Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Россия и Китай в Арктике: домыслы и реальность

Усиление коммерческого взаимодействия России и Китая в Арктике по энергетическим проектам вызывает предположения о создании в этом регионе китайско-российского альянса.
Реальность в том, что взаимное недоверие, насчитывающие сотни лент территориальные споры между российским Дальним Востоком и пережитки советско-китайского раскола времён холодной войны – всё это постоянные факторы российско-китайских отношений. Они будут и дальше до некоторой степени формировать стратегическую перспективу, ограничивая потенциал «оси» двух государств.
И Москва, и Пекин поняли, что у стран не бывает союзников или партнёров. Надёжно защищённые, успешные страны стремятся только к взаимовыгодным отношениям. Эти настроения определяют рамки сотрудничества Китая и России в российской Арктике.
В 2013 г. из восьми членов Арктического совета Россия настойчивее всех выступала за предоставление Китаю статуса наблюдателя. Москва выступила за членство, а вместе с этим и за легитимность, на том основании, что Пекин прямо признал суверенитет стран арктического побережья и вновь подтвердил свою приверженность установленной международными законами архитектуре Арктического региона —  Конвенции ООН по морскому праву.
С 2014 года, из-за западных санкций за аннексию Крыма и продолжающуюся агрессию против Украины, у Москвы возникли проблемы с денежными потоками. Когда под угрозой санкций оказались энергетические проекты в российской Арктике, Китай не теряя времени предложил вливание капитала и технологии для разработки шельфа.
Это не означает, что Пекин связывает все планы энергетической безопасности с российской арктической зоной. Участие Китая в Арктике обусловлено отсутствием энергетической безопасности. Пекин ищет источники импорта энергоносителей по всему миру, и энергетическая «корзина» российской Арктики – всего лишь ещё одна из многих.
Китай участвует также в двустороннем соглашением с Россией по доступу к Севморпути, который сокращает транзит между Азией и Европой примерно вдвое и предоставляет привлекательную экономию для китайских грузовых перевозок. Россия не предоставила  Китаю привилегированного использования этого маршрута. Китайским судам доступ закрыт, а те, что проходят, подчиняются российскому транзитному законодательству – суда должны проводить российские лоцманы, взимаются сборы за проход, а Россию следует заранее предупреждать о рейсах. Китай активно взаимодействует с другими арктическими державами и имеет коммерческие предприятия, инвестиционные планы и укоренившиеся стратегии «мягкой силы»  в Норвегии, Канаде, Исландии и Гренландии.
Китаем движет также обретение престижа, который приносит присутствие в полярных областях, поддерживаемый его возможностями в области строительства ледоколов. России понимает, что лежит в основе арктической стратегии Китая. Любые попытки Пекина выйти за рамки согласованных условий договоренностей с Москвой или невыполнение своих обязательств по статусу наблюдателя, несомненно, будут способствовать углублению сотрудничеству между государствами арктического побережья. То, насколько строго Китай будет придерживаться правовых и суверенных договоренностей в Арктике, будет сигнализировать об ограничениях его отношений с Россией.
Ещё одно предположение, что Россия имеет экспансионистские замыслы в Арктике, относится к определённому поколению, но стратегически невыполнимо. Оно вытекает из положения, что проводимая Москвой политика и планирование военной модернизации и обеспечения безопасности в Арктике  это индикаторы её нео-империалистических амбиций в этом регионе. Эту озабоченность усугубляют внешнеполитические выпады Кремля, такие как водружение российского флага на морском дне Северного полюса.
Северо-западная зона российский Арктики исторически место расположения атомного Северного флота. Этот военный потенциал, а также стратегическое расположение и политика бастиона времён советской эпохи с запретом доступа на территорию с падением Советского Союза никуда не делась. Он пришёл в упадок, а при президенте Владимире Путине армия подверглась широкой программе модернизации. Москва вновь открыла военные базы наряду с арктическим фронтиром. Географически Россия – крупнейший игрок в Арктике, и более половины побережья Северного Ледовитого океана это российское побережье.
Геологический обзор, сделанный в 2008 США, указывает, что основная часть нефти и природного газа в регионе залегает в российской Арктике. Россия при Путине ренационализировала энергию как свою будущую экономическую базу. Месторождения полезных ископаемых в российской арктической зоне (сухопутные и морские) обладают огромным экономическим потенциалом и, следовательно, приоритетом национальной безопасности. Арктическая стратегия России исходит из целей как обеспечения экономической безопасности, так и дальнейшего обеспечения безопасности границ.
