Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

США: как верные демократам СМИ «натягивают» Байдену оценки (Foreign Policy)

Девиз внешней политики президента Джо Байдена — «Америка вернулась». И он не теряет времени: возможно, у его администрации был самый интенсивный старт со времен правления Рональда Рейгана в 1981 году. Байден и его новая команда по национальной безопасности собрали союзников в Азии и Европе, вернулись в глобальные институты и обострили отношения с авторитарными режимами. Новый президент быстро отменил иммиграционные запреты администрации Трампа и пообещал выделить деньги для вакцинации беднейших слоев населения мира. Более того, он сделал все это на фоне разрушительной пандемии — и после первой в истории США смены президента, которая оказалась сопряженной с насилием.
Во всем мире Байдена встречает волна доброй воли. Согласно опросам Pew Research Center, после его победы на выборах, например, 79% немцев заявили, что верят в то, что он «предпримет правильные действия» в мировых делах — по сравнению с только 10 % тех, кто говорил подобные вещи в отношении президента Дональда Трампа всего несколькими месяцами ранее. Чувство облегчения особенно сильно ощущается среди союзников США в Азии и Европе, граждане которых наблюдали за бунтом 6 января в столице ведущей мировой демократии со смесью ужаса и болезненного интереса.
О Трампе как будто забыли — и не только потому, что Твиттер отнял у него его рупор. Скорее, это явилось требованием мировой политики, когда старые союзники и новые партнеры снова обращаются к Вашингтону за лидерством. Все более уверенный, агрессивный и технологически продвинутый Китай бросает вызов мировому порядку, в котором доминирует Запад, на все большем числе фронтов. По всему демократическому миру продолжают отмобилизовываться разъяренные популисты, а Соединенные Штаты дали им модель для оспаривания тех результатов выборов, которые им не нравятся. Это совсем другой мир по сравнению с тем временем, когда Байден в последний раз занимал важный пост в американской администрации.
Вокруг всего этого есть и скептицизм. Некоторые страны были очень довольны политикой команды Трампа, например, Израиль и те государства арабского мира, которые заключили исторические мирные соглашения на Ближнем Востоке при посредничестве США. В Азии у жесткого тона Трампа в отношении Китая было много поклонников. И пока еще неясно, как Байден преодолеет пропасть между умеренной политической серединой, которую он давно поддерживает, мощным левым крылом своей партии и вызовами со стороны националистически настроенных правых. Это скажется, например, на позиции США по торговым соглашениям, от которых зависит процветание многих стран.
Скорость, с которой новая администрация движется к поправке здоровья союзов и восстановлению глобальной роли США, является сюрпризом для многих как дома, так и за рубежом, кто ожидал, что Байден погрязнет в лечении старых ран страны — неудачного ответа на пандемию, полузамороженной экономики и необходимости объединения расколотого по расовому и политическому признаку общества — прежде чем сможет обратить свое внимание вовне. Вместо этого сильная и опытная команда во главе с госсекретарем Энтони Блинкеном и советником по национальной безопасности Джейком Салливаном (который, как и многие другие в новой администрации, писал в журнале Foreign Policy) развернула буквально шквальное наступление американской дипломатии в реальном и виртуальном форматах.
В результате начали быстро проявляться контуры внешней политики эпохи Байдена. Соревнование великих держав между Соединенными Штатами и Китаем — и одновременно глобальное соревнование между демократическими и нелиберальными моделями правления — стало центральным в политике США. Добавьте к этому новый акцент на проблеме изменения климата, правах человека и использовании международной торговли для создания рабочих мест дома. Байден стремится найти новый баланс между интересами и ценностями США, между внутренними проблемами и глобальным ролью Америки.
Ниже видные эксперты со всего мира подробно рассматривают внешнеполитическую повестку дня Байдена — от восстановления альянсов до отношений с Китаем и борьбы с изменением климата. Журнал Foreign Policy попросил 25 влиятельных политиков и политологов рассказать нам о своих оценках первых шагов Байдена по девяти ключевым направлениям и выставить «отметки» деятельности новой американской администрации с самого ее начала.
Смотрите, что из этого получилось, внизу.
