот отметил, что на кнопке написано не «перезагрузка», а «перегрузка», что означает скачок напряжения в сети, из-за которого выбивает предохранители и даже может начаться пожар.
Та неловкая оплошность не потопила российско-американские отношения (это произойдет по иным причинам), но она показала, насколько непрофессионален человек на самом верху американской политики, претендующий на роль эксперта по всему, что касается России.
«Кнопка перезагрузки», подаренная Хиллари Клинтон Сергею Лаврову во время встречи в Женеве в 2007 году
Образование и подготовка Макфола как специалиста по России впечатляет. В 1986 году он окончил Стэнфорд с дипломом бакалавра по международным отношениям и славянским языкам, а потом получил магистерскую степень (в том же Стэнфорде) по российским и восточноевропейским исследованиям. После этого Макфол по стипендии Родса отправился в английский Оксфорд, где писал диссертацию по международным отношениям. В 1990 году он поехал в Советский Союз, где работал в Московском государственном университете. Там он закончил свою диссертацию и на следующий год получил ученую степень.
В этот период Макфол начал стирать грани между наукой и политической деятельностью. В 1990 году он стал консультантом Национального демократического института, который называет себя «некоммерческой, непартийной, неправительственной организацией, поддерживающей демократические институты и демократические методы работы во всех регионах мира».
Национальный демократический институт (НДИ) был создан в 1983 году как отделение Национального фонда демократии, учрежденного конгрессом в соответствии с одноименным законом «О Национальном фонде демократии». Конгресс принял этот закон в ответ на решение президента Рональда Рейгана, введенное в действие «Директивой национальной безопасности 77» с целью продвижения так называемой «публичной дипломатии» в интересах национальной безопасности США. НДИ занимался практической деятельностью от имени фонда. Таким образом, Макфол в Москве делал два дела одновременно: как приглашенный научный сотрудник и как официальный представитель НДИ.
Как представитель Национального демократического института Макфол активно помогал коалиции российских политиков во главе с президентом Борисом Ельциным «Демократическая Россия», хотя в то время США официально поддерживали президента Советского Союза Михаила Горбачева. Макфол называл Ельцина «катализатором окончания холодной войны». Признавая, что Ельцин является «неоспоримым лидером антикоммунистического движения России», Макфол отмечал, что тот поддерживает «Демократическую Россию» не по причине одобрения либеральных идей, а исходя из понимания того, что такой альянс необходим для разгрома советского режима.
Но такое признание исчезло, когда Макфол позднее начал оправдывать коррумпированное и неэффективное государственное управление, ставшее определяющей чертой правления Ельцина в качестве президента России.
Макфола увлекла идея российской «демократии», но он не мог дать ей точное определение. В своей вышедшей в 2001 году книге «Неоконченная российская революция. Политические перемены от Горбачева до Путина» (Russia's Unfinished Revolution: Political Change from Gorbachev to Putin) Макфол свободно разбрасывается термином «демократия», но признает (в примечании), что в России ее нет. Все дело в том, что Ельцин вовсе не был беззаветным защитником демократических добродетелей. А был он не более чем марионеткой США, которую они же и выбрали для России.
В 1999 году Ельцин, чье здоровье было подорвано алкоголем, а политическое наследие омрачено 10 годами коррупции и бесхозяйственности, ушел в отставку («мирно и конституционно», по словам Макфола), уступив место лично им отобранному преемнику Владимиру Путину. Менее чем за два года (Путин начал исполнять обязанности президента накануне нового 2000 года, а «Неоконченная российская революция» вышла в 2001 году) Макфол пришел к выводу, что этот бывший офицер КГБ «нанес существенный ущерб демократическим институтам» в России. Но когда уходил Ельцин, в России не было подлинных демократических институтов, и наносить ущерб было нечему. Первый президент России позаботился об этом, уничтожив в 1993 году российский парламент, а в 1996-м сфальсифицировав выборы (при активной американской поддержке). Все, что мог сделать Путин, придя к власти, это выправить курс российского государственного корабля. А изобрести то, чего в России никогда не существовало (демократию), он был не в состоянии.
Проблема Макфола состояла в том, что он сосредоточился не на действиях Путина в качестве президента, а на самом факте того, что Путин стал президентом. Между теорией Макфола о российской «демократии» и действительностью Путина существовало изначальное несоответствие. Путин считал распад Советского Союза «величайшей геополитической катастрофой века». Он стоял рядом с Ельциным, когда тот унижался и унижал Россию перед президентом Биллом Клинтоном. Одно можно сказать наверняка: Путин никогда бы не позволил себе поступать таким образом.
