Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Сербия не может выбрать между Западом и Россией

Автор белградского издания «Пешчаник» Любодраг Стоядинович рассказал порталу Avangarda, почему от общественности скрывалось, что пока президент Александр Вучич праздновал в Москве День Победы над фашизмом, на мемориале на Равна-Горе представители Вооруженных сил Сербии возлагали венки к памятнику квислингу (полицай — прим. ред.) Драголюбу Михайловичу (командующий движением четников во время Второй мировой войны — прим. ред.).
Комментируя акцию Вооруженных сил Сербии девятого мая на Равна-Горе, бывший военно-политический комментатор белградского издания «Политика» Любодраг Стоядинович констатировал, что проблема Сербии в виде подавленного сербского неофашизма переформатирована, замаскирована, выбелена и преображена так, чтобы выглядеть благопристойно и излучать «непреодолимый преступный шарм». Стоядинович утверждает, что власти пытаются «нейтрализовать» историю с возложением венков к памятнику Михайловичу и «перебить» ее событием, которое произошло в тот же день, что и скандал на Равна-Горе. Речь идет о присутствии президента Александра Вучича на праздновании священного Дня Победы над фашизмом в Москве. По словам Стоядиновича, это весьма глупая и неуклюжая уловка.
Любодраг Стоядинович: Вы видели, как проправительственные СМИ уже на следующий день на первых страницах вещали, что визит Вучича в Россию и его фотография с президентом Владимиром Путиным на самом деле являются доказательством триумфа сербской политики нейтралитета. А это тоже ерунда. Тем более что Сербия не является нейтральной страной.
Avangardа: Разве?
— Во-первых, нейтралитет Сербии до сих пор в мире никто так и не признал. Во-вторых, Сербия — страна, которая не знает, где ее границы. В-третьих, у Сербии проблемы с собственным суверенитетом, с внешней политикой, точнее с собственной внешнеполитической позицией. Сегодня уже все понимают, что Сербия не в состоянии выбрать между Западом и Востоком, Евросоюзом и Россией. Лавируя между ними, Сербия ясно доказывает, что не способна определить собственные приоритеты. В этой связи заявления о военном и политическом нейтралитете теряют последний смысл, и говорится эта ерунда только для того, чтобы хоть как-то оправдать шизофреническую политику, которую уже давно проводит сербское руководство.
Если говорить о присутствии президента Вучича на торжествах в честь Дня Победы над фашизмом, то известно, что в Москву он отправился по собственному желанию. За несколько дней до проведения парада Вучич публично посетовал на то, что не получил приглашения на инаугурацию президента Владимира Путина. Затем благодаря вмешательству посла России в Белграде Вучича все же пригласили в Москву. То есть его присутствие на военном параде, организованном в честь Девятого мая президентом Путиным, отнюдь не является «триумфом политики нейтралитета».
— Вы сказали, что Сербия не в состоянии определять свою внешнюю политику. Почему?
— Потому что, с одной стороны, декларативная цель Сербии заключается в том, чтобы войти в Европейский Союз, а с другой стороны, в правящей Сербской прогрессивной партии большинство полагает, что Сербия должна ориентироваться на максимально тесное сотрудничество с Россией. Как в подобной ситуации ведет себя Александр Вучич? Сначала он едет в Берлин и заявляет там канцлеру Меркель, что Германия — лучший друг Сербии, а вскоре он уже летит в Москву и говорит там, что Россия была и остается самым главным защитником интересов нашей страны. И хотя Германия требует от Белграда изменить фактическое положение в Косово, Вучич, который вообще-то клянется в «дружбе» Меркель, просит у Владимира Путина выступить резко против этого немецкого требования. Я хочу сказать, что все визиты Вучича в Россию, Германию и даже Турцию, как и его встречи с руководителями этих стран, доказывают только одно: в основе неясности и шизофрении его политики лежат многочисленные противоречия.
С другой стороны, Вучич старается (и ему это удается) вести политику на всех уровнях сам, принимать все решения самостоятельно, и эта авторитарность только еще больше все запутывает.
Президент Сербии также взял на себя ответственность за так называемое трудное решение проблемы Косово. При этом он ежедневно мелодраматично предупреждает нас о том, что у этой проблемы «нет простого решения».
— «Каким бы ни было решение, оно ознаменует мой конец в политике, — заявил президент Вучич не так давно. — У сербов такая натура. Сербы никогда не простят мне своего лучшего будущего и мира. То есть в Сербии прославляются только поражения и войны». Как Вы понимаете это заявление?