— Стефан Тейл, заместитель редактора
(«Отметки» Байдену выставляются в западной системе оценки успеваемости учащихся. Рядом приводятся привычные нам российские эквиваленты, правда, не абсолютно совпадающие с западными аналогами — прим. ред.)
Отношения с союзниками: восстановление лидерства
Андерс Фог Расмуссен, бывший генеральный секретарь НАТО и генеральный директор консалтинговой компании Rasmussen Global
«А» («5»)
Несмотря на насыщенную внутреннюю повестку дня, Байден добился больших успехов в восстановлении решительного глобального лидерства Соединенных Штатов. Миру это было нужно. Но впереди еще большие испытания.
Кадровый выбор Байдена безупречен. Поработав со многими из его назначенцев, я могу засвидетельствовать их опыт и понимание ими незаменимой роли своей страны в мире.
Мы уже увидели, что администрация Байдена более тесно координирует свою деятельность с союзниками — от интенсивных встреч госсекретаря Блинкена с министрами иностранных дел Европейского Союза до виртуального выступления Байдена на Мюнхенской конференции по безопасности и первой в истории встрече на высшем уровне индо-тихоокеанской четверки QUAD. Эта администрация четко обозначила, где именно она стоит на критических линиях разлома между свободой и автократией, в том числе на Тайване и Украине.
НАТО также, наконец, может двигаться дальше и строить свою новую стратегическую концепцию, не беспокоясь о возможных президентских «шатаниях и истериках». Европейские союзники Вашингтона также не питают иллюзий того, что Байден откажется от требованиям по их обязательствам в отношении увеличения расходов на оборону.
Байден сделал первые шаги по восстановлению и реформированию многостороннего мира, не в последнюю очередь путем воссоединения с ним. Ему необходимо продолжить эти шаги, чтобы вывести мультилатерализм из его недомоганий. А нам нужны решительные действия со стороны свободного мира для формулирования новых многосторонних стандартов — например, в регулировании новейших технологий.
Приверженность Байдена построению глобального демократического союза имеет глубоко личный характер и непоколебима по своей сути. Некоторые говорят, что ему следует сначала сосредоточиться на восстановлении демократии в США у себя дома, а не созывать анонсированный им на конец этого года всемирный «Саммит за демократию». Я не согласен с этим. События 6 января в Вашингтоне дали нам всем ясное представление о хрупкости демократии и насущной необходимости формирования общего, взаимно усиливающегося фронта по ее защите. Вскоре мы сможем увидеть, что администрация Байдена конкретно мыслит относительно того, как саммит будет работать на практике. Международный демократический форум в Копенгагене 10-11 мая предоставит такую возможность.
Джон Икенберри, Принстонский университет
«А» («5»)
Байден вернул те основные принципы, которыми руководствуется внешняя политика США со времен Второй мировой войны: страна продвигает свои интересы, строя и руководя международным порядком; союзы и участие в международных организациях делают мощь США более эффективной, прочной и легитимной; и глобальная роль Америки поддерживает этот порядок. Пока что эти принципы скорее выглядят векселями, но новая администрация представляется очень платежеспособной по ним.
Андреа Кендалл-Тейлор, Центр новой американской безопасности
«А» («5»)
Администрация Байдена работает над возрождением союзов и многосторонних международных институтов. Его действия создают так необходимый «встречный ветер» по отношению к усилиям России и Китая, направленным на ослабление сплоченности между демократическими странами и ослабление влияния США в ключевых регионах и международных организациях. Уже сейчас воинственная реакция Пекина и Москвы позволяет предположить, что Вашингтон привлек их внимание.
