Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Stratfor: Парадокс — агенты ГРУ пострадали от интернета

США обвинили нескольких российских разведчиков в проведении хакерских операций против целого ряда объектов на территории нескольких стран. Эти сотрудники также столкнулись с большим количеством неприятного для них внимания со стороны активистов в интернете и в социальных сетях. Это дело показывает, как новые технологии, в том числе социальные сети, часто применяемые разведывательными ведомствами как оружие, могут быть использованы против их самих.
Прошедшая неделя была весьма напряженной для российской военной разведки. 4 октября Министерство юстиции США обвинило нескольких сотрудников Главного разведывательного управления, известного больше как ГРУ, в проведении хакерских операций. Одновременно голландские спецслужбы опубликовали информацию об аресте в апреле нынешнего года четырех человек, а также их паспортные данные и фотографии принадлежавшего им хакерского оборудования. Независимые следователи, используя интернет и социальные сети, раскопали дополнительную информацию о киберподразделении ГРУ, подтвердили опубликованные личные данные одного из подозреваемых в отравлении с использованием боевого отравляющего вещества в Соединенном Королевстве, а также впервые идентифицировали второго подозреваемого.
Все эти события показывают, как социальные сети и открытые источники информации в интернете — хотя, по своей сути, они нейтральны — могут быть использованы как в хороших, так и в плохих целях. Весьма парадоксальным представляется то, что ГРУ, которое очень успешно использует социальные сети для разжигания вражды в Соединенных Штатах и в Европе, тоже может пострадать от публикации материалов на основе открытых источников. Последние события показывают, как технологические инновации меняют характер шпионских игр, и как разведывательные службы пытаются — иногда не так быстро — их адаптировать.
На прошлой неделе Большое жюри Западного округа штата Пенсильвания обвинило семерых сотрудников ГРУ в проведении хакерской атаки против Всемирного антидопингового агентства (ВАДА), компании «Весингхаус электрик» (Westinghouse Electric Co)., а также против Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). В координации с этим решением голландская Служба военной разведки и безопасности (MIVD) опубликовала 13 апреля данные об аресте четырех человек в Гааге; они пытались через беспроводную сеть получить доступ к базе данных ОЗХО. Голландцы допросили их, а затем выдворили из страны этих россиян, имевших российские дипломатические паспорта. В голландском докладе были представлены фотографии этих людей, а также квитанция, оказавшаяся у одного из них — Алексея Моренца. Из этой квитанции следует, что он сел в такси у штаб-квартиры ГРУ и направился в аэропорт Шереметьево (оказывается, даже офицеры ГРУ должны сохранять документы, подтверждающие их транспортные расходы).
К несчастью для Моренца, с этой квитанцией его проблемы не закончились. По имеющимся данным, участник одного семинара, посвященного разведывательной деятельности, обнаружил его данные на одном из сайтов для знакомств, и там содержались его селфи-фотографии, сделанные на фоне здания ГРУ. Этот студент-ищейка связан с «Беллингкэт», с организацией, которая использует открытые источники и социальные сети для проведения онлайновых расследований.
Работая вместе с гражданской журналистской организацией «Инсайд Раша», сотрудники «Беллингкэт» смогли подтвердить, что Моренец является его настоящей фамилией, а не псевдонимом. Они также обнаружили, что его автомобиль зарегистрирован в Москве по адресу Комсомольский проспект 20; этот адрес ассоциируется с в/ч 26165 ГРУ, которая, по мнению американских и голландских правоохранителей, занимается вопросами кибервойны. По сообщению «Беллингкэт», дальнейший поиск автомобилей, зарегистрированных по этому адресу, позволил получить 305 имен, и, возможно, таким образом был получен список сотрудников ГРУ, работающих в этом подразделении и занимающихся вопросами кибервойны — это досадный провал в области обеспечения оперативной безопасности для российского разведывательного ведомства.
Однако плохие новости для ГРУ на этом не заканчиваются. 2 октября радиостанция «Радио Свобода» сообщила о том, что фотографии Анатолия Владимировича Чепиги, офицера ГРУ, награжденного звездой Героя России, высшей наградой страны, на самом деле, фигурируют среди экспонатов российского Военного музея, и это опровергает утверждения Кремля. Ранее в сентябре «Беллингкэт» и «Инсайдер» смогли установить, что Чепига — это настоящее имя Руслана Боширова, одного из двух сотрудников ГРУ, которых британское правительство обвиняет в отравлении бывшего российского агента Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Солсбери с помощью боевого нервно-паралитического отравляющего вещества «Новичок». 26 сентября официальный представитель Кремля Дмитрий Песков заявил о том, что президент Владимир Путин не присваивал звание Героя России человеку с этой фамилией, однако сообщение радиостанции «Радио Свобода», судя по всему, подтверждает заявления, сделанные сотрудниками «Инсайдер» и «Беллингкэт».
9 октября интернет-издание «Беллингкэт» сообщило настоящее имя второго подозреваемого в деле об отравлении Скрипаля. Этот веб-сайт сообщил о том, что Александр Петров — это, на самом деле, доктор Александр Евгеньевич Мишкин из ГРУ. В этом сообщении содержалась фотография его паспорта, сделанная в 2001 году, а также его краткая биография.
Разоблачения, сделанные «Беллингкэт», «Инсайдер» и радиостанцией «Радио Свобода» демонстрируют силу информации из открытых источников, доступных в интернете, а также то, как они могут служить в качестве мощных мультипликаторов, когда правительства сообщает информацию о подозреваемых в резонансных делах, включая тайные операции, проводимые разведывательными службами.
Нужно приспособиться к технологиям
