Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Соглашение между Израилем и ОАЭ будет чувствоваться по всему региону

В кои-то веки я намерен согласиться с президентом Трампом в использовании его любимого прилагательного — «огромный».
Соглашение, которое было путем переговоров добыто администрацией Трампа для Объединенных Арабских Эмиратов, предполагает полную нормализацию отношений этой страны с Израилем. Взамен за это еврейское государство отказывается от любой формы аннексии Западного берега [реки Иордан]. Так вот, это именно то, что Трамп назвал в своем твите: «Огромный прорыв».
Это даже не Анвар Садат, едущий в Иерусалим, — ничто в истории не сравнится с эти великим прорывом, создающим связь между арабами и израильтянами. Это даже не Ясир Арафат, обменивающийся рукопожатием с Ицхаком Рабином на лужайке. Просто ничто не может сравниться с первым моментом открытого примирения между израильтянами и палестинцами.
Но есть события, близкие к нынешнему по своему смыслу. Просто попытайтесь оценить происходящие события по многобалльной шкале. И вы увидите, как это соглашение воздействует на каждую из действующих в регионе сил. Больше всего получают от этого силы, поддерживающие США, умеренный ислам, окончание конфликта с Израилем навсегда. А вот радикальные проиранские, антиамериканские силы теряют от этого соглашения. Они вместе с силами, поддерживающими исламистскую вечную борьбу с Израилем, оказываются все больше изолированными и остающимися в прошлом.
Это геополитическое землетрясение.
Чтобы полностью понять, почему все так складывается, вам нужно посмотреть на внутреннюю динамику этого соглашения. В основе его был мирный план Трампа, написанный Джаредом Кушнером, а также готовность авторов этого плана проводить его в жизнь — вот что создало «сырье», материальную базу для нынешнего прорыва. И вот как это сработало.
Кушнеровский план в своей основе призывал Израиль и палестинцев установить мир друг с другом. По условиям этого мира, Израиль получает возможность аннексировать 30 процентов Западного берега, где как раз живет большинство израильских поселенцев. А палестинцы получают свои 70 процентов, на которых палестинцам дадут создать свое демилитаризованное государство. Помимо этого, палестинцы получат и кусочки земли собственно Израиля.
Палестинцы отвергли это соглашение сразу же как несбалансированное и несправедливое. Но израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху, который помог написать очень произраильский план для этих территорий, сказал, что он намерен приступить к выполнению первой части кушнеровского плана по аннексии, начиная с 1 июля. При этом Нетаньяху не согласился на ту часть плана, которую отвергала часть его электората — еврейские поселенцы. А именно на то, что палестинцы получат оставшиеся 70 процентов. (Интересно, не уговорил ли Нетаньяху попробовать этот вариант не кто иной, как трамповский посол в Израиле — Давид Фридман, сам являющийся про-поселенческим экстремистом.)
Такая политика Нетаньяху не сработала. Причина в том, что Кушнер, который постоянно находится на связи с Египтом, Иорданией и арабскими странами Персидского Залива, узнал от них, что такая односторонняя израильская аннексия была бы полным нарушением всех условий арабо-израильской сделки — для них. Услышав это, Кушнер сказал Биби Нетаньяху: «Давай не так быстро». Кушнер и Трампа уговорил не принять, блокировать план Биби по «выборочной аннексии» палестинских территорий.
Это привело к тому, что Нетаньяху потерял поддержку поселенцев. Снижение его рейтингов было связано сразу с несколькими явлениями. Ему выдвигались обвинения в коррупции, каждый день рядом с его домом собирались протесты по поводу его неудачных мер против коронавирусной эпидемии в Израиле.
Что произошло потом? Итамар Рабинович, один из ведущих израильских историков Ближнего Востока и бывший посол в Вашингтоне, описал это как «производство лимонада из лимонов». Именно это и сделали Трамп, Кушнер и принц Мухаммад ибн Заид, де факто правитель ОАЭ.
«Вместо того, чтобы провести израильскую аннексию палестинского государства, они обменяли израильскую НЕ-аннексию на мир с ОАЭ», — сказал Рабинович мне в интервью. Кушнер, добавил он, «как бы сам собой создал товар из пустоты». Отказ от аннексии, которая и так была невозможна, «Израиль теперь может обменять на мир с ОАЭ». «Это был обмен мира на мир, а не земли на мир», — сказал Рабинович.
