Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Сочинский конгресс провален

Сочи, Россия. — Российское правительство назвало состоявшийся на прошлой неделе в Сочи Конгресс сирийского национального диалога переломным моментом в сирийской конфликте. Цель саммита состояла в том, чтобы впервые собрать под одной крышей представителей сирийского правительства, оппозиции, курдских партий, и тем самым обеспечить политическое оправдание заявлению российского президента Владимира Путина, который в декабре объявил о победе в Сирии.
По этим меркам сочинский диалог оказался полным провалом. Вместо того, чтобы подтвердить усиление позиций России на Ближнем Востоке, показать, что Кремль поставил США в Сирии шах и мат, и продемонстрировать готовность Путина «править Ближним Востоком», Конгресс сирийского национального диалога доказал, что Москва понятия не имеет, как ей свернуть свою продолжающуюся военную авантюру.
Конгресс еще на этапе подготовки преследовали трудности и противоречия, которых вполне можно было избежать. Высший переговорный комитет, являющийся главным представительным органом антиправительственной оппозиции, вполне предсказуемо посчитал оскорбительным тот факт, что на логотипе конгресса присутствовал только флаг режима. Оппозиция также посчитала, что Россия неправильно выбрала место для проведения конгресса. Сочи — это то место, где состоялся первый в современной Европе геноцид. Речь идет о гонениях Российской империи на черкесов, многие потомки которых живут в современной Сирии. Россия также направила приглашение Mихрачу Уралу (Mihrac Ural), разыскиваемому Турцией за участие в теракте 2013 года в районе Рейханлы, когда погибли многие мирные сунниты. Это породило никому не нужную ссору с Анкарой. Но главная непорядочность России состояла в том, что когда она проводила мирную конференцию, российская авиация продолжала наносить удары по сирийской провинции Идлиб.
Тем не менее, Россия возлагала на эту конференцию большие надежды. Она планировала добиться создания объединенной национальной армии и правительства, что укрепило бы позиции режима Башара аль-Асада в рамках многочисленных и чисто номинальных «соглашений о перемирии», которые заключаются по всей Сирии. Как минимум, Москва надеялась на проведение общенациональных выборов под эгидой ООН, чтобы обеспечить легитимность сирийскому руководителю, а Кремлю дать возможность достойно выйти из этого конфликта.
Курдов считали ключевой силой, позволяющей достичь этих благородных целей. На саммите должны были пройти первые официальные переговоры между курдскими повстанцами и сирийским правительством. Для курдов в определенном смысле это мог стать первый выход в свет. Чтобы обеспечить их участие, России пришлось вести длительные переговоры с Турцией, которая считает силы сирийских курдов террористической организацией и отделением Курдской рабочей партии. Россия неоднократно обещала курдам, что в конгрессе смогут принять участие все 155 их представителей, а Турция неизменно требовала не пускать ни одного курдского делегата.
Накануне конференции Анкара решила подтвердить свои требования военными средствами. 20 января она начала операцию «Оливковая ветвь», вторгшись в анклав Африн на северо-западе Сирии, которым управляет курдская партия «Демократический союз». Из-за наступления почти ни одна курдская группировка не приехала в Сочи. Москва до последнего надеялась, что курды все же будут участвовать в конгрессе, и официальный представитель российского МИД Мария Захарова заявила 27 января, что курдские представители прибудут на встречу. Однако Курдская демократическая прогрессивная партия в конечном итоге решила полностью бойкотировать переговоры. Кучка курдов из Сирии все же появилась в Сочи, но как заявил изданию «Форин Полиси» (Foreign Policy) один из них, все они прибыли по личной инициативе в качестве наблюдателей.
Поскольку надежды на участие курдов испарились, успех конференции теперь полностью зависел от присутствия сирийской оппозиции. На практике это означало участие Высшего переговорного комитета (остальные приехавшие в Сочи организации были из беззубой «лояльной оппозиции», которая существует с разрешения Дамаска, пытающегося создать иллюзию ее соперничества с правящей партией БААС). Согласно имеющейся информации, внутренние дискуссии были весьма интенсивными, и некоторые члены этого комитета выступили за участие по целому ряду причин, включая давление Турции. Но в конечном счете этот комитет в целом тоже решил бойкотировать переговоры. Опять же, Россия до последнего момента настойчиво добивалась от него отмены данного решения, но если не считать нескольких человек, приехавших на конгресс самостоятельно, представителей Высшего переговорного комитета в Сочи не было.