Экономика: суровая любовь к торговле
Эсвар Прасад, профессор международных экономических отношений Корнельского университета и старший научный сотрудник Брукингского института
«А-» («5-»)
Стратегия Байдена по возобновлению американской глобальной экономической политики состоит из двух элементов. Первый — это восстановление лидерства США, которое должно осуществляться тонко, а не агрессивно, поскольку Вашингтону необходимо восстановить доверие к себе. Второй элемент — увязать торговлю с другими приоритетами Байдена, такими как создание рабочих мест и сокращение выбросов парниковых газов. Он не только вновь присоединился к Парижскому соглашению по климату, но также планирует возобновить сотрудничество со Всемирной торговой организацией и работать с союзниками над ее реформированием. Но хотя эти действия и отражают склонность администрации к многосторонности, Байден не отказывается от жесткости в вопросах международной торговли. Его распоряжения, усиливающие принцип «Покупайте американское» (Buy American) в отношении государственных закупок, свидетельствует о его намерении решительно защищать экономические интересы США. Повестка дня Байдена настораживает тех торговых партнеров США, которые могли надеяться на менее агрессивный подход Америки к торговле и инвестициям. Администрация Байдена также намерена включать вопросы защиты труда, политики в отношении изменения климата и прав человека в торговые переговоры. Надежды Пекина на деэскалацию торговых споров уже уступили место перспективе роста напряженности, поскольку Вашингтон выносит на обсуждение более широкий круг вопросов. Тем не менее, в воздухе витают и некоторые изменения: жесткие, но предметные переговоры заменят горячую риторику и односторонние санкции, которые определяли подход администрации Трампа к торгово-экономическим спорам. Байден, вероятно, будет работать с союзниками с тем, чтобы оказать давление на Китай и заставить его изменить свою экономическую практику. Спорные вопросы не обязательно будут решаться легче или быстрее. Но это будет более рациональный и согласованный подход — возможно, с более эффективными и долгосрочными решениями.
Шеннон К. О'Нил, Совет по международным отношениям
«В» («4»)
Команда Байдена грамотно приступила к давно назревшей проверке глобальных цепочек поставок товаров. Но его инстинктивное противодействие международной торговле наносит удар по нему. Экспорт создает рабочие места для среднего класса. Соединенным Штатам нужно больше соглашений о свободной торговле, чтобы не дать другим странам переписывать правила в свою пользу.
Мохамед А. Эль-Эриан, Кембриджский университет
«А-» («5-»)
Исторический пакет Байдена по финансовой помощи в Америке ускорит экономический рост в США и послужит необходимым «локомотивом» для мировой экономики. Его команда могла бы получить еще более высокую оценку, если бы приняла в дополнение к этому меры по повышению производительности труда, защите от растущего риска финансовой нестабильности и укреплению многосторонних институтов.
Пандемия: наверстать упущенное
Лори Гарретт, научный обозреватель журнала Foreign Policy
«В+» («4+»)
Меры Байдена по противодействию пандемию covid-19 развернулись с захватывающей дух скоростью и масштабами как внутри страны, так и за ее пределами. Еще более важным, чем 4 миллиарда долларов, которые он выделил для фонда COVAX — цель которого состоит в уравнивании правил игры для глобального доступа к вакцинам, — являются многочисленные внешнеполитические шаги его администрации в области здравоохранения. Для глобальных усилий в области здравоохранения, которые долгое время полагались на лидерство США в плане финансирования и инноваций, отсутствие Вашингтона в течение последних четырех лет создало вакуум. Теперь Америка вернулась со своей открытой чековой книжкой — и не только во Всемирную организацию здравоохранения, но и во все многосторонние системы, связанные со здравоохранением. Вашингтон обсуждает патенты на фармацевтические препараты во Всемирной торговой организации и распределение лекарств в Глобальном фонде борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. Команда Байдена настаивает на включении вопросов здравоохранения в переговоры COP26 в Глазго, Шотландия, в ноябре, и поддерживает Цели устойчивого развития Организации Объединенных Наций, которые включают широкий спектр глобальных приоритетов общественного здравоохранения — от повышения показателей вакцинации и снижения детской смертности до улучшения доступа к чистой воде и питанию. Как сказал Байден 19 февраля: «Невозможно построить достаточно высокую стену или забор, чтобы не допустить распространения пандемии». Он напомнил нам о том, что должно было быть ясно с самого начала — что каждая страна остается в опасности, пока коронавирус циркулирует и мутирует в любой точке мира.
Ашиш Джа, Брауновский университет
«А-» («5-»)
Байден проделывает огромную работу, добиваясь реализации широких антиковидных мер у себя дома, но он мог бы проявить и более глобальный подход. Взаимодействие с ВОЗ и COVAX — хорошие шаги. Что по-прежнему необходимо, так это более наступательные действия по борьбе с пандемией во всем мире, в том числе путем оказания давления на Бразилию, чтобы она лучше контролировала вспышку инфекции в стране, а также путем наращивания глобального производства вакцин.
