Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Россия и Китай ещё не совсем союзники

Недавно прошедшие масштабные российско-китайские учения «Восток-2018» продемонстрировали миру крепнущий, в том числе и в военной области, союз Китая и России. Однако видимая картина может не отображать настоящей сути российско-китайских отношений и способности этих стран противостоять давлению Соединённых Штатов.
Недавнее российско-китайское размахивание шашками на российском Дальнем Востоке может означать появление нового прочного союза между двумя мощнейшими евразийскими державами. Это партнёрство обусловлено в первую очередь давлением США одновременно на Москву и Пекин и является ответом на это давление, в то же время демонстрируя их желание бросить вызов глобальному порядку, в котором США считают себя безусловным лидером. Но не стоит верить первому впечатлению о прочности этого союза. Это тактическое сотрудничество не основано на взаимных идеалах, а, скорее, на стремлении показать беспомощность западного либерального порядка.
Российско-китайские официальные отношения восходят к середине семнадцатого века, когда границы этих двух стран встретились в результате завоеваний в сибирских землях. С тех пор эти отношения бурно развивались, в них было всё, начиная от взаимной торговли и сотрудничества, заканчивая военными стычками и отбиранием территорий.
Надо полагать, что наиболее драматическим эпизодом новейшей истории Поднебесной, повлёкшим нынешнее поведение страны на международной арене, является «век унижения Китая». Эта эпоха, о которой китайские сказания говорят как о серии неравных и оскорбительных для Китая договоров с западными державами, оставила неизгладимый след в политическом мышлении страны и в её восприятии международных отношений.
К примеру, Россия, наряду с другими европейскими империями, также не постеснялась воспользоваться подвернувшейся на фоне Второй англо-китайской войны и восстания тайпинов возможностью расширить свои границы за счёт Китая. Россия продвинулась дальше за Амур, вплоть до современного Владивостока, тем самым осуществив свои давние стремления получить выход к Тихому океану.
Эти нестабильные отношения заявили о себе и во время «Холодной войны», о чём свидетельствует проявившийся советско-китайский идеологический раскол в геополитических взглядах. Это расхождение мнений по факту проложило путь к вероятному американо-китайскому сближению, как ещё один пример тактического ситуативного партнёрства.
После окончания «Холодной войны» и относительно недолгого бесспорного доминирования США, в мировом порядке наметилась стадия активных преобразований. Симптомы геополитического кризиса проявляются на фоне относительного снижения американской мощи и появления глобальных вызовов Вашингтону со стороны недавних аутсайдеров, рост которых, по иронии судьбы, был обеспечен поддерживаемой Соединёнными Штатами международной торгово-экономической системой.
Не имея стоящих внимания противников в поле зрения после распада СССР, Америка приступила к сокращению своих вооружённых сил и финансирования разведки. После атаки 11 сентября на материковую часть США, Америка на десятки лет увязла в антитеррористической кампании, упустив из виду угрожающий рост реваншистских Китая и России. Только в 2017 году в Национальной стратегии безопасности США в отношении России и Китая было указано, что основываясь на их стремлении «бросить вызов американской силе, влиянию и интересам», они «пытаются подорвать американскую безопасность и процветание». Это официальное признание угрозы со стороны России и Китая сигнализировало о неминуемом возвращении великодержавной политики.
Хотя имеются признаки превращения Евразии в геоэкономический суперконтинент, подпитываемые экономическим процветанием Китая и основанные на обширных инфраструктурных проектах, пока нет ясного понимания того, согласится ли Россия с положением младшего партнёра в Пекино-центрическом порядке. С этой точки зрения недавние эпохальные военные игры «Восток-2018» могут истолковываться как чёткий сигнал от России всему миру о её возрождённой военной силе, и вполне понятное послание Китаю.
Вопреки убеждению, что эти учения продемонстрировали новый уровень российско-китайского военного сотрудничества, они могут стать средством сдерживания ползучего захвата китайцами российских Дальнего Востока и Центральной Азии. Насущная потребность России в китайских инвестициях и притоках капитала в экономически депрессивный Дальний Восток усугубила опасения Москвы по поводу долгосрочного влияния Китая на этот регион. Учитывая существующие демографические и экономические тенденции в России, частично подпитываемые неспособностью Кремля принимать неотложные меры из-за вредоносных западных санкций, Москва обеспокоена экономической мощью Пекина и его проекцией «мягкой силы» в её ближнем зарубежье. Более того, Россию также беспокоит очевидная опасность закрепления Китаем своего «демографического империализма» на российском Дальнем Востоке.