— Я расцениваю его как объявление Вучича о том, что он не сможет выдержать давление, которому подвергнется после «решения проблемы Косово». Из процитированного патетичного и жеманного заявления гражданам, вероятно, следует заключить, что вскоре Белград уступит и согласится с членством Косово в ООН. Де-юре речь не идет о признании независимости Косово, но де-факто так оно и есть.
Конечно, Вучич, несмотря на жгучее желание, будучи типичным одиночкой, не способен самостоятельно решить крайне сложную проблему независимости Косово. Отсюда и вопиющие обвинения в адрес тех, кто стоял у руля до него: Воислава Коштуницы, Бориса Тадича…
— Недавно президент Вучич заговорил о том, что «проблему Косово» вместо него будут решать граждане Сербии. Можно ли это заявление расценить как угрозу Западу референдумом?
— Конечно. Понимая, что постепенно истекает срок для выполнения обещаний, которые он дал Западу, Вучич пытается переложить ответственность на граждан. При этом он понимает, что референдумом проблему Косово не решить. Если большинство граждан на этом референдуме выскажется против запланированного решения косовской проблемы, что ожидаемо, то во что это выльется на практике? Даст ли такой референдум Вучичу право попытаться решить эту проблему другим образом?
— Каким?
— Например, с помощью более или менее опасных инцидентов. Однако повторюсь: я уверен, что до референдума дело все-таки не дойдет, тем более что всем, вероятно, известно: каким бы ни был результат этого возможного народного волеизъявления, он никак не повлияет на окончательное решение косовской проблемы. Ведь вопрос Косово давно решен, разве нет?! Есть ли у Сербии в Косово хоть какие-то полномочия? Действуют ли там сербские органы власти? Наконец, многие страны признали Косово, и этого, что бы ни говорил министр Ивица Дачич, уже не изменить.
— Вы упомянули инциденты…
— Разумеется. Этот вариант всегда существует. Но, как я полагаю, у Вучича не хватит решимости прибегнуть к силе. Кстати, напомню вам недавнее заявление Генсека НАТО, который сказал, что нападение на силы Косово — это нападение на НАТО. Боюсь, это более чем ясное послание властям в Белград, чтобы они и думать забыли о каких-то радикальных мерах. И Белград примет это во внимание, как и то, что сегодня даже самые воинственные представители власти, оппозиции, армии, полиции и общественности даже не рассматривают такой вариант решения проблемы.
Тем не менее вы сами видите, что проправительственные СМИ каждый день публикуют «анализы» о том, что вместо сербов сегодня за Косово должны бороться русские. А это само по себе невероятная глупость. Ведь единственная поддержка, которую Сербия может получить от Кремля, — это похлопывание по плечу и подбадривающие слова: «Вперед, мы за вас». Иными словами, граждане Сербии должны наконец понять: Россия не станет защищать Сербию и не будет воевать вместо сербов. Россия ни с кем не будет воевать без надобности.
Жители Белграда с портретами президента России Владимира Путина
— Тогда почему столько говорят о военной мощи Сербии? Зачем покупаются российские самолеты и вооружение? Для чего все это? Чтобы продемонстрировать мышцы соседям или…
— Речь не идет о демонстрации мышц — речь идет об инвестиционном дилетантизме власти Вучича. Разговоры о том, что у Вучича есть сильная армия, о закупке разных видов вооружений, ракетных систем и прочего, которые он сам как-то назвал не ракетными, а макетными системами…
— Почему макетными?
— Потому что тот макет пресловутого сербского оружия, который кто-то из представителей власти однажды показал публике, и есть практически все, чем сегодня располагает Сербия. Все российские самолеты, насколько мне известно, еще ремонтируются, и никому не известно, когда они полетят, да и полетят ли вообще. Российские «подарки», о которых пишут проправительственные СМИ, и которыми якобы гордится армия, на самом деле очень дороги: нужно потратить сотни миллионов долларов, чтобы «подаренные» российские самолеты привести хоть в сколько-нибудь пригодное состояние.
— В отличие от Милорада Додика, президент Вучич, как Вы уже сказали, не получил приглашения в Москву на инаугурацию президента Путина. И все же Вучича пригласили на празднование Дня Победы над фашизмом. Удивило ли Вас это?
