Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Русская семья в Эстонии: папа и мама в тюрьме, высылка в РФ и четверо детей без отца (Postimees, Эстония)

Гражданин России, с детства живущий в Эстонии, два года борется в суде с Департаментом полиции и погранохраны (PPA) за право остаться в Эстонии: ему отказывают в виде на жительство из-за неоднократных судимостей. В сочельник, 24 декабря, Евгений, скорее всего, будет вынужден оставить в Эстонии мать, жену и несовершеннолетнюю дочь и уехать в Россию, где его никто и ничто не ждет.
История любви Евгения (42) и Марины (37) началась еще в 2012 году. Увы, тогда им не суждено было остаться вместе. Марина не могла получить развод, а Евгений продолжал вести криминальный образ жизни — совершать кражи. Этим он занимается с 1999 года, начал, когда ему было чуть больше 20 лет.
На вопрос о том, почему Евгений пошел на свою самую первую кражу, он пожимает плечами: «Наверное, это всё улица. Я вырос в обычной советской семье. Отца не было. Школу я не закончил. На самом деле тюрьма дала мне очень много, я окончил школу, получил профессию электрика, выучил эстонский на категорию B1».
Обрел он в тюрьме и любовь. В 2015 году его посадили в эстонскую тюрьму уже в третий раз: там через два года Евгений записался на курс эстонского языка, где снова столкнулся с Мариной. Чувства вспыхнули вновь.
«Мы писали друг другу письма почти каждый день», — улыбается Марина и показывает огромную стопку писем.
Недолго думая, пара решила оформить свои отношения должным образом, поженились они прямо в тюрьме в том же году.
Евгений освободился в 2018-м, Марина — весной 2019 года. «Он ждал меня, бегал на почту, письма мне отправлял», — рассказывает она. Выйдя на свободу, она воссоединилась с Евгением и своими четырьмя детьми.
Евгению нравится создавать из фотографий видеоклипы под музыку, он с удовольствием их показывает. Вот они отмечают день рождения средней дочки, вот ездят кормить козликов на гостевой хутор всей семьей. Фото и видео за два года скопилось много, и пока Евгений и Марина показывают их, на лицах их расцветает улыбка.
Все младшие дети Марины относятся к Евгению, как к отцу, потому что родной их папа живет в Финляндии.
Вполне возможно, что через десять дней, 24 декабря и «папа Женя» покинет детей и Марину. Это крайний срок, когда мужчина, согласно предписанию, должен покинуть Эстонию, поскольку у него нет законного основания для пребывания здесь. В Эстонии у него остается мать, жена и родная 11-летняя дочь. «Дочка живет с бабушкой и дедушкой, которые не дают мне с ней общаться. Я жду, когда она подрастет, чтобы объяснить, почему меня не было рядом», — вздыхает Евгений. Со своей пожилой мамой он живет и заботится о ее здоровье. Та, в свою очередь, сына всячески поддерживает и верит, что он исправился.
«Опасен для общества»
В Эстонию Евгений переехал с мамой в 1988 году, когда ему было одиннадцать. Российское гражданство получил в возрасте 18 лет, потому что, как сам признается, даже не знал, что имеет право претендовать на серый паспорт. C 2004 года ему продлевали временный вид на жительство в порядке исключения, пока терпение PPA не лопнуло. Хотя Евгений был обычным вором, а кража рассматривается как преступление второй степени, таких эпизодов в жизни мужчины с 1999 года накопилось более сорока. Поэтому в 2017 году на основании Закона об иностранцах Евгению отказали в выдаче вида на жительство с пояснением, что он представляет угрозу для общества. Марине подобная участь не угрожает, она гражданка Эстонии.
Евгений и Марина обратились в суд, чтобы опротестовать решение PPA. Административный суд даже встал на их сторону и PPA должен был выдать Евгению временный вид на жительство. Однако решение было опротестовано со стороны PPA в Окружном суде.