Демократия и права человека: заручиться поддержкой Европы
«В» («4»)
Анн-Мари Слотер, генеральный директор New America
Команда Байдена получает пятерку за риторику — она ставит демократию и права человека во главу угла в своих заявлениях о геноциде в Синьцзяне, перевороте в Мьянме, разрушении демократии в Гонконге, заключении в тюрьму российского оппозиционного политика Алексея Навального и убийстве саудовского журналиста Джамал Хашогги. Эти слова имеют значение: они заставляют действовать, когда другие требуют, чтобы вы соответствовали им.
Некоторые из этих заявлений байденовской администрации превратились в конкретные действия. Казначейство США ввело или расширило санкции против Китая, Мьянмы, России и Саудовской Аравии, сохранив при этом санкции администрации Трампа в отношении многих других стран, в основном связанных с нарушением демократических норм или правами человека.
Проблема в том, что эти санкции не останавливают и не сдерживают подавление демократии и нарушения прав человека. Только когда Вашингтон и его союзники, соединив усилия, пытаются практически остановить экономику страны — как в случае с Ираном — правительство страны-объекта может быть насильно посажено за стол переговоров. Недавние санкции США, Канады и Европы против Китая за геноцид уйгуров были важным, но во многом символическим шагом.
Это подводит нас к самому большому провалу Байдена на данный момент. Единственное важное, что он мог сделать для продвижения демократии и прав человека во всем мире, — это достичь долгосрочного соглашения с Европейским союзом относительно координации серьезного экономического и фискального давления на страны-нарушители. Европа является крупнейшим торговым партнером как России, так и Китая. С учетом согласованности между США и Европой подходов в отношении ценностей и интересов возможности для успешного продвижения демократии и прав человека могли бы быть намного более значительными. Создание четверки QUAD в Азии — это хорошо, но это «брак», основанный только на антикитайской стратегии, который лишен возможности действовать как альянс.
А где же в планах Байдена ЕС? Нет в Белом доме ни «царя» Европы, ни специального посланника. Вместо того, чтобы сражаться лицом к лицу с китайскими официальными лицами на Аляске, Байдену лучше было бы поддержать более прочные контакты с Брюсселем, Берлином и Парижем, послав туда высокопоставленных чиновников, обладающих влиянием и авторитетом, чтобы начать длительный процесс переговоров по серьезным долгосрочным экономическим и политическим вопросам. Этот переговорный процесс будет долгим, медленным и зачастую разочаровывающим — гораздо менее ярким, чем мачо-демонстрации великих держав в глобальной конкуренции, но гораздо более значимым.
Натан Лоу, бывший политический заключенный в Гонконге
«В-» («4-»)
Байден неплохо начал с того, что поставил во главу угла демократические союзы и оказал давление на Пекин в связи с нарушениями прав человека. Я ожидаю продолжения наступления в агрессивной политике Китая, включая вопросы имплементации Закона об автономии Гонконга. Команда Байдена может сделать больше, чтобы объединить гражданское общество во всем мире и подойти к глобальному отступлению демократии с четким видением, планами и действиями.
Келебогиле Звобго, Уильям и Мэри
«В+» («4+»)
Администрация Байдена предприняла серьезные шаги по продвижению прав человека внутри страны и за рубежом, включая указы президента по усилению расового равенства, возвращение в Комитет ООН по правам человека и более жесткую позицию по отношению к странам, нарушающим права и свободы личности. Байден также отменил санкции времен Трампа в отношении сотрудников Международного уголовного суда. Но, как и Трамп, он возражает против законных расследований суда о причастности американцев к возможным военным преступлениям в Афганистане.
Китай: ускоряем китайское направление политики США
Элизабет Эконом, старший научный сотрудник Гуверовского института Стэнфордского университета и Совета по международным отношениям
«А-» («5-»)
В целом политика Байдена на китайском направлении началась хорошо. Он быстро наполнил ключевые позиции в своей администрации ведущими экспертами по Китаю. Их количество и качество на высоте.
