Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Санкции против ВМФ России мешают другим проектам

Российский военно-морской флот и судостроительная промышленность пережили тяжелейший кризис в 90-е годы из-за развала Советского Союза и его монолитного военного аппарата, поглощавшего значительную часть государственных ресурсов. Достаточно вспомнить, что советский флот в те годы получал всего 13% от суммы, требовавшейся на одно только поддержание в море его атомных ракетных подводных лодок и атомных судов, необходимых как для поддержания способности сдерживания, так и для безопасности в целом, то есть для предупреждения возможных аварий с реакторами. По оценкам аналитиков, в первые годы 2000-х из приблизительно 300 судов в составе флота всего 15% было способно выходить в море. Почти все судостроительные верфи остановили производство, а многие суда, строившиеся в 80-е годы, остались на стройке и заржавели.
При подъеме экономики, начавшемся в первой половине 2000-х годов, и при наладившихся отношениях между Москвой, ЕС и Вашингтоном эта тенденция была нарушена, и Россия смогла — сделав огромное усилие — снова занять ведущие позиции в море: в Черном море, Тихом океане и Средиземном море снова появились корабли под российским флагом. Для модернизации флота были разработаны новые конструкции, политика Путина открыла двери национального судостроения для иностранных инвестиций, и — главное — были заключены соглашения с крупными западными промышленниками, чтобы восполнить технологический пробел, образовавшийся в 90-е годы, — так, например, Россия начала получать турбины компании Siemens. Однако, несмотря на прогресс, достигнутый во многих секторах, технологический разрыв между российским и европейским судостроением — или азиатским — оставался значительным и в количественном отношении составлял около 12-15 лет отставания: достаточно сказать, что на каждую тонну судов, вышедших в море, требуется 90-100 человеко-часов по сравнению с 30 человеко-часами на современном судостроительном производстве в Европе.
Произошедший далее кризис на Украине с последовавшими экономическими санкциями, сопровождавшийся снижением цены на сырье — российская экономика до сих пор тесно связана с рынком углеводородов — обрубил канаты путинского проекта по строительству внушительного современного флота, надолго замедлив производство на верфях: некоторые проекты были отложены на неопределенное время, как это произошло в случае с суперавианосцем с атомным двигателем «Шторм» водоизмещением 100 тысяч тонн.
Та же самая Украина была одним из крупнейших поставщиков как российского судостроения, в первую очередь, в области двигателей, так и для всей оборонной области в целом: достаточно представить, что замену продукции, поставлявшейся из Киева, российское министерство финансов оценило почти в 50 миллиардов рублей, что составляет почти 1,4 миллиарда долларов. Эта цифра стремительно возросла до 4,5 миллиардов долларов, если учесть глобальные затраты на покупку российской продукции, замещающей украинские и европейские товары, заблокированные санкциями.
Таким образом, это на годы замедлило — и продолжает замедлять — национальное судостроительное производство, потому что местная промышленность должна была развивать с нуля продукцию, которая была уже не совместима с последующим головокружительным ростом цен.
В качестве примера приведем ситуацию на крупнейшем судостроительном производстве в России, расположенном в Санкт-Петербурге. Оно является частью комплекса из пяти жизненно важных для России производств, вместе с Калининградом, Мурманском, Архангельском, Владивостоком и Севастополем.
В Санкт-Петербурге производится 30% всей российской продукции и принимается 70% экспорта, но, несмотря на это, многие уже существующие проекты так долго появляются на свет, что в результате они будут уже устаревшими на момент реализации.
Крупнейшие проекты, осуществляемые в этом судостроительном комплексе, в который входит пять крупнейших судопроизводств, — это корветы класса «Стерегущий», класса «Гремящий» и класса «Дерзкий», фрегаты класса «Адмирал Горшков» и подводные лодки класса «Лада». С недавнего времени появились слухи о новом ракетном атомном крейсере, который должен заменить до сих пор эксплуатируемые суда класса «Киров» и «Слава», дожившие до конца своего срока действия. Новый корабль — это Проект 23560Е класса «Шквал», но, несмотря на пропаганду со стороны Москвы, увидеть нечто конкретное будет сложно до 2020 года, таким образом, вступление в эксплуатацию нового крейсера предвидится не ранее 2030.
Последние новости, по сообщениям агентства ТАСС, говорят о том, что в северной столице начнется строительство новых вертолетоносцев для российского военно-морского флота в доках Северной верфи. Министерство обороны оповестило совместно с Объединенной судостроительной корпорацией (USC, United Shipbuilding Corporation), что строительство первого корабля начнется в 2020 году, а сразу же вслед за этим последует второй с учетом ввода в эксплуатацию в период с 2024 по 2026 год, хотя могут быть задержки, которые, как мы успели понять, полностью исключить нельзя. О характеристиках новых судов, появившихся для того, чтобы заполнить пробел от двух французских «Мистралей», продажа которых была заблокирована санкциями, мало что известно, кроме того, что они будут оснащены дизель-газотурбинной установкой (CODAG, Combined Diesel And Gas) и будут способны работать с вертолетами Ka-52K, Ka-27S, Ka-29S и Ka-31S.
Осуществление существующих проектов, как уже было сказано, задерживается, главным образом, из-за нехватки двигателей. Корветы класса «Гремящий» и «Дерзкий» больше всех пострадали от этого фактора: первые должны были ждать замещения дизельных двигателей MTU немецкого производства, а вторые — с технологией малозаметности — были ограничены необходимостью замещения газовых турбин украинского производства другими, произведенными НПО «Сатурн». Что же касается подводных лодок класса «Лада», то к 2020 году планировалась эксплуатация шести или восьми экземпляров, но из-за задержек возможно, их будет всего четыре, а более реальный риск состоит в том, что ко времени выхода в море они уже устареют по причине неспособности России наладить производство воздухонезависимых двигателей (AIP, Air Independent Propulsion).
Одним словом санкции, низкая стоимость углеводородов и траты на войну в Сирии нанесли существенный удар по российским военно-морским проектам, надолго задержав начало их эксплуатации, если не окончательно перечеркнув их. Однако это лишь одно из воздействий санкций на российскую оборону, другие сектора, например, ВВС, тоже оказались не менее подвержены им: проект нового стратегического бомбардировщика PAK-DA был совершенно неожиданно отложен. Теперь становится ясно, почему Путин пытается выжать все до последнего рубля из главного ресурса страны — углеводородов — пусть и совершая довольно циничные действия, например, национализируя северо-восточный путь.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

942

Похожие новости
23 февраля 2018, 00:40
23 февраля 2018, 06:00
21 февраля 2018, 13:30
22 февраля 2018, 13:50
23 февраля 2018, 03:20
22 февраля 2018, 16:30

Новости партнеров

Актуальные новости
23 февраля 2018, 06:00
22 февраля 2018, 17:20
22 февраля 2018, 16:30
22 февраля 2018, 13:50
23 февраля 2018, 00:40
23 февраля 2018, 00:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
18 февраля 2018, 15:20
16 февраля 2018, 12:00
17 февраля 2018, 04:10
17 февраля 2018, 15:50
19 февраля 2018, 04:50
18 февраля 2018, 15:20
19 февраля 2018, 16:40