Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

России нужна нестабильность в Косово

Советник президента Косово адвокат из Приштины Азем Власи комментирует анонсированную Сербией декларацию, конечная цель которой — территориальное расширение Сербии. Из-за нее Босния и Герцеговина может лишиться половины своей территории, потому что в условиях, когда «Сербия вынуждена признать, что потеряла Косово, она будет стремиться компенсировать это присоединением, по крайней мере, половины Боснии и Герцеговины». Также Азем Власи рассказал о двойственной политике Сербии, которая преподносит себя западной дипломатии как фактор стабильности, но при этом играет противоположную роль, поддерживая крайне проблематичные отношения с соседями, прежде всего, с Додиком. А ведь он открыто и последовательно работает над распадом Боснии и Герцеговины как страны. При этом политическая верхушка Сербии во главе с Вучичем никогда официально не возражала против действий Додика в отношении Боснии и Герцеговины.
Косовский адвокат также комментирует попытку государственного переворота в Черногории и говорит о доказанности вмешательства Сербии и России. Сербия была также замешана в событиях в Собрании Македонии, и это тоже доказано. Сербия отрицает государственность Косово, что является константой политики власти и помогает Белграду поддерживать напряженность и нестабильность на Балканах. По словам Азема Власи, если Сербия претендует на часть севернее Митровицы, тогда Косово имеет право потребовать Прешевскую долину, в которой проживает до 90% албанцев. И о каком военном нейтралитете Сербии можно говорить, если она принимает самолеты, танки и ракетные системы от России?
«Пришло время перестать прятать голову в песок и посмотреть правде в глаза. Мы не можем позволить себе потерять или отдать кому-то то, что у нас есть, но нам не стоит ожидать, что в руки к нам само приплывет то, что мы давно потеряли», — эти слова недавно написал президент Сербии Александр Вучич, призывающий сербское общество к «внутреннему диалогу» о Косово. Однако, как обычно, остается неясно, что конкретно означает этот призыв к «диалогу»: о чем президент Вучич готов поговорить, что он готов предложить, и что он подразумевает под фразой «взглянуть правде в глаза».
Советник президента Косово Хашима Тачи адвокат из Приштины Азем Власи напоминает, что заявления президента Вучича часто бывают двусмысленными, и их цель — запутать и сербскую, и международную общественность.

— Азем Власи: Призыв Вучича к «внутреннему диалогу» о Косово заключает в себе два послания. Первое предназначено для сербской общественности: президент сообщает, что пришло время отойти от старой риторики, отказаться от претензий на Косово и признать, что с 1999 года у Сербии нет никакого влияния на Косово. Это практически признание косовской государственной независимости. Второе послание Вучич адресовал Брюсселю и Вашингтону. Им он дает понять, что понимает: без изменения позиции в вопросе Косово рассчитывать на вступление в ЕС нельзя. Президент Сербии демонстрирует, что его страна готова отойти от нынешней позиции по Косово и встать на путь европейской интеграции. Это хорошо. Однако я все равно до конца не понимаю то высказывание Вучича, которое вы процитировали…
— Avangarda: Какую его часть?
— Я не понимаю, что значит «мы не можем позволить себе потерять или отдать кому-то то, что у нас есть»?! Если Вучич хочет таким образом сказать, что после распада Югославии и формирования семи новых государств, включая возвращение государственного суверенитета Черногории и провозглашение независимого Косово, Сербия все-таки не в убытке, потому что сохранила Воеводину, тогда эта позиция приемлема. Но если Вучич имеет в виду, что Сербии удастся отторгнуть часть Косово (на севере), где она пользуется влиянием, тогда речь идет о территориальных претензиях к Косово. А это уже совершенно неприемлемо. Тем более, что геополитическая карта территории бывшей Югославии уже окончательно оформилась.
Сегодня Косово является независимым государством с границами, которые у него, как у федеральной единицы, были еще во времена СФРЮ. Эти границы признаны Резолюцией 1244 Совета Безопасности ООН и учитываются в плане Ахтисаари, на основании которого провозглашена независимость Косово. Эти границы гарантированы Конституцией Косово и признаны Международным судом в 2010 году. Тогда Сербия потребовала от суда вынести заключение о Декларации о независимости Косово, и суд однозначно подтвердил, что провозглашение независимости Косово не противоречит международному праву и Резолюции 1244 СБ ООН. Наконец, в существующих границах Косово признали 110 государств-членов ООН, поэтому Приштина не собирается ни с кем, в том числе с Сербией, обсуждать свои границы, территорию и государственный статус. В этом вопросе уже поставлена точка.