Впервые с пятнадцатого века Китай настолько уверенно встал на ноги на материке, что на сегодняшний день уже заглядывается на моря и дальние земли. Россия тоже, несмотря на свою тревогу по поводу предполагаемого вторжения НАТО, в значительной степени защищена от широкомасштабной внешней агрессии. Самые большие угрозы безопасности обеих стран исходят изнутри. Авторитарный порядок передачи власти и региональный сепаратизм являются серьёзнейшими вызовами, с которыми России и Китаю придётся бороться в недалёком будущем.
Преемственность в авторитарных правительствах, особенно, после ухода сильного лидера, исторически оказалась сложным процессом. Югославия Иосифа Тито или Испания Франсиско Франко — вот два примера. Ещё предстоит выяснить, как политические системы и культура России и Китая отреагируют на окончательный уход Владимира Путина и Си Цзиньпина. Это окажет продолжительное влияние не только на российско-китайские отношения, но и на регион и мир в целом.
Россия находится в тяжёлой социально-экономической ситуации, и Китай понимает, что он тоже уже не может поддерживать предыдущие темпы экономического роста. Оба также разделяют опасения по поводу внутренней нестабильности. Все эти факторы приводят обоих к независимому выводу о том, что окно возможностей сужается. Поэтому и Москва и Пекин хотят завершить свои грандиозные региональные проекты до того, как истечёт песок в часах. Стараясь не отдавить друг другу пальцы, и сотрудничая в областях, представляющих взаимный интерес, обеим державам в конечном итоге придется найти свой баланс сил. Китайские долгосрочные инициативы на континенте расстилают ковровую дорожку перед ногами Москвы, в то же время резко ограничивая ей пространство для манёвра в своей привычной сфере влияния.
Безусловно, российские власти не могут игнорировать этот факт, но в то время как краткосрочные интересы совпадают, а жизнеспособных альтернатив не хватает, Москве приходится откладывать действия.
В ряде случаев Пекину также приходится закрывать глаза на продажу Москвой вооружений некоторым его региональным противникам, таким как Вьетнам и Индия. Тем не менее, если Москва прекратит экспорт оружия, последние обратятся к Вашингтону, что для Пекина представляется ещё менее приемлемым событием.
Несмотря на неуравновешенную риторику Президента Трампа в отношении союзников Америки, национальная стратегия США должна заключаться в усилении сетей своих союзов, чтобы обеспечить в будущем создание мощного политического и экономического противовеса российским и китайским проектам. Не беря в расчёт некоторые стратегические просчёты Америки, к примеру, выход из Транстихоокеанского партнёрства, Вашингтон остаётся главным столпом безопасности, содействуя общим интересам региона в области торговли, обороны и качественного управления. И для Азии и для Европы Вашингтон является желанным посредником, благодаря отсутствию у него территориальных претензий к участникам, это то, чего не хватает России и Китаю. По этой причине жизненно важно продолжать работу в направлении, заданном секретарями Мэттисом и Помпео, чтобы вновь заверить всех в твёрдой приверженности Америки своим союзникам.
Хотя над долгосрочным существованием китайско-российского альянса нависает огромный знак вопроса, их союз по-прежнему способен нанести долговременный ущерб глобальным интересам Америки и подорвать её региональное влияние. Поэтому, чтобы противостоять Российско-Китайской «доктрине Монро» в Евразии, Америка должна придать новый импульс своей системе альянсов своим военно-морским и наземным присутствием в качестве твердыни для защиты региональной стабильности, которая напрямую затрагивает собственные национальные интересы Америки.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

435

Похожие новости
13 ноября 2018, 14:40
13 ноября 2018, 17:30
13 ноября 2018, 14:40
12 ноября 2018, 14:00
12 ноября 2018, 11:10
13 ноября 2018, 01:00

Новости партнеров

Актуальные новости
13 ноября 2018, 20:10
13 ноября 2018, 01:00
12 ноября 2018, 14:00
14 ноября 2018, 01:40
12 ноября 2018, 05:40
13 ноября 2018, 14:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
13 ноября 2018, 01:40
12 ноября 2018, 00:10
09 ноября 2018, 15:20
10 ноября 2018, 23:30
07 ноября 2018, 13:00
09 ноября 2018, 09:00
10 ноября 2018, 04:10