— Нет. Все проправительственные СМИ преподносят это приглашение как «большую победу сербской дипломатии» и «подтверждение уважения, которым Вучич пользуется в России». Но, как я уже сказал, только благодаря послу России в Белграде девятого мая Сербия получила место в этом антифашистском строю. Конечно, вопиющим является тот факт, что в тот же день, когда верховный главнокомандующий Вооруженными силами Сербии, как Вучича любит называть министр обороны Александр Вулин, присутствовал на военном параде в Москве, военнослужащие этих вооруженных сил возлагали венки к памятнику Драголюбу Михайловичу на Равна-Горе. И это еще не все. Когда офицеры отдавали честь квислингу времен Второй мировой войны, Александр Вулин, который на самом деле является псевдолевым политиком, праздновал победу над фашизмом вместе с представителями Союза ветеранов народно-освободительной войны Югославии! Как по-вашему, можно ли лучше проиллюстрировать путаницу, создаваемую нынешней властью?
Вопрос в том, самостоятельно ли делегация Вооруженных сил пошла на этот шаг, нарушив кодекс своей профессии, или нет. Кто знает, возможно, Генеральному штабу пришлась по душе фальшивая, обеленная судом и отполированная физиономия генерала, а также его преступления, описанные в ужасных воспоминаниях.
— «В условиях, когда общество, расколотое ценностными различиями, пало ниц перед зарвавшимися дураками и их безумными амбициями, перед тем, как полностью его сломить, Вулин вносит раскол в армию: одних — к партизанам, других — к четникам, и будь что будет», — так Вы написали на портале «Пешчаник». И что же будет?
— Невероятная ценностная катастрофа. Обратимся к примеру России. Несмотря ни на что, Владимир Путин все-таки остался истинным поборником традиций прославленной Великой Отечественной войны 1941 — 1945 года. В России вы с трудом найдете пример пересмотра истории. Можете ли вы себе представить, чтобы кто-то в Москве воздавал почести советскому генералу Власову, который сдал свою дивизию немцам и перешел на их сторону? Или чтобы его предательство толковали как попытку навредить фашистам изнутри? Разве называют Власова, как Драголюба Михайловича, первым антифашистом Великой Отечественной войны? Или давайте обратимся к Франции! Возможно ли, чтобы французские военнослужащие, празднуя День Победы над фашизмом, невозмутимо стояли перед памятником маршалу Петену? Его, разумеется, никто никогда не реабилитировал. Возможно ли вообще нечто подобное где-то, кроме Балкан? Нет!
Сербия якобы хочет видеть себя страной-продолжательницей антифашистских традиций, но при этом поступает совсем не так, как страны-победительницы Второй мировой войны, которые действительно чтят эту традицию. Нельзя судебным решением реабилитировать квислингов времен Второй мировой войны. Нельзя провозглашать их «первыми партизанами Европы», и тогда…
— Да, но все это началось до президента Вучича. Сербия давно приняла закон о уравнивании четников и партизан. Согласно этому закону головорезы Драголюба Михайловича объявлены антифашистами. Президент Борис Тадич долго заигрывал с этими вещами и даже сформировал государственную комиссию, которая устанавливала место расстрела Драже Михайловича. И только когда Тадич потерял власть, выступая на телеканале HRT, он назвал Драголюба Михайловича квислингом.
— К сожалению, почти во всех странах бывшей Югославии происходит релятивизация антифашизма и предпринимаются попытки пересмотра истории. Сербия выделяется тем, что внутри одного народа, бесспорно, существовал глубокий идеологический раскол, разделение на партизан и четников. После Второй мировой войны под давлением власти, которую формировали признанные антифашисты, эти два лагеря поддавались контролю. После развала коммунизма, ситуация стала неконтролируемой, и Дража Михайлович вскоре был объявлен «первым партизаном Европы». Хотя никому не известно, что за борьбу с оккупантами вел он и его четники. Я уже не говорю о зверствах, совершенных ими. Кстати, разве в 1945 году четники стояли в победном антифашистском строю? Нет, конечно. Тогда о чем мы говорим?
Акция "Бессмертный полк" в зарубежных странах
Разумеется, остается вопрос, как такое возможно, чтобы группа военнослужащих сербской армии в день празднования победы над фашизмом прославляла на Равна-Горе этот самый фашизм? Они невозмутимо стояли и салютовали одному из его символов, знаменующих, прежде всего, забвение и отрицание ужасной правды. Из-за ценностной деградации и путаницы этот символ из преступника превратили в героя мрачной Сербии, и теперь нам от нее никуда не уйти. Сегодня выбор за Вучичем: или «Бессмертный полк», или Равна-Гора. Возможно, он начнет искать трудный компромисс, стараясь, как всегда, из всего выйти с сомнительной славой и не каясь за свою ложь. Чаще чем из-за рубежа, Вучич возвращается к «мертвому полку» в Сербии, который и выстроил ее военнослужащих на Равна-Гора.