— То есть Приштина отвергнет предложение главы сербского МИДа Ивицы Дачича о переделе Косово?
— Абсурдное и неприемлемое предложение о переделе Косово на самом деле никогда не стояло на повестке дня. Конечно, не исключено, что Белград (в рамках «внутреннего сербского диалога» о Косово) распределил роли для продвижения разных идей, в том числе той, о которой вы упомянули. В этой связи перед Ивицей Дачичем, этим выпускником «политической школы» Милошевича, в рамках которой территориальные и этнические разграничения считались якобы решением всех проблем, явно поставили задачу снова продвигать старую идею. Ее авторство, кстати, приписывают Добрице Чосичу. Я повторю: границы государства Косово закреплены, поэтому на косовской стороне никогда не найдется серьезного собеседника, готового обсуждать «идеи» Дачича. В конце концов, раздел Косово предполагал бы и передел Сербии.
— Что за передел Сербии?
— Если Сербия претендует на регион севернее Митровицы, тогда Косово имеет право потребовать Прешевскую долину, в которой проживает до 90% албанцев. Мы же были в одном государстве — в Югославии… И так можно продолжать долго. Поэтому я и говорю, что вопрос передела и изменения существующих границ поднимать не стоит, потому что это поставит перед нами еще большие проблемы.
Вообще передел Косово, который предлагает Дачич, не принес бы ничего хорошего и косовским сербам. Ведь из общего числа сербов в Косово, которых насчитывается 90-100 тысяч, до 60% проживает в других частях Косово, южнее Митровицы, и только 40% — на севере.
— Кто стоит за новой идеей о переделе Косово? Россия?
— Вообще Москва заинтересована в присутствии в нашем регионе, в соперничестве с западными странами и в нестабильности стран региона, которые поддерживают хорошие отношения с Западом. И все же я не думаю, что Россия вдается в детали, предлагая идеи вроде передела Косово. Лично я полагаю, что, вероятно, Россия тоже хочет, чтобы Сербия признала Косово, и тогда она сама сделает то же самое. Таким образом, России удалось бы заставить Западную Европу и США замолчать о проблеме Крыма, а также Абхазии и Южной Осетии. Тем не менее, сегодня есть много доказательств того, что Россия хочет нестабильного Косово как нефункционирующего и проблемного государства в регионе.
— Да, но, не признавая Косово как государство, кому Россия вредит больше: Сербии или Косово?
— Больше всего она вредит Сербии, потому что таким образом удерживает сербов в прошлом, в заблуждениях о «сербском Косово». Если внимательно присмотреться к позиции и политике Кремля в вопросе сербских претензий к Косово, то ясно видно: на словах официальная Москва поддерживает исключительно риторику официального Белграда, но не конкретные действия Сербии в Косово. И все же, несмотря ни на что, в Сербии по-прежнему много тех, кто верит: однажды Россия вернет Косово Сербии.
— Не только Россия! Многие в Сербии верили, что в случае победы на американских президентских выборах Дональд Трамп «вернет им Косово». Вспомните билборд в Белграде «Трамп, дружище серб!» Подтвердил ли окончательно вице-президент Майк Пенс своими недавними заявлениями в Подгорице, что подобные надежды в условиях, когда Америка возвращается на Балканы, безосновательны?
— Визит вице-президента Пенса доказывает, что Америка не только возвращается на Балканы, но и еще больше утверждается там, где присутствовала после распада СФРЮ, когда США сыграли судьбоносную роль в восстановлении мира и в налаживании связей между новыми государствами. Этим важным американским планам мешают амбиции России, которая хочет расширить свою зону влияния на Балканах. А это, в свою очередь, может нарушить отношения между странами региона и сказаться, прежде всего, на безопасности. Российское доминирование дополнительно подстегнуло бы Белград, и он вел бы себя еще наглее по отношению к соседям, что, разумеется, нарушило бы и без того сложные отношения в регионе.
Нет сомнений в том, что все страны бывшей СФРЮ нацелены на хорошие отношения с Россией. Вместе с тем евроатлантическая интеграция и вступление в ЕС должны быть для нас всех приоритетом.
— Вы имеете в виду, и для Сербии тоже?