«Заявитель и ранее совершал преступления после освобождения из тюрьмы. Следовательно, тюремное заключение не достигло одной из своих основных целей, т.е. не способствовало законопослушному поведению. Заявитель совершил также правонарушения, связанные с серьезным нарушением общественного порядка (истец напал на потерпевшего). Он также угрожал ножом несовершеннолетнему потерпевшему. […] Окружной суд согласен с позицией PPA, что лицо (Евгений — прим.ред) своими совершенными ранее преступлениями создал реальную опасность для общественного порядка, которая заключалась в грубом нарушении общественного порядка, лишении потерпевших движимого имущества и нанесении материального ущерба», — пояснил свое решение Окружной суд.
Тогда Евгений и Марина обратились в Госсуд, но суд высшей инстанции отказал в рассмотрении кассации. Теперь супругам остается только идти в Европейский суд по правам человека.
«А это еще тысячи и тысячи евро. Мы уже влезли в долги, теперь, видимо, остается только продать почку», — говорит Марина.
Уже больше двух лет Евгений живет за счет своей мамы и Марины, потому что ввиду отсутствия вида на жительство на работу его взять не могут. Поэтому на нем остаются дети и домашнее хозяйство. Марина до недавнего времени работала парикмахером, а сейчас была вынуждена встать на учет в Кассе по безработице.
«Я готов работать. У меня три предложения по работе, по профессии. Я хочу вернуть долги, хочу позаботиться о своей семье, но мне не дают», — разводит Евгений руками.
Озабоченность PPA тем, что Евгений возьмется за старое, понятна. Несмотря на регулярные кражи, чиновники не один раз давали ему шанс и продлевали временный вид на жительство. Почему же они должны поверить, что на этот раз Евгений и правда «завяжет»?
«Я женился», — улыбается Евгений. На свободе он уже ровно два года и еще ни разу не совершил правонарушения, хотя, согласно судебным материалам, вероятность совершения им нового преступления в течение двух лет составляла 53%.
«Воровать его мы не пускаем», — смеется Марина.
«А я и не хочу. У нас уже другая жизнь, уже другие взгляды», — говорит Евгений и прижимает Марину ближе к себе. Ее трогают слова мужа, у нее выступают слезы, и Евгений ласково вытирает их.
Согласно материалам судебного дела, PPA не верит, что Евгений изменился: «К изменениям в жизни заявителя (Евгения — прим.ред.) нужно относиться со скепсисом, потому что ранее он уже жил семейной жизнью и это не мешало ему совершать преступления».
В PPA твердо уверены, что гражданство России, родной язык Евгения, его 42-летний возраст и наличие брата в России — это достаточные критерии для того, чтобы обосноваться за границей, и никаких препятствий для него в поиске жилья и работы именно там, по мнению полиции, нет.
Евгений уверен, что большую роль в его вынужденном отъезде играет его национальность.
«На одном из судебных заседаний я прямо сказал, мол, не хотите меня видеть — выкидывайте. А что Марине делать? А адвокат PPA сказала, что пусть она со мной валит и детей своих забирает. Сказать такое гражданке своей страны!» — возмущается Евгений, отмечая, что на протяжении всей борьбы за вид на жительство он чувствовал пренебрежительное отношение к нему со стороны чиновников как к русскому.
Семейная связь недостаточно сильная
Из материалов судебного дела можно понять: PPA уверен, что отъезд Евгения целостности семьи не угрожает: «Мать Е. Иванова не является членом его семьи. С ней он может общаться по телефону, она может навещать его в России. Е.Иванов и его супруга реально живут вместе с 13 марта 2019 года, брак был заключен, когда оба были в неволе. Соответственно, супруга Е. Иванова знала о его криминальном образе жизни. Европейский суд по правам человека также учитывал, что если супруг знает о криминальном прошлом партнера и гражданстве, то можно считать, что супруг готов при необходимости жить с партнером в другой стране.
