Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

TAC: американцы в Сирии воруют чужую нефть

В прошлом месяце американские военные не дали российским войскам проехать по дороге возле сирийского города Рмелан. Американские войска выполняли приказ президента Трампа, который заявил в октябре, что Вашингтон будет «защищать» нефтяные месторождения, находящиеся сегодня под контролем курдских сил самообороны, действующих против Асада.
А русские действуют в интересах сирийского президента Башара Асада, который заявляет, что эти месторождения принадлежат государству. В тот раз выстрелы не прозвучали, но в будущем российские войска могут и не захотеть тихо уйти.
Американские официальные лица почти ничего не рассказали о январском противостоянии, однако заместитель командующего войсками, ведущими кампанию против ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.), заявил: «У нас неоднократно были конфликты с русскими в разных местах». В конце прошлого месяца Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека (Syrian Observatory for Human Rights) сообщил: «В последние дни серьезно усилилась напряженность между американскими и российскими войсками в северо-восточных регионах Сирии».
Находясь в Сирии незаконно, не имея ни американских, ни международных правовых оснований для военного присутствия, военнослужащие США рискуют своей жизнью и безопасностью, оккупируя чужую территорию и воруя чужие ресурсы. Что делает администрация Трампа?
Американская политика в Сирии давно уже отличается поразительной глупостью, нечестностью и контрпродуктивностью. Когда в 2011 году началась «арабская весна», Вашингтон вначале защищал Асада. Госсекретарь Хиллари Клинтон даже называла его «реформатором». А потом она решила, что его надо свергнуть, и потребовала, чтобы остальной мир следовал в русле новой американской политики.
Администрация Обамы на протяжении нескольких лет проводила противоречивую и путаную политику. США пытались свергнуть Асада и разгромить «Исламское государство» (запрещенная в России организация — прим. ред.), против которого боролось правительство в Дамаске. Администрация пыталась отыскать «умеренных» повстанцев, которых становилось все меньше, и помочь им, и в то же время сотрудничала с дочерними организациями «Аль-Каиды» (запрещенная в России организация — прим. ред.), из-за чего большое количество американского оружия и боевой техники оказалось в руках у других радикальных группировок. Американские официальные лица повторяли измышления о том, что Турция разделяет цели Вашингтона, хотя та помогала ИГИЛ, и все свое внимание сосредоточила на борьбе с сирийскими курдами, на которых, в свою очередь, полагался Вашингтон, видевший в них основную наземную силу в борьбе с «Исламским государством». Москва и Тегеран помогали Сирии бороться с ИГИЛ, а американская администрация стремилась выдавить Россию из этой страны, которая была союзницей русских на всем протяжении холодной войны, и превратить Сирию в очередной фронт в своей «кампании максимального давления» на Иран, который также издавна поддерживает союзнические отношения с Дамаском.
У президента Обамы была только одна серьезная цель: остановить наступление «Исламского государства». Но эта группировка появилась на свет в результате американского вторжения в Ирак, и если бы не было этого вторжения, не было бы и ИГИЛ. Против ИГИЛ выступили почти все региональные силы, пользующиеся поддержкой России, Европы и Америки. «Халифат» разгромили бы и без Вашингтона, хотя и не так быстро. Политика Обамы, в рамках которой американские войска находились в Сирии и Ираке, сделала Багдад полностью зависимым от Америки, что в итоге создало опасность как для него, так и для Вашингтона.
Будучи кандидатом, Трамп критиковал «бесконечные войны» на Ближнем Востоке, а став президентом, он неоднократно демонстрировал свое намерение вернуть американские войска из Сирии домой. Несмотря на жизнерадостное заявление Трампа о разгроме ИГИЛ и о том, что эта организация больше не управляет никакой территорией как «халифат», Вашингтон по-прежнему оккупирует сирийскую территорию, не имея на то правовых оснований, ни американских, ни международных. Тем не менее, президент постоянно наталкивается на ожесточенное сопротивление своих назначенцев, Пентагона и вашингтонского внешнеполитического истэблишмента, когда начинает требовать вывода войск.
В прошлом году помощники убедили Трампа перебросить войска из одного места в другое, назвав это выводом. США вывели своих военнослужащих с удерживаемой курдами территории на севере и направили их охранять сирийские нефтяные месторождения, захваченные теми же курдами. Такое военное присутствие может стать постоянным. Командующий американскими войсками на Ближнем Востоке генерал Фрэнк Макензи (Frank McKenzie) заявил: «Это тот район, где у нас есть обязательства. Я думаю, мы здесь пока останемся».