Поскольку две из трех сторон сирийского конфликта полностью отсутствовали (оппозиция и курды), принять важные и значимые решения на конгрессе естественно не удалось. Предварительных дискуссий 29 января не было, и в тот день российские организаторы практически буквально заявили представителям СМИ, чтобы те «отдыхали». Официальное открытие конференции 30 января отложили на три часа, когда делегация от оппозиции, недовольная обилием символов режима и отсутствием оппозиционного флага, убыла назад в Турцию.
Столь неутешительное начало вызвало сомнения в том, что на конгрессе удастся чего-то достичь, поскольку ни курдов, ни оппозиции там не было. Чувство безнадежности нашло свое отражение в доступе к информации, который организаторы не обеспечили сотням приглашенных представителей СМИ. Саму конференцию нам почти не показали. После того, как на церемонии открытия прозвучали первые заявления, экраны в пресс-центре погасли. Не было никакой информации о делегатах. Ни один российский представитель не выступил с комментариями и не дал интервью.
Чтобы заполнить чем-то долгие часы ожидания, для прессы организовали несколько презентаций с участием российских ученых и сторонников сирийского режима. Ближе к вечеру российские аналитики и ученые начали более реалистично оценивать итоги конференции. Ведущий российский эксперт по Ближнему Востоку Виталий Наумкин заявил, что идут важные дискуссии об изменении официального названия Сирии (якобы были предложения убрать слово «арабская» из названия «Сирийская Арабская Республика», поскольку это стало яблоком раздора с сирийскими курдами) и ее флага. Но отвечая на вопрос о том, чем сочинская конференция отличается от продолжающихся женевских переговоров, Наумкин сказал, что эта встреча призвана просто «развить» цели женевского процесса, который за шесть лет своего существования доказал, что это тупиковый формат, и не дал никаких значимых результатов. Российские аналитики начали намекать на то, что реальные достижения сочинского конгресса оговорены заранее и станут известны позднее. Тем самым они давали понять, что сама по себе конференция является не более чем формальностью.
Лишенные возможности поговорить с делегатами и получить информацию о ходе конференции, представители СМИ были вынуждены маяться в пресс-центре от безделья и считать часы до отлета домой. Один опытный западный журналист заметил, что это худшая конференция из числа тех, которые он освещал. Но около 10 часов вечера заговор молчания был нарушен, когда ожили экраны, и стали показывать церемонию закрытия. К трибуне вышел спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура и произнес краткую речь о создании комитета по проведению конституционной реформы и о вкладе конгресса в «женевский политический процесс». Никакой «объединенной национальной армии», никаких выборов, никаких дополнительных соглашений о примирении. Конгресс сирийского национального диалога в Сочи закончился на минорной ноте.
В итоге эта конференция не стала символом российского успеха. Напротив, это было фиаско. Конгресс не достиг ни одной из поставленных целей, если не считать создание конституционного комитета, механизм которого уже существовал. Один аналитик отметил, что сочинский саммит смог создать видимость успеха для внутренней российской аудитории, хотя не совсем понятно, насколько сильно россиян волнует конфликт в далекой стране, который продолжается уже несколько лет.
На самом деле, итоги широко разрекламированного Кремлем конгресса оказались намного более мрачными. Они продемонстрировали, что Москва не в состоянии решать глубоко укоренившиеся сирийские проблемы и созывать всех действующих лиц за стол переговоров. В прошлом году казалось, что она на подъеме, но 2017 год во многих отношениях был аномалией в сирийском конфликте, поскольку все внимание было приковано к «Исламскому государству» (запрещено в России — прим. перев.). Сочи наглядно показал, что влияние России в Сирии ограничено. Трагический, но вполне ожидаемый результат заключается в том, что война эта будет продолжаться точно так же, как и последние семь лет.

Нил Хауэр — старший аналитик канадской компании «СекДев груп» (SecDev Group). Он занимается в основном сирийским конфликтом и особенно участием в нем России, а также жестоким конфликтом на Кавказе.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1026

Похожие новости
22 февраля 2018, 17:20
23 февраля 2018, 00:40
22 февраля 2018, 11:10
22 февраля 2018, 13:50
23 февраля 2018, 06:00
23 февраля 2018, 16:50

Новости партнеров

Актуальные новости
23 февраля 2018, 11:30
22 февраля 2018, 13:50
24 февраля 2018, 01:00
23 февраля 2018, 19:30
22 февраля 2018, 13:50
23 февраля 2018, 00:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
22 февраля 2018, 11:10
22 февраля 2018, 14:40
22 февраля 2018, 11:10
21 февраля 2018, 13:30
17 февраля 2018, 15:50
21 февраля 2018, 10:50
23 февраля 2018, 03:20