— Почему от общественности скрывали, что 200 солдат воздало почести Драже Михайловичу в то время, как президент Вучич находился в Москве?
— Потому что в самой армии существует раскол, точнее дилемма о том, какую традицию продолжать. СМИ, как вы видели, опубликовали фотографии солдат и офицеров Вооруженных сил Сербии перед памятником Драже Михайловичу. Это взволновало общественность. Когда все стало известно, армейские представители заявили, что «дело расследуется». Но, простите, что тут расследовать, если мы видели фотографии группы солдат и офицеров на Равна-гора? Разве еще что-то неясно?! Это мероприятие, как и последующая реакция военного руководства, буквально оскорбляет армию и те основы, на которых она стоит.
— О каких основах Вы говорите, господин Стоядинович?
— Югославская народная армия (ЮНА) распалась в тот момент, когда все ее офицеры вернулись в республики, где родились. Вместе с тем сербы и черногорцы считали, что в 90-е им удастся, как никому другому, сохранить Югославию и ее армию.
— Ничего себе сохранили! У Гаагского трибунала есть масса свидетельств и доказательств этого их благородного и гуманного намерения.
— К сожалению, нам известно, как «защищалась» Югославия. И все же я убежден, что в основе армии Сербии должна лежать сербская освободительная традиция, к которой совершенно не относятся четники Драже Михайловича. Именно поэтому представителям Вооруженных сил Сербии нечего делать на Равна-Горе. Тем более что в цивилизованном мире нет и не может быть идеологического уравнивания фашизма и антифашизма.
— Стоит ли вообще ожидать, что Вооруженные силы Сербии справятся с дилеммой, о которой Вы говорите, если учесть, кто возглавляет Генштаб, и кто является министром обороны?
— Хотя армия не назначает министра обороны, Военный синдикат постоянно сопротивляется и критикует некоторые кадровые решения внутри Вооруженных сил Сербии. О Вулине в синдикате отзываются как о вредителе, дилетанте… Однако вообще природа армии не предполагает сопротивления своим руководителям.
Глава минобороны Сербии Александр Вулин и министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу. 12 августа 2017
Синдикат критиковал и генерала Любишу Диковича, а также Вучича за некоторые их действия и заявления. То есть внутри армии мятежа не было, но были протесты, в том числе из-за спорных кадровых решений, таких как назначение Александра Вулина на пост министра обороны.
Кстати, в том числе из-за формы, которую он носит, я называю министра обороны Александра Вулина «краснорубашечником». Якобы он из левых, но при этом Вулин не снимает красную рубашку и принимает диктаторские позы. Вулин — гауляйтер Вучича в армии, тот, кто произносит все, что президент Сербии думает, но не решается публично сказать.
— Может ли в этих условиях власть Александра Вучича улучшить взаимоотношения в регионе?
— Во-первых, Сербия во главе с Вучичем не может войти в Европейский Союз. В таком случае как она может улучшить отношения с кем бы то ни было? Есть министр обороны, которого насмешливо зовут «министром хорватских отношений», есть Дачич и им подобные, такие же гнилые по сути. В обществе происходят эксцессы, которые возмущают и граждан Сербии, и соседей. Есть, наконец, Вучич, который командует ими всеми, и дергает за веревочки, как марионеток. В таких условиях, пожалуй, ясно, что о примирении даже внутри нашего общества речи не идет, не говоря уже о примирении с соседями. Все это иллюзии.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

554

Похожие новости
17 июня 2018, 01:00
16 июня 2018, 19:30
17 июня 2018, 20:10
18 июня 2018, 07:10
16 июня 2018, 14:00
16 июня 2018, 14:00

Новости партнеров

Актуальные новости
17 июня 2018, 17:30
18 июня 2018, 10:00
18 июня 2018, 07:10
17 июня 2018, 01:00
17 июня 2018, 12:00
16 июня 2018, 14:00

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
11 июня 2018, 22:00
15 июня 2018, 13:10
13 июня 2018, 21:00
13 июня 2018, 22:40
11 июня 2018, 18:30
15 июня 2018, 16:40
12 июня 2018, 00:40