Президент давно уже зациклился на нефти. Во время предвыборной кампании он заявлял, что Вашингтону надо было оставить себе иракские нефтяные запасы, а став президентом, Трамп заговорил о возможном захвате этой нефти, что вызвало крайнюю тревогу у Багдада. А утвердив план Министерства обороны по Сирии, он заявил, что Америка «сохранит за собой нефть». Ему это кажется вполне естественным: «Я всегда это говорил — надо сохранить за собой нефть. Нам нужна эта нефть, 45 миллионов долларов в месяц».
Очевидно, президент полагает, что Америка таким образом вернет деньги, потраченные на оккупацию. Он уже выражал надежду на заключение сделки «с „ЭксонМобил" или с одной из наших замечательных компаний, которые придут туда и сделают все, как надо». Но этого не будет. Ни одна законно действующая компания не станет красть ресурсы в зоне военных действий. Даже если заниматься разведкой и освоением месторождений, то доходы от сирийских скважин, которые были весьма ограниченными до начала конфликта, вряд ли оправдают затраты на оккупацию, а тем более военные риски.
А военные риски вполне реальны. Похоже, что президент Трамп готов воевать. Он заявляет: «Либо мы ведем переговоры и заключаем сделку с теми, кто на это претендует, если посчитаем их претензии справедливыми, либо мы очень быстро остановим их военными средствами». Менее ясно и четко выразился министр обороны Марк Эспер, который свел к минимуму роль нефти, когда объявил, что Вашингтон применит «непреодолимую военную силу против любой группировки, которая станет угрожать безопасности находящихся там наших войск». А поскольку сегодня нефтяные месторождения оккупируют примерно 500 американских военнослужащих, это по сути означает, что они будут оборонять их с применением всех имеющихся сил и средств.
К сожалению, конфликт не ограничивается Сирией, которой принадлежит оккупированная американцами территория, и которая является законной владелицей нефти, подготовленной к продаже американским президентом. Как отмечалось ранее, из-за этой сирийской нефти Вашингтон готов оказать противодействие России, которая является ядерной державой и союзницей Дамаска.
Ради чего идти на такой риск?
Похоже, президент понимает, что стандартные причины не оправдывают американское военное присутствие, однако его администрация считает нефть этаким маскировочным щитом, предлогом для сохранения такого присутствия США в регионе. Заместитель начальника объединенного штаба адмирал Уильям Берн (William D. Byrne) говорит, что защита краденой сирийской нефти это лишь «второстепенная задача». Получается, что президент царствует, но не правит.
Что, по мнению вашингтонских ястребов, Америка должна делать в Сирии, и почему?
Сирия не имеет и никогда не имела особого значения для США. Режим Асада совершенно очевидно не представляет военной опасности для Америки. Хотя Вашингтон называет Дамаск государственным спонсором терроризма, сирийский режим не занимается терроризмом в привычном понимании этого слова. Это политизированный ярлык, стремление показать, что Сирия оказывает поддержку квазигосударственным образованиям, таким как ХАМАС, который является противником Израиля. Но Израиль вполне может сам себя защитить, так как он разрушил сирийский ядерный реактор, а в последнее время регулярно наносит удары по находящимся в Сирии иранским войскам, не встречая никакого отпора со стороны Дамаска.
На всем протяжении холодной войны Сирия была союзницей Советского Союза, и сегодняшнее присутствие там России ничего не меняет. Вашингтон же сохраняет колоссальное влияние на Ближнем Востоке, будучи союзником каждого второго тамошнего государства, имея там многочисленные базы, прочные военные связи и контингенты войск. Происходящее в Сирии просто не имеет никакого значения для США, если не считать того, что это гуманитарная трагедия, которая, тем не менее, не может служить основанием для военной интервенции.
А зачем еще американским войскам оккупировать примерно треть сирийской территории? Чтобы продолжать борьбу против ИГИЛ? Как государственное образование эта группировка мертва. Ее остатки будут и впредь создавать проблемы, продвигая опасные теологические теории, а иногда осуществляя нападения. Но это будет длиться годами, а то и десятилетиями. После 11 сентября прошло 20 лет, а США по-прежнему беспокоятся по поводу «Аль-Каиды». Постоянная оккупация Сирии Америке не нужна. Остальные враги ИГИЛ в лице Ирака, Ирана, Израиля, Иордании, Сирии, Саудовской Аравии, других стран Персидского залива и России способны справиться с остатками этой группировки.