В его действиях присутствуют все элементы сильной политики, и Байден системно выполняет обещания, данные в ходе своей выборной кампании. Вашингтон возвращается в международные организации и соглашения, воссоединяется с Европой в том, чтобы достичь общей линии по Китаю и успокаивает азиатских союзников. Байден подтвердил поддержку Америкой Тайваня и запустил программу пересмотра военных потребностей США в 21 веке, в том числе в Индо-Тихоокеанском регионе. Не менее важно и то, что он держит в поле своего зрения работу советника по климату Джона Керри и его команды, во всяком случае, до тех пор, пока не станут окончательно ясными условия взаимодействия с Китаем по этой проблеме.
Но список первоочередных дел Байдена по Китаю очень длинный. Необходим прогресс в технологической политике, тарифах, подписанных Трампом, Синьцзяне и участии США в зимних Олимпийских играх 2022 года в Пекине. Среди других неотложных вопросов — Северная Корея, Гонконг, конфликт в Южно-Китайском море и решение о присоединении к Всеобъемлющему соглашению о Транс-тихоокеанском партнерстве.
Администрация продемонстрировала новое единство в словах и действиях, легко обнаруживая разницу между собой и первыми годами администрации Обамы, а также всеми четырьмя года правления Трампа. Байден быстро и эффективно опроверг назойливые слухи о том, что Пентагон проводит собственную стратегию в отношении Китая. Он получает дополнительные баллы за то, что не критикует — ни риторически, ни практически — политику предыдущей администрации.
Но даже если Байден уверенно стартовал и сделал правильные первые шаги, ему нужно будет ускорить темп, чтобы суметь выполнить свой список дел. Поскольку его команда сейчас — это команда А, возлагаемые на нее ожидания весьма высоки. Координация «вакцинной дипломатии» в Азии со странами «четверки» была впечатляющей, но напряженная встреча между ведущими дипломатами США и Китая на Аляске в марте показала, что Байден должен действовать быстро, чтобы выработать долгосрочную стратегию по Китаю, которая поставит Вашингтон на место лидера.
Тосихиро Накаяма, Университет Кейо
«В+» («4+»)
Администрация Байдена добавила ума к трамповской жесткости в отношении Китая, что обеспечило ей восторженный прием среди союзников и партнеров Вашингтона в Азии. Но чем изощреннее становится политика, тем сложнее становится ее выполнение. Конечная цель все еще не ясна.
Раджа Мохан, Национальный университет Сингапура
«А-» («5-»)
Изначальная преемственность политики Байдена в отношении Китая с политикой администрации Трампа обнадеживает азиатских партнеров, сталкивающихся с угрозами со стороны Пекина, даже несмотря на то, что Байден уравновешивает соперничество какими-то надеждами на сотрудничество. Объединяя китайскую стратегию с внутренним экономическим и технологическим обновлением в США, Байден закладывает основу для прочного консенсуса внутри страны. Назначение компетентной команды обеспечивает доверие к его стратегии. В то время как Байдену еще предстоит решить по Китаю множество проблем, хорошо начатая работа — это уже половина дела.
Ближний Восток: ни потерь, ни достижений
Мина Аль-Ораиби, главный редактор журнала National и обозреватель журнала Foreign Policy
«С+» («3+»)
Байден говорит: «Америка вернулась». Но на Ближнем Востоке еще не ясно, что на практике будет означать ее возвращение.
В качестве кандидата в президенты Байден обещал повторное вступление в ядерную сделку с Ираном своим приоритетом на Ближнем Востоке. Но на посту президента у него мало реальных возможностей для того, чтобы вернуть сделку в нужное русло — то есть сдержать Иран. Тегеран усилил и ужесточил свою позицию, включая возобновление обогащения урана. Более того, ставленники режима активизировали свою деятельность по всему региону — от ракетного обстрела хуситами Саудовской Аравии до поддерживаемых Ираном повстанцев, нацеленных на американский персонал в Ираке.
В Вашингтоне в этой сфере наблюдается немногое, кроме слов. Заметным исключением стал удар 25 февраля по сирийской базе, где размещались поддерживаемые Ираном боевики, в отместку за атаки в Ираке. Но реактивный, сиюминутный подход еще не является настоящей политикой.