Перечисленные разоблачения оказались весьма неприятными для ГРУ. Кроме того, они демонстрируют силу социальных сетей и интернета, а также показывают, как нейтральные технологии могу использоваться как оружие. Этот принцип, который может быть применен к любой технологии, оказывает влияние на разведывательные операции уже в течение десятилетий. Разведывательная работа уже давно вынуждена адаптироваться к технологическому прогрессу, бросающему вызов ее традиционной практике. Так, например, изобретение фотографии позволило сотрудникам разведки фиксировать события и копировать документы, в том числе имеющие отношение к военному оборудованию; но это также позволило контрразведывательным ведомствам делать и распространять фотографии сотрудников разведки и их операций. Изобретение телеграфа, радио, автомобилей, самолетов, спутников, сотовых телефонов, приборов ночного видения и тепловизоров позволило сотрудникам разведки использовать новые устройства в своей работе, а также создало для них препятствия при осуществлении ими своей деятельности.
В последние годы распространение замкнутой цифровой телевизионной системы видеонаблюдения (CCTV) во многих городах и местах стало своего рода испытанием для сотрудников разведки. Уязвимость этого рода деятельности, возможно, впервые стала очевидной для многих в тот момент, когда в январе 2010 года была опубликована сделанная с помощью камер видеонаблюдения запись убийства лидера ХАМАС Махмуда аль-Мабхуха в одном из отелей Дубая в Объединенных Арабских Эмиратах. Теперь во многих городах можно проследить за объектом только с помощью таких видеокамер, и поэтому нет необходимости иметь рядом с ним целую команду людей, осуществляющих слежку. Это означает, что сотрудники разведки должны принимать в расчет наличие видеокамер, а также ведущееся за ними физическое наблюдение.
Последние достижения в области цифрового хранения и извлечения данных сделали системы видеонаблюдения важным инструментом при проведении расследования. Программы по распознаванию лиц соединяются с системами видеонаблюдения, и таким образом слежка за людьми, представляющими определенный интерес — например, за сотрудниками разведки, — становится даже более легким делом. Именно записи видеокамер позволили британским властям связать сотрудников ГРУ с домом Скрипаля в Солсбери, а также проследить за их действиями в отеле и даже во время их прибытия в аэропорт.
Однако в деле об отравлении Скрипалей и в деле об аресте хакеров в Голландии следует отметить одну деталь — помимо использования записей с камер видеонаблюдения, речь идет о том, как пользующиеся открытыми данными люди смогли найти дополнительную информацию о подозреваемых. В случае со Скрипалями, гражданские журналисты смогли откопать настоящие личные данные сотрудников ГРУ, основываясь на их фотографиях и псевдонимах. Националистически настроенные российские пользователи социальных сетей тоже могут накопать такого же рода информацию относительно сотрудников западных разведывательных служб, которые работали в России и были пойманы, и, кроме того, сотрудники разведки могут оказаться в таком же сложном положении в других странах.
В нынешней атмосфере, действительно, разведывательным ведомствам сложнее, чем когда бы то ни было раньше, создать для сотрудников разведки надежные личные документы прикрытия (легенды), включая ложную историю трудовой деятельности, учебу в школе, кредитную историю и родственников. Для сотрудников разведки может показаться разумным шагом отказ от любой формы активности в интернете, однако человек, не имеющий значительного количества следов во всемирной сети, тоже вызывает подозрение. Такие же сложности возникают при создании подставных компаний для поддержки сотрудников разведки. Уже не считается приемлемым простое открытие почтового ящика и использование секретарши в приемной, которая отвечала бы на звонки по указанному телефону и говорила: компания «Рога и копыта». Подставные компании должны иметь правдоподобные глубокие связи и цифровые следы. Как это показано в фильме «Операция «Арго» (Argo), ЦРУ проявило настоящую изобретательность в 1979 году — когда было объявлено, что будет сниматься фильм — при попытке вывезти американских дипломатов из Тегерана, однако подобного рода комбинации становятся намного сложнее в век интернета.
Вместе с тем, ни одно из перечисленных препятствий, связанных с использованием новых технологий, судя по всему, не станет непреодолимым для разведывательных ведомств. Решение этой проблемы, несомненно, потребует усилий и изобретательности — вероятно, это произойдет после появления новых технологий и технических устройств. Разведывательные ведомства, несомненно, проводят значительную исследовательскую работу, направленную на поиск путей для обмана видеокамер или подавления их работы, а также на разработку приемов, которые могли бы позволить вводить в заблуждение программы по идентификации человеческих лиц и систем биометрической проверки. Эти ведомства также занимаются усовершенствованием способов создания убедительных цифровых следов для сокрытия настоящих личных данных. Как и в прошлом, новые технологии будут представлять собой вызов для сотрудников разведки, однако они также будут пытаться использовать их в своих интересах. Им, конечно же, нужно будет уделять больше внимания и больше заботиться о своей оперативной безопасности, чем это продемонстрировало ГРУ в своих последних операциях.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

336

Похожие новости
20 октября 2018, 03:10
20 октября 2018, 03:10
19 октября 2018, 16:10
19 октября 2018, 19:00
19 октября 2018, 13:30
19 октября 2018, 16:10

Новости партнеров

Актуальные новости
20 октября 2018, 03:10
18 октября 2018, 10:00
18 октября 2018, 10:00
19 октября 2018, 19:00
20 октября 2018, 03:10
19 октября 2018, 21:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
17 октября 2018, 03:40
19 октября 2018, 11:30
19 октября 2018, 14:20
19 октября 2018, 10:40
15 октября 2018, 16:00
15 октября 2018, 16:00
18 октября 2018, 15:30