Сирийские курды сотрудничали с Америкой, исходя из собственных интересов, а не из гуманитарных соображений. Им надо было разгромить силы ИГИЛ, создававшие угрозу курдскому населению и его территориям. У Вашингтона нет причин для постоянного военного присутствия, тем более, что конгресс за это никогда не голосовал. Курдам лучше всего договариваться с Сирией, потому что они находятся на ее территории.
Желание устранить Россию — это фантазия с учетом того, что у Москвы давние связи с Дамаском. Попытка выдавить Иран, который был приглашен правительством Асада, это еще большая фантазия. Вашингтону очень хотелось бы удалить Россию и Иран из Сирии, но на практике это не даст ощутимых выгод. Америка в любом случае сохранит свое многолетнее военное превосходство на Ближнем Востоке. А превращенная в развалины Сирия может стать для Москвы и Тегерана не ценным приобретением, а тяжким бременем на все обозримое будущее.
И еще одно. Некоторые вашингтонские политики до сих пор мечтают о свержении Асада. Наверное, именно эта цель лежала в основе прозвучавшего в октябре заявления Эспера, который сказал, что Вашингтон «сохранит сокращенное присутствие в Сирии, лишая ИГИЛ выручки от нефти». Поскольку «Исламское государство» в основном уничтожено, истинная цель Вашингтона состоит в том, чтобы воспретить доступ к сирийской нефти правительству страны и его союзникам, таким как Россия, что мы уже наблюдаем в последнее время. Ослабление правительства Асада предположительно позволит свергнуть его или заставит подчиниться американскому диктату, и тогда Вашингтон потребует удалить из Сирии Россию и Иран.
Асад заслуживает того, чтобы его свергли. Но это не делает его уникальным. Кроме того, у администрации Трампа нет возможностей, чтобы сделать это. Напротив, он выстоял в длительной и ожесточенной войне, и сейчас близок к тому, чтобы одержать победу над остатками боевиков в Идлибе. У него нет оснований бросать союзников, которые спасли его от многочисленных повстанцев, пользовавшихся поддержкой Америки, Европы и стран Персидского залива.
Более того, свержение Асада не даст ответа на очень важный вопрос: кто придет вместо него? Вашингтон очень неумело осуществил смену режимов в Ираке и Ливии, оставив после себя кровавую резню, хаос и нестабильность. Да и продвижение демократии ни в коем случае не оправдывает людские и финансовые потери в ходе хаотичной войны, даже если она ведется якобы по гуманитарным соображениям. Американские военные — это не пешки в вашингтонских крестовых походах. 11 сентября показало, что бессмысленная и бестолковая интервенция за рубежом подвергает Америку еще большей опасности.
Президент хочет захватить сирийскую нефть, но у его назначенцев совсем другие намерения. Столь противоречивые цели могут привести к путанице или к чему-то похуже. В то же время, хорошо известная одержимость президента ресурсами подтверждает существующую на Ближнем Востоке уверенность в том, что для американского правительства важна только нефть, и ничего больше. И на сегодня это не просто конспирологическая теория, это официальное заявление самого президента.
Курс «Америка прежде всего» должен получить другое название: американцы прежде всего. Два месяца тому назад президент заявил: «Мы оставили войска только ради нефти». В прошлом месяце в ходе незаконной и контрпродуктивной сирийской кампании погиб еще один американский солдат — 22-летний Антонио Мур (Antonio Moore) из Северной Каролины. Политика Вашингтона должна быть направлена не на сбор средств для федерального правительства, а на защиту жизней и свобод американского народа. А это значит, что нельзя рисковать американцами ради каких-то пустяковых и недобросовестных интересов типа захвата сирийской нефти ради удовольствия и наживы. Президент Трамп должен выполнить свое обещание и вернуть американских военных из Сирии.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
679

Похожие новости
02 апреля 2020, 17:40
02 апреля 2020, 17:40
02 апреля 2020, 15:40
02 апреля 2020, 13:50
01 апреля 2020, 15:00
02 апреля 2020, 12:00

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
02 апреля 2020, 13:50
02 апреля 2020, 15:40
02 апреля 2020, 10:00
02 апреля 2020, 17:40
01 апреля 2020, 11:10
02 апреля 2020, 15:40

Выбор дня
02 апреля 2020, 13:50
02 апреля 2020, 13:50
02 апреля 2020, 12:20
02 апреля 2020, 01:00
02 апреля 2020, 12:20

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
30 марта 2020, 13:40
28 марта 2020, 09:20
29 марта 2020, 11:30
31 марта 2020, 20:30
30 марта 2020, 21:10
28 марта 2020, 17:00
30 марта 2020, 08:30