Важно отметить, что Байден и госсекретарь Блинкен выбрали Ирак в качестве первой арабской страны, в которую они позвонили. Этот жест был отмечен в Багдаде и регионе как свидетельствующий о дипломатической и, возможно, даже военной поддержке Ирака.
Байден придал импульс своей региональной политике на Ближнем Востоке, назначив специального посланника по Йемену и сделав Йемен своей приоритетной задачей. С учетом предложения Саудовской Аравии о прекращении войны Вашингтон теперь должен оказать давление на Иран и хуситов, чтобы они взяли на себя обязательства по миру. Эр-Рияду Байден сообщил, что у него есть в отношении него определенные опасения, но альянс с Королевством сохранится.
У Байдена есть возможность развить арабо-израильские мирные соглашения, и он должен стремиться использовать ту роль, которую Объединенные Арабские Эмираты могут сыграть в процессе восстановления Вашингтоном связей с палестинцами.
Байден заслуживает положительно оценки за команду по Ближнему Востоку, которую ему удалось собрать, включая таких опытных экспертов, как Барбара Лиф в Совете национальной безопасности, Бретт МакГерк в качестве координатора Белого дома и Тим Лендеркинг в качестве специального посланника в Йемене. Это подготовленная команда может добиться изменений на Ближнем Востоке, если захочет.
Стивен А. Кук, Совет по международным отношениям
«В+» («4+»)
Пока Байден находится на начальном этапе своего правления, но он уже сдерживает свои обещания. Его команда изучает способы повторного вступления в ядерную сделку с Ираном, пытается реформировать, но продолжать связи с Саудовской Аравией, и надеется положить конец войне в Йемене. Байден осторожно относится к Израилю и палестинцам. Все готово для имплементации программы Байдена, но имейте в виду, что самые продуманные планы по Ближнему Востоку часто срываются.
Деннис Росс, Вашингтонский институт ближневосточной политики
«А-» («5-»)
Что касается Ирана, Байден придерживается своего принципа «соблюдение за соблюдение» и никаких односторонних уступок. В отношении Саудовской Аравии, Вашингтон не станет с порога проверять соблюдение Королевством своих ценностей, он имеет явные интересы в отношениях с Королевством. Что касается израильско-палестинского мира, то команда Байдена понимает, что сейчас не время для большой мирной инициативы, но политика по-прежнему должна быть направлена на эвентуальное сохранение двух государств и активную поддержку процесса нормализации.
Россия: Действовать активнее, сдерживать, говорить
Майкл Макфол, директор Института международных исследований Фримена Спогли Стэнфордского университета
«А-» («5-»)
Во время своего первого разговора с президентом России Владимиром Путиным Байден изложил четкие контуры политики своей администрации в отношении России: предлагая прогресс в области контроля над вооружениями, подтверждая поддержку Украины и выражая озабоченность по поводу кибершпионажа, выплат Россией вознаграждений за убийства американских солдат в Афганистане, вмешательства в президентские выборы в США в 2020 году и отравления Алексея Навального. Другими словами, это был сигнал: «Взаимодействуем с Кремлем там, где наши интересы пересекаются, сдерживаем агрессивную внешнюю политику Путина и говорим о нарушениях прав человека в России». Прекрасно.
Затем команда Байдена соединила амбиции с действиями, продлив новый договор о контроле над вооружениями на пять лет, наложив санкции на некоторых из высших российских чиновников, ответственных за отравление и арест Навального, а также на пророссийского украинского олигарха Игоря Коломойского и подтвердив приверженность США более тесным связям с НАТО. Байден ввел новые санкции и выслал российских дипломатов в ответ на кибератаку против IT-компании SolarWinds и вмешательство России в президентские выборы в США 2020 года. В то же время он предложил провести саммит с Путиным. Фантастическое начало — Байден активно включился в политику на российском направлении, приступил к эффективному сдерживанию России и дал понять, что он хочет более стабильных и предсказуемых отношений с Москвой. Но хочет ли этого Путин? Для стабильных отношений, как в танго, нужны двое партнеров.