Политика «перезагрузки» Макфола имела целью утвердить американское влияние в российской политике после Путина. А когда Путин в 2011 году заявил, что снова будет баллотироваться в президенты, эта политика потерпела крах. Действуя в рамках «перезагрузки», администрация Обамы по настоянию Макфола через Агентство США по международному развитию, Национальный фонд демократии, Национальный демократический институт и другие неправительственные организации предоставляла финансирование российским общественным организациям, которые слились в политическую оппозицию и начали выступать против президентских амбиций Путина. Макфол также призывал госсекретаря Клинтон выступить в поддержку российской оппозиции. «Мы поддерживаем права и устремления российского народа, чтобы он мог добиваться прогресса и лучшего будущего для себя», — заявила Клинтон в декабре 2011 года.
Путин и правительство России в ответ обвинили Клинтон во вмешательстве во внутриполитические дела своей страны. Когда Обама в конце 2011 года назначил Макфола послом в России, тот в качестве одного из первых своих шагов пригласил в американское посольство руководителей различных российских оппозиционных организаций и провел с ними встречу. Когда Путин одержал победу на выборах в марте 2012 года, он незамедлительно ввел запрет на зарубежное финансирование российских неправительственных организаций. Агентство США по международному развитию, Национальный фонд демократии, Национальный демократический институт и другие организации, через которые финансировались политические объединения в России, были изгнаны из страны.
Макфол, вся деятельность которого в качестве посла строилась на мобилизации общества, которой занимались неправительственные организации, так и не оправился от этой потери. В феврале 2014 года он объявил о своем уходе с поста американского посла и сказал, что ему пора возвращаться в Стэнфорд и снова заниматься научной деятельностью.
После отъезда из Москвы Макфол стал одним из главных критиков Путина. Он много пишет на эту тему и часто появляется на телевидении в качестве «говорящей головы». Путинская Россия предоставляет Макфолу большое количество материала для работы. Это аннексия Крыма в 2014 году, военная интервенция в Сирии в 2015 году, предполагаемое вмешательство в американские президентские выборы в 2016 году и многое другое.
Будучи стойким сторонником Клинтон, Макфол навел свой прицел на Трампа и резко критикует его попытки заново «перезагрузить» отношения с Россией, называя их заблуждением. По версии Макфола, в отвратительном состоянии российско-американских отношений виноват Путин, и только он один. А попытки Трампа нормализовать эти отношения играют на руку Путину.
Но именно участие Макфола в американском вмешательстве в выборы в России в 2012 году привело в движение все то, что случилось потом. Представления создают собственную реальность, а российские представления заключаются в том, что Макфол и администрация Обамы целенаправленно и активно совали свой нос в президентские выборы, чтобы помешать Путину одержать победу. Макфолу запретили въезд в Россию, а в 2018 году Путин обратился к Трампу с просьбой разрешить российским спецслужбам допросить Макфола на предмет противозаконной деятельности в его бытность послом. Российские утверждения являются необоснованными, а просьба Путина абсурдной, однако факт остается фактом: если надо найти виновных в плачевном состоянии российско-американских отношений, то далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить Макфола и его многолетние усилия по созданию липовой российской «демократии», которые заложили основы провала в двусторонних отношениях.
Макфол сегодня осуждает русских за их мнимое вмешательство в президентские выборы в США. Но это очень похоже на поджигателя, пытающегося найти виновных в пожаре, который начался от его собственной спички.
Скотт Риттер — бывший офицер разведки морской пехоты, который работал в Советском Союзе над реализацией соглашений по контролю над вооружениями, служил в Персидском заливе в период проведения операции «Буря в пустыне», а в Ираке руководил действиями по обезвреживанию оружия массового уничтожения. Он автор книги «Нарушитель соглашений. Дональд Трамп и демонтаж иранской ядерной сделки» (Dealbreaker: Donald Trump and the Unmaking of the Iran Nuclear Deal).
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
666

Похожие новости
17 августа 2019, 02:20
16 августа 2019, 12:20
16 августа 2019, 18:00
16 августа 2019, 20:40
16 августа 2019, 18:00
16 августа 2019, 20:40

Новости партнеров

Актуальные новости
16 августа 2019, 15:10
17 августа 2019, 19:10
16 августа 2019, 15:10
17 августа 2019, 19:10
16 августа 2019, 18:00
17 августа 2019, 23:10

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ
Загрузка...

Популярные новости
14 августа 2019, 16:10
14 августа 2019, 01:30
13 августа 2019, 14:20
12 августа 2019, 02:00
16 августа 2019, 01:10
12 августа 2019, 13:10
15 августа 2019, 17:30