У М.Ивановой есть право навещать Е.Иванова в России на основании визы и ходатайствовать о виде на жительство там. Супруги могут продолжать общение по телефону и интернету. Совместное проживание супругов было недолгим (8 месяцев на момент рассмотрения дела в суде, сейчас 21 месяц — прим. ред.), поэтому вмешательство в семейную жизнь незначительно. Общих детей у супругов нет, дети М.Ивановой живут у ее матери, которая является их опекуном. Поскольку право на опеку над детьми у М.Ивановой отсутствует, PPA не анализирует интересы детей. Е.Иванов с несовершеннолетней дочкой не общается, также он отказался от права опеки над ней 4 сентября 2012 года. По словам ее бабушки, последний раз Е.Иванов видел ее шесть лет назад (на момент рассмотрения дела — прим. ред.). Соответственно, Е.Иванов не принимает участия в воспитании ребенка и нельзя утверждать, что это сильное вмешательство в семейную жизнь».
По документам Марина действительно не имеет права опеки над своими детьми, она передала это право своей матери, когда ей пришлось отбывать тюремный срок.
Евгений же утверждает, что от дочери он не отказывался, а встречи с ней не зависели от него физически — он же сидел в тюрьме. «В тот день 4 сентября 2012 года, в которой якобы я подписал бумагу об отказе, меня арестовали. Я сидел в отделении, никаких подписей я не ставил», — уверенно заявляет Евгений, он намерен подать заявление в прокуратуру в связи с документом, который он не подписывал.
Марина разводит руками. «По сути в PPA считают, что раз мы не родили общего ребенка, то мы как бы не связаны. Но куда нам еще одного рожать? Нам этих детей поднимать надо», — возмущается она.
До марта следующего года Марина находится под криминальным надзором, и покинуть страну вместе с Евгением и четырьмя несовершеннолетними детьми она не может. Да и кто их ждет в России?
«У меня там никого нет, ни дома, ни друзей, брат живет в Калининграде, но я с ним даже не общаюсь. Мама с ним иногда говорит по телефону, а я нет», — уверяет Евгений.
Обратно могут и не пустить
На вопрос, куда же он поедет, когда 24 декабря ему придется покинуть стану, Евгений пожимает плечами: «Не знаю, на границе сяду и буду сидеть. По документам мне не запрещают въезжать в страну обратно. Но я боюсь, что обратно меня не пустят, просто визу не дадут».
Опасения Евгения обоснованны. Все ходатайства на визу проходят внутригосударственный процесс согласования. По Закону об иностранцах, чиновник консульства обязан согласовать выдачу визы с учреждениями Министерства внутренних дел, в том числе — с Департаментом полиции и погранохраны. Прецеденты, когда иностранцам-супругам граждан Эстонии отказывали в визе, были.
На днях Евгений получил от PPA подтверждение о регистрации его визита в бюро PPA в феврале следующего года, где он сможет вновь попытаться подать ходатайство на получение вида на жительство. Только для этого ему надо лично прийти в бюро, а для этого нужно получить визу в Эстонию.
Согласно 141-й статье Закона об иностранцах, если иностранец ходатайствует о выдаче срочного вида на жительство для поселения у супруга, то в качестве основания для отказа в выдаче вида на жительство не применяется обстоятельство, что пребывание иностранца в Эстонии может представлять угрозу нравственности либо правам или интересам других лиц.
Однако, согласно 142-й статье того же закона, ходатайство о выдаче вида на жительство для поселения у супруга, являющегося гражданином Эстонии, можно считать необоснованным в случае, если проживающий в Эстонии супруг может поселиться в государстве гражданской принадлежности или в государстве местонахождения своего супруга, либо если супруги имеют возможность поселиться в каком-либо другом государстве.
Учитывая судимость Марины, остается большой вопрос: а дадут ли ей вид на жительство в России?