Как и все предыдущие администрации США, которые пытались противодействовать автократиям, команда Байдена все еще пытается найти способ поддерживать демократические ценности в России и во всем постсоветском регионе. Игнорируя призывы Навального, Байден и его команда решили не применять санкций ни к одному из российских олигархов, поддерживающих автократию Путина. Они еще не сформулировали всеобъемлющую стратегию поддержки демократии в России, Беларуси, Украине, Грузии и Армении. Один из способов удовлетворить региональный спрос на участие США — это повторно назначить специального посланника на Украину, но при этом расширить его полномочия на весь регион. Но администрация пока находится на начальной стадии и работает «кадрированным» составом старших официальных лиц. Прежде чем мы поставим Байдену следующую оценку, позвольте ему собрать всю свою команду на поле боя.
Константе Штельценмюллер, Институт Брукингса
«С» («3»)
Пока что Байден лишь называет Путина «убийцей», а его госсекретарь только угрожает европейцам санкциями из-за трубопровода. Что сейчас необходимо, так это согласованная трансатлантическая стратегия, направленная на устранение всех рисков и угроз, исходящих от России в Евразии и за ее пределами.
Анджела Стент, Джорджтаунский университет
«А-» («5-»)
Байден будет работать с Россией над вопросами, представляющими жизненно важный интерес для США, включая контроль над вооружениями и изменение климата, но одновременно будет противодействовать ее злонамеренным действиям. Риторика здесь становится последовательной и жесткой. В лучшем случае отношения между двумя странами останутся разрозненными, в которых будут сосуществовать и сотрудничество, и конкуренция.
Иммиграция: а может ли он драться?
Хорхе Кастаньеда, профессор Нью-Йоркского университета и бывший министр иностранных дел Мексики
«А» («5»)
Первым значительным шагом Байдена был отказ от ужасной и ксенофобской политики своего предшественника: остановить строительство пограничной стены, отменить запрет на въезды для мусульман, возобновить судебные слушания о предоставлении убежища на территории США, восстановить защиту несовершеннолетних без документов и приостановить по крайней мере некоторые депортации преступников, не совершивших насильственных преступлений. Все это похвальные решения. Вторым знаменательным шагом было направление в Конгресс США закона об иммиграционной реформе. Легализация статуса более 11 миллионов человек без документов и предоставление им возможности получить гражданство США, как сказал Байден, — это большое дело. Работа с Мексикой по инвестированию средств в страны Северного треугольника — Сальвадор, Гватемалу и Гондурас — имеет смысл, поскольку речь идет о весьма значимых суммах. Предоставление венесуэльцам в США статуса временной защиты также заслуживает аплодисментов. Тем не менее, у меня есть два сомнения. Во-первых, в законопроекте Конгресса не рассматриваются будущие миграционные потоки, которые неизбежно продолжатся, в основном из-за разваливающейся экономики Мексики. Программа временного трудоустройства или значительное увеличение количества выдач рабочих виз H-2A и H-2B, особенно для мексиканцев, является незаменимым дополнением к легализации лиц, незаконно находящихся в настоящее время в Соединенных Штатах. Прогресс по рабочим визам также политически необходим для получения голосов республиканцев. Это приводит ко второму моему сомнению: действительно ли Байден готов бороться — при необходимости сурово наказывая обманщиков-нелегалов — чтобы провести иммиграционную реформу?
Вивек Вадхва, Гарвардская школа права
«С+» («3+»)
Байден получил пятерку за свою человечность и сострадание к нелегальным иммигрантам, а также за свою решимость ликвидировать основную причину снижения конкурентоспособности США — отток квалифицированной рабочей силы. Но его иммиграционный план — это кухонная раковина, полная одних требований, который почти не имеет шансов пройти в Сенате США. Требуя все или ничего, Байден не получит ничего.
Климат: практично, но ничего грандиозного
Тед Нордхаус, исполнительный директор и соучредитель Breakthrough Institute
«В» («4»)
Чтобы эффективно бороться с изменением климата, потребуются многие десятилетия, поэтому сложно оценить Байдена по этому параметру всего за 100 дней до его президентства. Судя по его собственной риторике — что мы находимся в разворачивающейся климатической чрезвычайной ситуации, и у нас есть только десять лет, чтобы справиться с ней и что к 2035 году необходимо полностью «обезуглеродить» электрогенерацию — Байден получает оценку «F» («2») — оценку, которую движение «Восхода солнца» поставило его предложениям по климату в разгар выдвижения кандидата от Демократической партии на самом начальном этапе президентской кампании.