Процесс, судя по всему, начался, когда посол ОАЭ в Вашингтоне, господин Юсеф аль-Отайба, опубликовал письмо на иврите в израильскую газету «Едиот ахронот» в июне. В нем он прямо предупреждал, что израильская аннексия Западного берега подорвала бы тот тихий прогресс в направлении мира с арабскими странами Персидского Залива, которого Израилю удавалось постепенно добиваться.
Государство ОАЭ обдумывало уже с давних пор, каким бы образом объявить об открытых дипломатических отношениях с Израилем. Но дискуссия о том, как остановить израильскую аннексию Западного берега, сама эта дискуссия дала идеальную «рамку» для установления дипсвязей с Израилем. Теперь Эмираты могли представить дело так, как будто они добывали что-то для палестинцев в обмен на нормализацию собственных отношений с Израилем.
То, как менялась позиция Нетаньяху, было увлекательнейшим процессом. Как сказал мне израильский писатель Ари Шавит: «Нетаньяху пытается выбраться из своего собственного Уотергейта, уезжая наподобие Никсона в критической ситуации, в Китай. Он как Никсон наоборот». (В начале 1970-х годов перед своим импичментом из-за подслушивания политических оппонентов в Уотергейте, президент США Ричард Никсон успел восстановить отношения США с коммунистическим Китаем, отправившись в Пекин, что стало сенсацией и основой для крылатого выражения Nixon in Beijing, обозначающего неожиданно благотворный и мирный оборот событий — прим. ред.).
Вот что Рабинович имел в виду: Нетаньяху делал все возможное для умиротворения правых сил в Израиле. Он старался переманить их на свою сторону блестящими игрушками [типа аннексии палестинских территорий]. Цель была — заставить правых поддержать его, Нетаньяху, в его попытках избежать суда по делу о коррупции и столкнуться с Генеральным прокурором Израиля.
Приняв предложенную ему сделку с ОАЭ, подобно тому как Никсон принял сделку с маоистским Китаем, Нетаньяху покинул своих естественных идеологических союзников — поселенцев, которые поддерживали его, потому что надеялись, что он даст им аннексию. «Это точно заставит Нетаньяху стать более зависимым от центра израильской политики или хотя бы от ее правого центра», — отмечает Шавит, а это означает, что страна пойдет вперед.
«Эта сделка может спасти израильскую демократию, лишив Биби Нетаньяху целой армии правых сил, которые раньше были ему нужны, чтобы устоять в борьбе, нанеся поражение Верховному Суду».
Палестинская автономия, руководимая Махмудом Аббасом, тоже многого лишается из-за этой сделки. Она может заставить Аббаса вернуться к переговорному столу. Ведь эта сделка лишает Аббаса его главного туза в рукаве — утверждения, что арабские станы стран Залива нормализуют отношения с Израилем только после того, как израильтяне удовлетворят требования Палестинской Автономии и дадут им то государство, которое палестинцы хотят.
(Тут я могу дать Аббасу бесплатный совет: вернись к переговорному столу уже сейчас и скажи, что ты рассматриваешь план Трампа не как «потолок», а как «пол» — нижнюю точку того, что может быть достигнуто для удовлетворения палестинских требований. Ты сазу получишь поддержку от Трампа, европейцев, а также и ото многих арабов для такой позиции. Ведь у тебя еще есть влияние на ситуацию. Израиль имеет с тобой дело, потому что твой народ на Западном берегу не может просто исчезнуть, его нельзя взять и перебить, что бы ни происходило между ОАЭ и Израилем.)
Эта сделка, конечно, поощрит и другие монархии Залива с их шейхами в качестве королей — Бахрейн, Оман, Катар, Кувейт и Саудовскую Аравию — последовать примеру Эмиратов. Эти страны уже давно имеют секретные, а порой и открытые контакты с Израилем по линии спецслужб плюс бизнес-контакты. И эти страны будут просто завидовать ОАЭ, что эта страна сумеет повенчать свой финансовый капитал с израильской супер-пупер технологией, с его достижениями в кибернетике, сельхозтехнике и здравоохранении. Ведь это потенциал, который обе эти страны — Израиль и ОАЭ — сделает счастливыми.
А вот еще три главных бенефициара сделки. Первый — король Иордании Абдалла. Он боялся, что израильская аннексия Западного берега придаст силы попыткам сделать из Иордании палестинское государство. Нынешнее соглашение убирает эту угрозу — хоть бы на время. Второй бенефициар — еврейская община США. Если бы Израиль аннексировал часть Западного берега, он бы разделил каждую синагогу и общину в США на два непримиримых лагеря. Это были бы сторонники и противники такой аннексии. Эта катастрофа к нам, казалось, приближалась. Теперь она ушла. Третий бенефициар — Джо Байден. Если он сменит Трампа, ему не придется беспокоиться о сложном вопросе аннексии. И у него будет намного более мощный проамериканский альянс в регионе, с которым он сможет решать проблемы этого далекого региона.