Надежда умирает последней
Семья верит в лучшее и даже не пытается искать жилье для Евгения по ту сторону моста Дружбы.
«Мы вообще не рассматриваем такой вариант. Мы уже давно договорились, что в любом случае всегда идем до конца вдвоем. Он никуда не уедет», — уверенно заявляет Марина.
Евгений выходит на пару минут из комнаты, и Марина не выдерживает. Она начинает горько плакать, приговаривая: «я не знаю, что делать» и «простите», проскальзывает и «я не хочу в тюрьму, я жить хочу».
Марина и Евгений разослали письма с просьбой о помощи во множество европейских посольств, говорили и с местным российским посольством, отправляли письмо президенту Кальюлайд и премьер-министру Юри Ратасу.
Сейчас они по совету друзей нашли адвоката в Германии, который представляет интересы русских в Европейском суде по правам человека.
«Нам выставили первый счет — 500 евро, потом еще 3000 надо будет заплатить. Тогда Женю не смогут трогать, пока не будет решения ЕСПЧ. Вот только нас предупредили, что суд может занять до пяти лет. И все это время он будет тут сидеть без вида на жительство, без работы? Нас просто вынуждают опять совершать преступления!» — срывается на крик Марина. Евгений обнимает ее и пытается успокоить.
«Но знаете, несмотря на все это, мы увидели столько добра вокруг себя. Столько людей протянули нам руку помощи», — признается Марина.
Марина и Евгений ни разу не заикнулись о просьбе в деньгах, хоть и остро в них нуждаются, и решили рассказать свою историю людям в надежде, что это что-то изменит.
Роль Департамента полиции и погранохраны — обеспечение безопасности
Только в этом году по причине опасности для общественного порядка или безопасности гражданам РФ были сделаны отказы о выдаче или продлении вида на жительство в трех случаях и вид на жительство был признан недействительным в 19 случаях. По этим же причинам в этом году в выдаче вида на жительство было отказано или он был признан недействительным в случаях с гражданами шести разных государств, сообщает Департамент полиции и погранохраны.
«Каждое государство решает, какие иностранцы и с какими целями допускаются на территорию этого государства и любое государство стремится к тому, чтобы на территории не было иностранцев, у которых нет для этого законных оснований либо которые могут представляют опасность для населения, общественного порядка или безопасности страны, — комментирует капитан полиции Марге Яани из службы надзора за границей и миграцией Пыхьяской префектуры. — В Эстонии выдача вида на жительство и продление вида на жительство иностранцам регулируется Законом об иностранцах. Роль Департамента полиции и погранохраны — обеспечение безопасности всех проживающих и пребывающих в Эстонии людей, в том числе иностранцев».
По словам Яани, при отказе о выдаче или продлении вида на жительства иностранцу всегда имеет значение опасность, которую тот может представлять для общественного порядка или безопасности страны. Именно по этой причине иностранцам, в зависимости от тяжести совершенных преступлений и наличия рецидивов, может быть сделано предписание о выезде из Эстонии.
Если вы хотите помочь семье Ивановых какими-либо способами или просто передать им слова поддержки, пожалуйста, свяжитесь с автором статьи по э-почте jekaterina.pavlova@postimees.ee.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
1034

Похожие новости
26 января 2021, 01:10
25 января 2021, 12:30
26 января 2021, 01:10
26 января 2021, 03:10
25 января 2021, 23:20
25 января 2021, 17:40

Новости партнеров

Актуальные новости
26 января 2021, 05:00
25 января 2021, 11:50
25 января 2021, 17:40
26 января 2021, 03:10
25 января 2021, 13:50
25 января 2021, 19:30

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
22 января 2021, 10:20
25 января 2021, 00:30
24 января 2021, 11:10
24 января 2021, 15:00
19 января 2021, 18:10
21 января 2021, 19:30
22 января 2021, 02:10