Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Светлое будущее экстремизма в Центральной Азии

В политических и международных кругах концепция особой формы терроризма, характерной для Центральной Азии, значительно слабее той, которая бытовала еще 10 или 15 лет тому назад. Это объясняется логикой международных процессов и появлением постоянных источников нестабильности и напряженности в разных уголках мира, включая Ближний Восток и Северную Африку. Кроме того, государства Средней Азии и Кавказа в некоторой степени стабилизировали свою внутреннюю и внешнюю политику. В сложившейся обстановке эксперты убеждены, что Центральная Азия столкнется с политическим кризисом или серьезными вызовами своей безопасности только в том случае, если дестабилизация распространится из Афганистана или же возрастут угрозы, исходящие от террористической группировки ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.).
Тем не менее это не единственное преставление о будущем терроризма и экстремизма в регионе. Есть самые разные взгляды на будущее политического ислама, терроризма и экстремизма в Центральной Азии, причем эти взгляды в значительной мере противоречат друг другу. США, Россия, республики Центральной Азии и политологи-международники придерживаются четырех разных концепций в отношении перспективы возникновения терроризма и экстремизма в центральноазиатском регионе.
США
Американское правительство и Государственный департамент США, которые каждый год публикуют доклады о религиозных свободах в некоторых регионах мира, включая и Центральную Азию, придерживаются мнения о том, что «Исламское движение Узбекистана» и «Хизб ут-Тахрир» (запрещены в РФ — прим. ред.) представляют две основные угрозы будущего мира и стабильности в регионе. По мнению официальных представителей США, «Исламское движение Узбекистана» не отказалось от борьбы за свои идеалы и поэтому может представлять угрозу будущему миру и стабильности как Узбекистану, так и другим республикам Центральной Азии. В Афганистане «Исламское движение Узбекистана» также воюет против сил США и антиталибской коалиции. Если это главное объединение концентрирует свое внимание на центральноазиатских республиках, то «Хизб ут-Тахрир» представляет собой межнациональную исламистскую партию, которая действует не только в Центральной, но и в Южной Азии, а также в Западной и Северной Африке. Эта организация выступает за то, чтобы отстранить от власти нынешних авторитарных правителей и приступить к созданию исламского халифата.
Военнослужащие США на авиабазе Карши-Ханабад в Узбекистане. 27 апреля 2004
Лидеры Центральной Азии
Правительства центральноазиатских государств не только считают «Хизб ут-Тахрир» и «Исламское движение Узбекистана» угрозой будущей стабильности в регионе, но и выступают за уничтожение других исламских группировок консервативно-салафитского толка, таких как «Джамаат-и Ислами» (запрещена в РФ — прим. ред.). Опасаясь за свою власть, эти национальные лидеры республик Центральной Азии воспринимают любое оппозиционное движение как угрозу стабильности и поэтому стараются его подавить.
Позиция России
В отношении угроз терроризма и экстремизма в государствах Центральной Азии и Кавказа Россия придерживается мнения о том, что после распада СССР региональные республики столкнулись с проблемами безопасности, вытекающими из соседних областей, что само по себе составляет риски для модернизации этих стран. Согласно данной установке, в будущем центральноазиатским республикам придется столкнуться с самыми различными угрозами, включая афганских террористов, ИГИЛ, а также внутренними проблемами, связанными с политикой национальных властей.
Ложное представление о терроризме в Центральной Азии
Некоторые местные аналитики критикуют понимание Западом критической ситуации с терроризмом и экстремизмом в центральноазиатском регионе. При этом утверждается, что «западные эксперты вместе со своими средствами массовой информации содействуют распространению исламофобии в мире, давая ложную трактовку сложившейся ситуации». С этой точки зрения, создается некое «геополитическое клише» о политической нестабильности в Центральной Азии, которое в первую очередь обусловлено влиянием исламистов, что в конечном итоге непременно должно вылиться в открытое противостояния в этих странах, включая и террористические действия. По словам этих аналитиков, истинными причинами внутренних конфликтов в центральноазиатских республиках и во всем регионе в целом являются два обстоятельства: во-первых, это социально-экономические и политические проблемы, а во-вторых, геополитический фактор и соперничество между крупными державами, такими как Россия, Китай и страны Запада.
Почему центральноазиатские лидеры боятся религии?
Вопреки декларациям о свободах, сделанным правительствами республик Центральной Азии в ходе объявления о своей независимости в 1991 году, некоторые законодательные реформы в девяностых и нулевых годах привели к фактическому ограничению религиозных свобод. Еще более жесткие законы и давление на религию были инициированы ввиду желания руководства этих стран кардинально покончить с угрозами, которые могло породить «возрождение веры».