— Сербия хочет быть и с ЕС, и с Россией, но не хочет в НАТО. В Белграде рассуждают о военном нейтралитете, наивно полагая, что Сербия — это то же самое, что и Югославия Тито. Но нет! Как можно получать военные самолеты, танки и зенитно-ракетные комплексы от России и придерживаться «военного нейтралитета»? В конце концов, сейчас на сербских границах нет конкретных угроз, тогда почему Сербия сегодня запасается российским оружием?
— Сербский историк Миливой Бешлин утверждает, что Сербия готова ко «второму тайму», но… Определенные белградские оппозиционные круги раскритиковали призыв президента Вучича к диалогу и предложили оставить «проблему Косово» в состоянии «замороженного конфликта». Что все это означает?
— Я думаю, что это те самые круги, которые Вучич призвал «не прятать голову в песок». Вместо того чтобы принять новую историческую реальность и помочь Сербии двигаться вперед, эти люди мечтают о «Косово в составе Сербии». Хотя им очень хорошо известно, что с распадом Югославии были утрачены все шансы на то, чтобы два государства сохранили какие-либо формально-институциональные связи. В особенности после того преступления, которое режим Милошевича совершил против косовских албанцев. Тем не менее, мы видим, что националистические круги в Белграде по-прежнему верят: представится какой-нибудь новый случай, и Косово будет «возвращено». Как? Силой, разумеется. Какое Косово? Косово без албанцев. Но этому не бывать! Эти люди никогда не говорят о примирении с албанцами, о договоре для поддержания каких-то албано-сербских связей, хотя бы ради монастырей, которые для них якобы очень важны.
— Почему так, как Вы думаете? Недавно Вы сказали, что ситуация в Сербии напоминает «времена Милошевича»…
— В Сербии у власти находятся преимущественно те, кто пришел в политику во времена режима Милошевича. Несмотря на то, что они давно занимают ключевые государственные позиции, они никак не проявили желания отойти от политики режима Милошевича, который до сих пор камнем висит на шее сербского общества. В особенности это касается Косово. Когда я оцениваю ситуацию в Сербии, у меня складывается впечатление, что общественная критика эпохи Милошевича и его политики почти забыта. Вместе с тем очевидны усилия, которые предпринимает власть для реабилитации Милошевича и восстановления его доброго имени в обществе. К сожалению, сегодня в Сербии нет настоящей оппозиции режиму, как не было ее и в 90-е.

— Она есть, но такая же, как в 90-е.
— К сожалению, сегодня ее влияние незначительно… От верхушки современной белградской власти поступают предложения вручить государственные награды и дать привилегии всем, кто участвовал в войнах в 90-е годы за пределами Сербии, как «борцам за Сербию и сербскую нацию». Тех, кто совершал массовые убийства в Косово, кто убил около 12 тысяч албанцев, кто весной 1999 года выгнал около миллиона албанцев из их домов, кто уничтожил и разграбил их имущество, теперь официально провозглашают заслуженными борцами, героями и предлагают воздвигать им памятники! Таких «борцов», по официальным данным, насчитывается около полумиллиона. Полмиллиона! Все они, я повторюсь, воевали на территории бывшей СФРЮ, потому что Сербия, как говорил Слободан Милошевич, в те годы «в войне не участвовала».
Кроме того, в Сербии пересматривают результаты антифашистской борьбы времен Второй мировой войны, реабилитируют коллаборационистов и преступников вроде Драго Михайловича и Николы Калабича. Сейчас идет процесс реабилитации председателя коллаборационистского правительства Сербии, антисемита, преследовавшего евреев, Милана Недича. В нашем регионе только в Скупщине Сербии заседают депутаты от ультраправых, профашистских объединений… И вы меня еще спрашиваете, почему я говорю, что ситуация в Сербии напоминает времена Милошевича?! Вспомните хотя бы заявленную Декларацию о совместных национальных действиях и выявлении национальных минимумов и принципов, необходимых для существования сербской нации и сербского народа.
— Некоторые сербские интеллектуалы назвали этот документ Меморандумом-2.
— Во-первых, таким же образом и в похожих обстоятельствах появился пресловутый Меморандум Сербской академии наук и искусств 1986 года. Все последние преступления (по своей политической и идеологической сути) опирались на этот «незавершенный документ». Боюсь, что новая заявленная декларация доказывает, насколько велико стремление большой части сербской политической элиты вернуть состояние, предшествовавшее распаду Югославии, кровавым войнам и страданиям. В этом смысле «документ» Вучича можно рассматривать как продолжение политики Слободана Милошевича. Речь идет о политике в духе «сербы, объединяйтесь», и якобы только эта политика и может спасти Сербию. Того, что не было достигнуто войнами 90-х, теперь продолжают добиваться с помощью политических манипуляций, маскируясь и используя дипломатические средства.
