Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Сербия возвращается к самой себе

В прошедшую среду посол США в Белграде Кайл Скотт опубликовал в «Твиттере», тем самым следуя примеру своего президента, открытый призыв к устранению сербского министра обороны Александра Вулина. «К сожалению, месяцы работы над улучшением имиджа Сербии в США могут пропасть даром из-за одного единственного заявления», — так американский посол обвинил сербского министра в том, что тот разрушает сербско-американские отношения. Посол приложил к этому обвинению (его стоит воспринимать как угрозу, и в этом нет никаких сомнений) статью из Washington Post о «сербском министре обороны, который расхваливает осужденного военного преступника», генерала Владимира Лазаревича, на встрече начальников Третьей армии времен вторжения НАТО, проходившей под лозунгом «Нельзя забывать!».
Время тихой гордости
Итак, свою роль сыграла встреча, на которой Вулин похвалил Лазаревича и приверженцев Третьей армии, назвав их «самыми храбрыми из храбрых». Эта встреча важна еще и потому, что на ней же министр обороны заявил: «Прошли те времена, когда нас заставляли стыдиться — теперь настало время тихой гордости… Мы гордимся этими людьми. Они доказывают, что Сербия вернула себе саму себя».
Всего через несколько часов после угрожающей записи Скотта в «Твиттере» последовал ответ от Вулина, который высказался непривычно для нас прямолинейно и резко и поэтому заслуживает быть процитированным: «Сербия не провоцировала войну, и Сербия не должна стыдиться тех, кто защищался. Мне странно, что посол не усматривает вреда для имиджа и опасности для отношений в том, что гаагский подсудимый Анте Готовина является советником в правительстве Хорватии, или в освобождении (Насера) Орича. Лазаревич — свободный человек, и я вправе оценить и его борьбу, и борьбу моего народа. Я что, должен расхваливать бомбардировки и требовать оправдать отторжение Косово и Метохии? Я не знаю армии, которая бы отреклась и постыдилась генерала Лазаревича, и я сам точно не сделаю этого. Вот уже несколько недель не прекращаются нападки СМИ на меня, но я готов платить за свою позицию любую цену».
Конечно, совершенно ясно: Скотт набросился на Вулина не только потому, что прочитал статью в Washington Post и «почувствовал себя глубоко оскорбленным и обязанным отреагировать таким образом». Нет, Скотт только воспользовался этой статьей (при содействии Госдепа), поскольку, как в прошедшую среду заявила пресс-секретарь Госдепа Хизер Нойерт, «наши послы не привыкли действовать своенравно». Так что Скотт использовал статью только как повод для нападок на министра обороны, который не учился в Гармиш-Партенкирхен, в отличие от Драгана Шутановаца. Скотт явно надеется заменить Вулина на его нынешнем посту (опять) кем-нибудь, кто учился в Гармиш-Партенкирхене или каком-нибудь похожем натовском центре. Также совершенно ясно, что ответ Вулина Скотту — открытый протест против американского диктата, нежелание продолжать стыдиться и возлагать на себя все последствия, которые влечет за собой этот стыд. А это значит, что дальнейшая судьба Вулина будет знаковой и покажет всем нам, на каком же пути на самом деле находится Сербия. Либо это путь, который безальтернативно ведет в Европейский Союз, и следовать по которому от нас требуют США — потому что это соответствует их интересам, а не потому, что они заботятся о нашем благополучии. Либо нам уже как-то удалось свернуть на путь к собственным интересам…
Слова и дела
Удалось ли нам медленно сойти с пути к Европейскому Союзу на путь к собственным интересам так, что мы сами того не заметили? Нет, если верить тому, что говорит Александр Вучич и его правительство, которое и нам, и всем остальным постоянно напоминает, что Сербия упорно приближается к вступлению в Евросоюз.
И все же — если верить делам, а не словам, как советовали древние римляне — некоторые конкретные действия нынешней власти наводят на, признаемся, эксцентричную мысль о том, что официальный Белград все же не верит в Европейский Союз настолько, насколько о том заявляет.
Эрдоган в Белграде
На этой неделе турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган посетил Белград, и его принимали настолько радушно, что глава дипломатии Ивица Дачич, выступая с микрофоном в руке, даже вышел за рамки просто хорошего тона. В свете изложенного выше этот визит оказался более чем красноречив — и из-за того, что было сказано, и из-за того, что подразумевалось.
Для примера достаточно вспомнить слова Вучича о том, что «в тот вечер, когда в Турции была совершена попытка путча, Сербия встала на сторону избранных институтов и поддержала демократические ценности», и что «в Сербии никогда не будет тех, кто стал бы заключать пакты с противниками законно избранных органов в Турции». «Мы не имеем ничего общего с Гюленом или с кем-либо другим». Конечно, Вучич, как и Эрдоган, прекрасно понимает общий контекст: именно такую позицию в отношении путча и путчистов заняла и Россия Владимира Путина. И эта позиция, что также важно, настолько отличалась от реакции Брюсселя и Вашингтона, что именно из-за нее Эрдоган начал отдаляться от Запада и сближаться с Россией. Сегодня этот процесс достиг кульминации в виде поставки Турции российских систем С-400, осуждения журналиста Wall Street Journal на два года заключения, задержания сотрудников американского консульства в Турции и в приостановке выдачи виз обеими сторонами. А ведь мы говорим о союзниках НАТО, которые обязались защищать друг друга…