Но плохая оценка отражает не столько политику Байдена, сколько реальность того, что ни один президент США на самом деле не собирается продвигать такую климатическую повестку дня, которая соответствует тем грандиозным амбициям, приверженности которым требует сообщество активистов. Несмотря на названия исполнительных распоряжений Байдена и его решение вновь присоединиться к Парижскому соглашению, которые составили лишь громкие заголовки в СМИ, ничто из предложенных этой администрацией мер не может даже отдаленно выполнить эти требования.
Однако с точки зрения того, что в этой области реально возможно, начало Байдена выглядит гораздо более многообещающим. Он создал сильную и опытную команду в Белом доме, а также в Государственном департаменте и Департаменте энергетики. До сих пор в его планах игнорировались призывы к ограничению выбросов, повышению налогов на выбросы углерода и введению новых правил по более спокойной, но, в конечном счете, более эффективной политики по климату. Речь идет об усилиях по разработке и развертыванию технологий и инфраструктуры, сектор за сектором, с учетом тех огромных технологических вызовов и проблем системного уровня, которые связаны с глубокой декарбонизацией крупной современной экономики.
Байден предложил инфраструктурный пакет на 2 триллиона долларов, предусматривающий, среди прочего, строительство дальних линий электропередачи; расширение инфраструктуры железных дорог, общественного транспорта и зарядки электромобилей; коммерциализацию ядерных технологии нового поколения, технологий улавливания углерода, геотермальных источников энергии и технологий ее хранения и улучшение экологических показателей сельского хозяйства США. Если Байдену удастся провести через Конгресс хотя бы что-либо близкое к этому, я подниму его оценку до «А» («5»). А если он еще захочет взять на себя и третью инициативу в отношении «зеленой политики» в США — различные законы об охране окружающей среды на федеральном, государственном и местном уровнях, что очень затруднит своевременную реализацию упомянутых инфраструктурных проектов — я буду рад поднять ее и до уровня «A +» («5+»).
Конни Хедегаард, бывший комиссар ЕС по борьбе с изменениями климата
«В» («4»)
Повторное присоединение США к Парижскому соглашению, очень сильные кадровые назначения и первая поездка Джона Керри в Брюссель породили ожидания того, что Вашингтон не только скажет правильные вещи, но и начнет их осуществлять. Для получения «пятерки» потребуется конкретная политика в плане дальнейшего сокращения выбросов углерода в США и достижения «углеродного нуля» в Америке к 2050 году.
Джулиан Брэйв Нойзкэт, Data for Progress
«А-» («5-»)
Байден быстро сделал борьбу с климатическим кризисом главным приоритетом своей администрации. Хотя это и приветствуется, но впереди его еще ждут большие испытания, поскольку разворачивается сложная политическая интрига между глобальным сотрудничеством, внешнеполитической конкуренцией и необходимостью достижения внутреннего компромисса в США. В этом году достижения Байдена по климату опираются на итоги апрельского климатического саммита, проведенного под эгидой США, и переговоров в Конгрессе по инфраструктуре «чистой энергии».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники



Загрузка...
592

Похожие новости
24 сентября 2021, 04:50
22 сентября 2021, 20:40
24 сентября 2021, 01:10
24 сентября 2021, 01:10
22 сентября 2021, 11:10
23 сентября 2021, 19:20

Новости партнеров

Актуальные новости
23 сентября 2021, 11:50
22 сентября 2021, 11:10
23 сентября 2021, 09:50
24 сентября 2021, 04:50
24 сентября 2021, 01:10
24 сентября 2021, 04:50

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
17 сентября 2021, 11:50
18 сентября 2021, 12:10
18 сентября 2021, 02:40
20 сентября 2021, 21:10
18 сентября 2021, 00:40
22 сентября 2021, 18:40
21 сентября 2021, 14:10