Главный геополитические проигравшие от этой сделки — это Иран и его союзники: «Хезболла», иракские ополченцы, сирийский президент Башар Асад, «Хамас», «Исламский джихад»*, хуситы в Йемене и Турция. И эти враги мира пострадают по ряду причин. До сегодняшнего дня именно ОАЭ как страна поддерживала тонкий баланс между Ираном и Израилем, не позволяя провоцировать Иран и ведя дела с Израилем по секретным каналам.
Но вот эта сделка — это просто мерзость перед лицом Ирана, причем открытая. Подтекст этой сделки такой: «На нашей стороне теперь Израиль, так что не пытайся с нами подраться». В последние месяцы Израиль нанес огромный ущерб Ирану тайной кибервойной, запугал его. Так что теперь у ОАЭ появилось окно возможностей для того, чтобы выполнить сделку с Израилем.
Но есть у этой истории и еще одно послание, более глубокое, — на уровне психологии. ОАЭ как бы говорит иранцам и их союзникам: «Теперь в регионе есть всего коалиции: коалиция тех, кто хочет позволить будущему расправиться с прошлым раз и навсегда, а также коалиция тех, кто хочет позволить прошлому уничтожить будущее — так, как это сейчас и происходит. ОАЭ возглавляет первую коалицию, а Ирану предоставляет возможность стать лидером второй.
Когда в январе этого года администрация Трампа убила Касема Сулеймани, главу иранского спецподразделения Аль-Кудс (это подразделение является частью иранского Корпуса стражей исламской революции), я написал колонку на эту тему колонку в газете. В ней я написал, что Америка только что убила «глупейшего человека в Иране».
Почему я так написал, когда погибли люди? Потому что то, что представляло собой «бизнес-модель» господина Сулеймани, ставшая бизнес-моделью всего Ирана — чем она являлась? Смысл ее был в том, чтобы нанимать арабов-шиитов для борьбы с арабами-суннитами в Ираке, Ливане, Йемене и Сирии. (Так в тексте, очевидно, имеется в виду борьба, которую иранские подразделения вели со всемирной террористической группой «Исламское государство»*, напавшей на Сирию и Ирак в 2013-2014 гг. — прим. ред.). Цель была — расширить влияние Ирана. И какой был результат? Иран помог превратить все эти страны в неудавшиеся государства. Иранское клерикальное руководство стало самым главной действующей силой в разрушении проектов США по созданию цветущих стран на Ближнем Востоке — все эти проекты из-за вмешательства Ирана превратились в неудавшиеся государства, включая сам Иран. Именно поэтому так много ливанцев обвиняют именно Иран и «Хезболлу» в крахе управления своей страной, приведшему к страшному взрыву в порту Бейрута.
Я слишком долго изучал Ближний Восток, чтобы опять написать: «Этот регион никогда не будет прежним». Силы, разделяющие общество на религиозные группы (сектарианизм), трайбализм, коррупция и анти-плюрализм — все эти силы очень влиятельны здесь. Но есть и другие силы — молодые мужчины и женщины, которым просто надоела старая игра. Старые войны, старые раны, которые снова и снова растравляют. Вот этих-то молодых вы и видели недавно на демонстрациях Бейрута требующими нормального госуправления и шанса реализовать полностью свой потенциал.
ОАЭ и Израиль показали в четверг — хотя бы на краткий миг — что прошлое не всегда сможет и дальше хоронить светлое будущее. Ненавистники и разделители не всегда будут побеждать. Это был глоток свежего воздуха — реализация американского проекта. Но когда-нибудь, будем надеяться, он превратится в воющий ветер перемен, который разлетится по всему региону.
Томас Фридмен — колумнист «Нью-Йорк таймс» по вопросам внешней политики. Он присоединился к коллективу газеты в 1981 году и завоевал три пулитцеровские премии.
*террористическая организация, запрещена в России

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
426

Похожие новости
27 сентября 2020, 04:50
28 сентября 2020, 03:40
27 сентября 2020, 16:20
28 сентября 2020, 07:30
26 сентября 2020, 19:20
27 сентября 2020, 08:40

Новости партнеров

Актуальные новости
27 сентября 2020, 14:20
27 сентября 2020, 01:10
27 сентября 2020, 20:10
27 сентября 2020, 22:00
27 сентября 2020, 14:20
27 сентября 2020, 16:20

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
22 сентября 2020, 10:50
26 сентября 2020, 02:20
22 сентября 2020, 12:50
23 сентября 2020, 19:40
22 сентября 2020, 14:40
22 сентября 2020, 13:50
23 сентября 2020, 17:20