Защита экономических интересов и растущая активность на границах Арктики не соответствует экспансионистской программе. Отбросьте позёрство и арктическую «гонку вооружений», и окажется, что приоритеты России в Арктике остаются неизменными. Продолжающееся региональное сотрудничество со странами-членами НАТО и соседями по Арктике – по-прежнему основная стратегическая цель. Недопущение в этом регионе конфликтов имеет решающее значение для того, чтобы обеспечивать открытость и коммерческую жизнеспособность Северного морского пути. России необходимо иметь возможность обеспечивать надёжные, безопасные и бесперебойные поставки энергоносителей со своих северных границ клиентам-покупателям энергии в Азии.
Конечно, возможности «захватить» территорию за пределами российской арктической зоны Москве только ещё предстоит обрести. Эти экспансионистские ожидания относятся к более широким дебатам о континентальном шельфе – кто «владеет» Северным полюсом. Арктические державы – Россия, Дания (через Гренландию) и Канада подали претензии на официальное расширение своих исключительных экономических зон, которые перекрывают друг друга в высоких широтах Северного Ледовитого океана.
Территориальные и морские споры России — особенно с Норвегией в Баренцевом море и США в Беринговом проливе — давно разрешены. Так где в Арктике Москва хочет расширяться? В интересах России поддерживать международно-правовую архитектуру Арктики, особенно ЮНКЛОС, как это согласовано заинтересованными сторонами. Это простой случай «мести географии».
Последнее предположение заключается в том, что Россия попала в дипломатическую ловушку Пекина и чрезмерно полагается на китайский капитал и участие в совместных энергетических проектов в Арктике. На самом деле Россия старалась компенсировать китайские инвестиции и риск чрезмерной зависимости от энергетических предприятий. Это хрупкий баланс. С одной стороны «медали» энергетической безопасности, Россия полагается на спрос Китая на арктический СПГ, но с другой — Москва работает над диверсификацией своих пулов капитала. Саудовская Аравия, Япония, Индия и Южная Корея – все они связаны с российскими энергетическими проектами в Арктике.
Российское законодательство предусматривает, что, хотя частные российские энергетические компании могут развиваться в арктической зоне, они не могут уступать контрольные пакеты иностранным компаниям. Ни один из двух ключевых проектов СПГ на полуострове Ямал в российской Арктике не принадлежит Китаю. Доля Пекина в предприятии «Ямал СПГ» составляет 29,9%, у российского «Новатэку» — 50,1%, а у французской Total — 20%. В проекте СПГ «Арктик-2» Китаю принадлежит 20%, Новатэку — 60%, Total — 10%, а остальные 10% — японскому консорциуму. Мы можем ожидать, что предстоящие российские энергетические проекты в Арктике, недалеко от полуострова Ямал, будут привлекать разнообразные пулы капитала.
Российско-китайские связи в Арктике и впредь будут предсказуемыми. Отношения, построенные на основе энергетической безопасности, останутся взаимовыгодными — пока это не изменится. Внешняя энергетическая стратегия России и более широкая повестка дня арктической безопасности зависят от предсказуемости. Экономическая база Российской Федерации основана на том, чтобы Арктика оставалась зоной низкой напряженности, с целью исключить возникновение конфликтов на Северном морском пути – своей экономической артерии.
Маловероятно, что Москва ввяжется в конфликт в регионе, на который она сделала самую большую ставку и который связан для неё с дальнейшим укреплением экономической и социальной безопасности. Какая-либо напряжённость в Арктике будет проистекать из неправильного понимания интересов России или непонимания основ географии, а также того, как применяется международное право в этом регионе.
Автор: Элизабет Бьюкенен, политолог и эксперт в области стратегических и оборонных исследований, читает лекции в университете Дикина (Австралия), а также в Австралийском военном колледже в Канберре.
Поделиться...
VK
Twitter
Facebook
0

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
817

Похожие новости
28 октября 2020, 16:10
27 октября 2020, 11:40
28 октября 2020, 12:20
27 октября 2020, 11:40
28 октября 2020, 14:10
28 октября 2020, 16:10

Новости партнеров

Актуальные новости
27 октября 2020, 09:40
28 октября 2020, 14:10
28 октября 2020, 12:20
28 октября 2020, 16:10
28 октября 2020, 00:50
27 октября 2020, 13:30

Выбор дня
28 октября 2020, 12:20
27 октября 2020, 17:20
28 октября 2020, 02:50
28 октября 2020, 14:40
27 октября 2020, 19:10

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
23 октября 2020, 11:40
24 октября 2020, 01:00
24 октября 2020, 01:30
24 октября 2020, 01:30
27 октября 2020, 00:40
22 октября 2020, 17:10
22 октября 2020, 18:40