— О каких манипуляциях идет речь?
— Всеми средствами они пытаются скрыть и поставить под сомнение ответственность Сербии и сербов за войны 90-х. Более того, ответственность за конфликты они сваливают на других. Одновременно формируется представление о том, что в то время сербы, как народ, находившийся «под угрозой», только защищались. Действуя по тому же алгоритму, в Белграде сегодня продвигают идею об «опасности», угрожающей сербскому народу во всем регионе. Поэтому сербов, конечно, необходимо защитить какой-то новой общей «декларацией». Режим Милошевича, вспомните, вел эти войны под предлогом того, что сербам угрожают везде: в Косово, в Боснии и Герцеговине — а сам Милошевич, как «новый сербский вождь», тогда преподносился как «защитник всех сербов». К сожалению, сегодня точно так же преподносится Александр Вучич.
— Это понятно. Но неужели заявленная Декларация не соотносится с призывом президента Сербии к «внутреннему диалогу» о Косово?
— Да, конечно. Хотя, может, с помощью этой декларации Вучич рассчитывает смягчить негативное отношение сербов к его «попустительству» в косовском вопросе? Как бы там ни было, смысл этой декларации — в попытке Сербии продолжить вмешательство во внутренние дела государств, где проживает сербское меньшинство.
— «Декларация не имеет отношения к великосербскому национализму. Ее цель — сохранение сербского языка и культуры», — говорит глава администрации президента Сербии Никола Селакович. С другой стороны, Милорад Додик утверждает, что декларация «не будет никому угрожать и не является великосербским проектом», однако она касается не только языка и культуры, но и работы по объединению Сербии и Республики Сербской. Кому Вы верите?
— Я, конечно, больше верю Додику. Повторюсь, что декларация мотивирована великосербским национализмом и попыткой «объединить» всех сербов. Разговоры о «сохранении сербского языка и культуры» — просто фарс, чистое прикрытие.
— Почему?
— Потому что, во-первых, неясно, кто и как угрожает сербскому языку и культуре, чтобы их нужно было защищать «декларацией». Поэтому правда заключается в том, что говорит Додик: дело в расширении Сербии, в ходе которого от Боснии и Герцеговины будет отторгнута половина ее территории. Вот конечная цель!
— «Мы верим, что (Сербия и Республика Сербская) станут одним целым. И в территориальном, и в государственном смысле», — заявил Додик четвертого августа в Белграде.
— Да, это их цель! Сейчас Сербии уже приходится признать, что Косово она потеряла, и она будет стремиться компенсировать это присоединением по крайней мере половины Боснии и Герцеговины. Как когда-то Милошевич, Додик сегодня утверждает, что подобное безумное намерение «никому не угрожает». Следуя логике Додика, только у сербов есть право брать, что они хотят, и сколько они хотят. А остальные обязаны с этим соглашаться. Было бы интересно, я уверен, посмотреть на сербскую реакцию, если бы кто-нибудь из боснийцев, живущих в Сербии, потребовал присоединить Санджак к Боснии или заявил, что Санджак и Босния едины.
Несмотря на все, что я рассказал, некоторые западные дипломаты по-прежнему утверждают, что Сербия — «фактор стабильности на Балканах»…
— Неужели?
— Я повторю, что Сербия ведет двойственную политику в том, что касается стабильности в регионе. С одной стороны, она преподносит себя западной дипломатии как фактор стабильности, но при этом играет противоположную роль, поддерживая крайне проблематичные отношения с соседями. Здесь я, прежде всего, имею в виду Додика, ведь он открыто и последовательно работает над распадом Боснии и Герцеговины как страны. Слышали ли вы, чтобы политическая верхушка Сербии во главе с Вучичем когда-нибудь официально возражала против действий Додика в отношении Боснии и Герцеговины? Никогда! Кроме того, было доказано участие Сербии и России в попытке государственного переворота в Черногории. Также Сербия была замешана в событиях в Собрании Македонии, и это тоже доказано. Сербия отрицает государственность Косово, что является константой политики сербской власти и помогает Белграду поддерживать напряженность и нестабильность на Балканах. В своей Конституции Сербия продолжает именовать Косово частью собственной территории, а это означает неприкрытые территориальные претензии и угрозы.