Роль России в укреплении сербско-турецких отношений дала о себе знать и в словах самого Эрдогана: «Мы хотим как можно скорее доставить газ в Сербию. „Турецкий поток" — проект газопровода, который проходит через Черноморский регион и по турецкой территории выходит в Европу. Проект реализуется вместе с Россией, и мы продолжаем переговоры с президентом Путиным, который, как я думаю, не отнесется негативно к подобному предложению».
Кстати сказать, какие бы неудобства ни вызвало сербско-турецкое сближение (а они неизбежны) в подобных обстоятельствах, даже включая все выражения нежности, от которых хочется зажать нос, это сближение стоит приветствовать, поскольку оно рационально. Однако стоит также отметить, что мы не извлечем из него максимум пользы, если и впредь будем замалчивать наши собственные государственные и национальные интересы (вроде Косово и Метохии), которые президент Вучич, по крайней мере, публично, ни разу перед Эрдоганом не подчеркнул.
Путин и китайцы
Так случилось, что всего за несколько дней до встречи с Эрдоганом сербский президент говорил по телефону со своим российским коллегой Владимиром Путиным, которого поздравил с днем рождения. Личные контакты государственных деятелей имеют определенное значение для развития государственных отношений, однако еще важнее то, что Вучич и Путин «договорились встретиться в скором времени и продолжить работу над расширением сотрудничества между Сербией и Россией во всех областях». Внимание также стоит обратить на новость этой недели о том, что Федеральная служба безопасности (ФСБ) России «проведет переговоры с Министерством обороны Сербии о подписании соглашения о сотрудничестве в сфере военной разведки». Все это явно свидетельствует о тенденции к дальнейшему укреплению отношений между Сербией и Россией.
То же касается Китая. Белград, как недавно написал американский портал Politico, «находится в центре прорыва Пекина в Европу… В мае вместе с большой делегацией Вучич посетил Пекин, где встретился с китайским премьером Ли Кэцяном в Большом зале народа. Ли подчеркнул приверженность Китая глубокому сотрудничеству с Сербией, которая уже является ближайшим партнером китайцев в регионе. „Александр Вучич заявил, что Сербия — друг и партнер Китая, достойный доверия", — говорится в официальном китайском сообщении о встрече… В прошлом году китайский президент Си Цзиньпин нанес официальный визит в Сербию. Приезд китайского лидера в одну из беднейших европейских стран подтвердил стратегическое значение Белграда для Пекина».
Итак, несмотря на то, что Сербия идет (пусть даже только на словах) по пути в Европейский Союз, она все больше развивает сотрудничество с двумя мировыми державами и одной региональной державой, которые все теснее сотрудничают и между собой, но при этом никогда не станут членами Европейского Союза. Излишние отмечать, что ни один из нынешних членов ЕС не шел по такому пути.
Между Украиной и Исландией
Чем бы ни было сближение Сербии с Россией и Китаем, а теперь еще и с Турцией: стихийным стечением благоприятных обстоятельств или стихийным результатом незаявленного стратегического плана, это сотрудничество представляет собой альтернативу вступлению в Европейский Союз. Таким образом, наш путь в ЕС перестает быть жизненно необходимым и неизбежным, как смена дня и ночи. Вступление в ЕС становится одним из нескольких возможных для нас вариантов. А это, в свою очередь, означает, что мы можем отказаться от этого пути, если посчитаем его противоречащим нашим интересам. И мы уверены, что так оно и есть.
Теперь украинский пример. Запад организовал на Украине кровавый путч, когда Виктор Янукович попытался приостановить евросоюзную интеграцию этой страны. Украинский пример предупреждает нас о том, что от интеграции с ЕС нельзя отказываться без серьезной предварительной подготовки. А значит, в ближайшие годы мы по-прежнему будем слушать наших руководителей, рассуждающих о том, что вступление Сербии в Европейский Союз — это наша стратегическая цель. И неважно, действительно они так считают или нет.
И все-таки Сербия — не Украина, да и мир тем временем изменился и продолжает все быстрее меняться, что благоприятно для наших друзей с Востока, а не для навязанных правителей с Запада. Так что при наличии достаточной государственной мудрости и сил Сербия повторит, скорее, не украинскую модель, а исландскую. Исландия добровольно отказалась от интеграции с ЕС, поскольку посчитала ее несоответствующей собственным интересам. Кстати, Исландия стала также первой европейской страной, которая подписала с Китаем соглашение о свободной торговле. Часто в качестве контраргумента отмечают, что Сербия — не Исландия, и она не может позволить себе прервать интеграцию с ЕС, поскольку более 60% сербского экспорта отправляется в Европейский Союз. Однако официальные данные подтверждают, что более 78% исландского экспорта отправляется в страны Европейского Союза, и тем не менее исландцы сделали то, что сделали. И, по меньшей мере, не пожалели об этом…

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1188

Похожие новости
22 ноября 2017, 17:00
22 ноября 2017, 17:00
23 ноября 2017, 11:30
23 ноября 2017, 06:10
23 ноября 2017, 16:50
23 ноября 2017, 14:10

Новости партнеров

Актуальные новости
23 ноября 2017, 11:00
23 ноября 2017, 14:10
23 ноября 2017, 19:30
23 ноября 2017, 11:30
23 ноября 2017, 19:30
23 ноября 2017, 16:50

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
21 ноября 2017, 12:50
17 ноября 2017, 18:30
22 ноября 2017, 14:20
19 ноября 2017, 10:10
17 ноября 2017, 09:40
19 ноября 2017, 14:40
22 ноября 2017, 09:50