Лидеры центральноазиатских республик отчетливо понимают, что религия и ислам в особенности представляют собой серьезного идеологического соперника, способного бросить вызов их правлению. В середине 90-х годов национальным правительствам удалось ликвидировать эту потенциальную угрозу, а затем, установив у себя весьма жесткий авторитарный режим, они постарались пресечь распространение ислама и исламских группировок. При этом лидеры этих стран заявляют, что религиозные группировки подрывают стабильность и общественный уклад. Региональные структуры используют острую проблему религиозного экстремизма в качестве аргумента для объяснения жестких законодательных мер, связанных с религией. Таким образом, спустя 20 лет после развала Советского Союза остается актуальным вопрос о том, привела ли независимость в религиозному «ренессансу» или нет? Отвечая на этот вопрос, необходимо отметить, что, помимо неоспоримых достижений, центральноазиатские государства, как и прежде, считают религию опасной и продолжают с ней бороться.
В настоящее время в Центральной Азии наблюдается ситуация, при которой политическое руководство позиционирует себя единственным гарантом обеспечения демократических и секулярных ценностей, поэтому все самостоятельные не подконтрольные себе религиозные объединения оно рассматривает в качестве политической фундаменталистской оппозиции. Одним из важнейших принципов авторитарной власти в Центральной Азии, особенно в Узбекистане, являются концепции религиозного заговора, хотя в действительности существование исламских группировок вряд ли можно считать реальной угрозой. Вместе с тем не следует упускать из вида и тот факт, что разного рода религиозные запреты автоматически приводят к распространению оппозиционных исламских движений.
Безопасность исламизма
В постсоветскую эпоху познавать религию остается довольно сложно. Другими словами, общественные группы, которым религию, и особенно ислам, представляли в дурном свете, с трудом могут познавать религиозные принципы. В Центральной Азии исламисты систематически подавляются властями. Несмотря на весь черный пиар, направленный против ислама и исламизма, некоторые наблюдатели склонны считать, что исламские движения не стоит рассматривать в качестве реальной угрозы для республик Центральной Азии. В то же время республиканские правительства используют эти движения в качестве предлога для подавления любого политического вызова. Иначе говоря, региональные правительства спекулируют угрозой исламского фундаментализма и других форм экстремизма как средством для укрепления собственных позиций и подавления слободы слова и печати.
Члены движения «Талибан» в Афганистане
В связи с эти некоторые аналитики заключают, что хотя среди некоторых граждан центральноазиатских республик и распространена радикальная трактовка исламского учения, неверно приписывать это всему региону и приравнивать ислам и исламизм к терроризму и экстремизму. Существует крайне мало фактических доказательств того, что в Центральной Азии этот процесс действительно становится радикальным, а экстремисты и террористы превращаются в реальную угрозу для региональных республик. Другими словами, угроза терроризма по большей части используется национальными правительствами, особенно в Узбекистане, для оправдания репрессий против оппозиционеров.
Разумеется, нельзя забывать и о том, что отсутствие экономических перспектив в республиках Центральной Азии может привлечь молодежь к экстремистским группировкам. Возможно, лучшим способом ограничить возможности исламских боевиков и экстремистов вербовать к себе молодое поколение является создание лучших экономических возможностей и борьба с бедностью. В Центральной Азии распространены такие явления, как неравное распределение богатств, недостаточное уважение к закону, неэффективное управление, репрессии против светской оппозиции и многие другие политические и социально-экономические проблемы. В результате этого данной регион представляет собой благодатную почву для радикализма, поэтому Центральной Азии все же придется столкнуться с таким угрозам, как экстремизм, исламский фундаментализм и терроризм.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

695

Похожие новости
16 октября 2018, 11:10
16 октября 2018, 14:00
15 октября 2018, 13:10
16 октября 2018, 14:00
16 октября 2018, 16:40
15 октября 2018, 18:40

Новости партнеров

Актуальные новости
16 октября 2018, 11:10
16 октября 2018, 16:40
16 октября 2018, 14:00
15 октября 2018, 02:10
16 октября 2018, 14:00
15 октября 2018, 13:10

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
12 октября 2018, 19:10
09 октября 2018, 19:40
11 октября 2018, 11:00
10 октября 2018, 20:30
12 октября 2018, 00:00
15 октября 2018, 16:00
16 октября 2018, 00:10