С другой стороны, интересно, что остальные шесть государств, появившихся после распада СФРЮ, не испытывают междоусобных проблем и не предъявляют друг другу претензий. Они наладили хорошие контакты между собой. Что я этим хочу сказать? Что Сербия — единственный дестабилизирующий фактор в регионе. И точка!
— Недавно президент Вучич заявил, что «историческая договоренность» между сербами и албанцами является ключом к стабильности Балкан. А ведь нечто подобное он говорил об отношениях сербов и боснийцев…
— Албанцы проживают в пяти странах региона: в Албании, в Косово, в Македонии, в Сербии (Прешевская долина), в Черногории, в Греции (Чамерия). Хорошие отношения между этими странами полезны для всех албанцев, в какой бы из названных стран они ни проживали. Поэтому мне не понятно, что такое «историческая договоренность» между сербами и албанцами. Вместо нее, как я думаю, необходим «исторический договор» между Косово и Сербией, который подразумевает признание друг друга и налаживание нормальных межгосударственных отношений. Кроме того, эта договоренность стала бы «историческим примирением» сербов и косовских албанцев. В отношениях этих двух народов давно существуют проблемы, но теперь они должны жить в мире и сотрудничестве, примиренные и в двух уже существующих государствах.
— Часто можно услышать, что отношения Сербии и Косово могут быть похожи на отношения «двух Германий» после Второй мировой войны. Что Вы об этом думаете?
— Думаю, что сравнение с «двумя Германиями» совершенно неуместно. После Второй мировой войны Германия, побежденная и наказанная за нацизм и гитлеровские преступления, была разделена союзниками. Тем не менее, и тогда, и сейчас немецкий народ един. Покаявшись в своих грехах и став нормальным государством, Германия вернулась в естественное состояние: она объединилась как государство одного единого немецкого народа. Албанцы и сербы — это албанцы и сербы, а не немцы, разделенные на два государства. Это большая разница. Кроме того, мне непонятно, кому какая роль в истории о «двух Германиях» отводится. Если бы Сербия, к примеру, согласилась взять на себя роль Восточной Германии, а Косово — Западной Германии, тогда, пожалуй, было бы интересно эту идею обсудить. Однако, боюсь, что и в этом случае проблема не решилась бы до конца, поскольку албанцы, конечно, не согласились бы на присоединение Сербии к Косово. Однако у Косово вообще нет подобных территориальных претензий к Сербии.
— Какая ситуация сложилась с правительством Косово? Десять депутатов партии «Српске листе» потребовали войти в состав нового правительства Косово. Как Вы оцениваете эту новость, учитывая, что за «Српске листе» стоит Белград?
— Сербия, несмотря на желания Белграда, не может контролировать правительство Косово. Сербы составляют пять процентов от населения Косово. Из 120 депутатов в Скупщине Косово у сербов всего десять мест. Но я уверен, что представители «Српске листе» получат два или три министерских портфеля в новом правительстве и (если будут представлять интересы своего объединения) смогут принести пользу. Если же они будут представлять интересы Сербии, то, боюсь, хуже от этого будет только им самим. Иными словами, Косово не будет повторением Республики Сербской, хотя именно на это Белград и надеется. Только хорошие и честные отношения между Косово и Сербией могут принести пользу косовским сербам.
— Когда будет сформировано правительство Косово?
— Для формирования правительства Косово необходимо, чтобы парламентские группы пришли к ясному компромиссу. Сейчас две соперничающие политические группировки упрямо не идут навстречу друг другу, что вредит государственным интересам. Мы все привыкли, что в решающий момент нам помогает кто-то сторонний. Возможно, так случится и на этот раз. В этой связи мы ожидаем, что вскоре у Косово будет новое правительство.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

395

Похожие новости
19 сентября 2017, 19:10
18 сентября 2017, 10:40
19 сентября 2017, 04:10
19 сентября 2017, 11:40
19 сентября 2017, 21:40
19 сентября 2017, 04:10

Новости партнеров

Актуальные новости
18 сентября 2017, 18:10
19 сентября 2017, 16:40
18 сентября 2017, 18:10
18 сентября 2017, 15:40
19 сентября 2017, 09:10
19 сентября 2017, 16:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
14 сентября 2017, 09:10
13 сентября 2017, 18:10
16 сентября 2017, 06:10
13 сентября 2017, 13:50
14 сентября 2017, 15:00
15 сентября 2017, 17:40
13 сентября 2017, 08:10