Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Реформа полиции в Украине — профанация?

Основными международными донорами украинской реформы стали ICITAP, EUAM, посольство Канады, посольство США. Полицейской формой обеспечили США, автомобилями — Япония. Международную техническую помощь составляют многочисленные тренинги, проведенные иностранными экспертами, разработка учебных материалов, обучающие визиты для украинских полицейских в другие страны (в основном для руководства полиции).
Столь большие инвестиции, как денежные, так и человеческие, в реформу органов правопорядка обернулись для Украины ничем. Состоялась не реформа, а отличная PR-кампания. Реформа стала визитной карточкой украинской власти на международной арене в ситуации, когда нужно убедить доноров в наличии изменений в Украине. Но реальных изменений не произошло — констатируют эксперты.
Создать Национальную полицию и ликвидировать милицию было решено два года назад. На деле — милицию как институт ликвидировали, а старых сотрудников оставили. Согласно официальным данным Министерства внутренних дел Украины, 92,3% бывших милиционеров прошли переаттестацию и остались работать, но уже как сотрудники новой украинской полиции. И те 7,7%, которые были уволены, восстановились на работе через суд, и государство им выплатило около 1 676 681 евро компенсации за время вынужденного прогула. Где же новая полиция и в чем причины неэффективности реформы?
Полиция vs милиция
Полное осознание того, что нужно что-то реально менять в системе правоохранительных органов пришло лишь после трагических событий во время протестных митингов на Майдане зимой 2013-2014. Милиция, которая должна была бы защищать, наоборот, следовала приказу преступной власти, чтобы разогнать мирных демонстрантов в Киеве, применяя силу и оружие. На региональном уровне милиция и судебная власть использовались для репрессий и запугивания активистов, которые поддерживали Майдан в небольших городах.
После бегства Януковича временно исполняющим обязанности министра внутренних дел во временном правительстве стал Арсен Аваков, который создал Общественный совет. Заданием Совета стала разработка плана реформ в Украине. До этого, все 24 года независимости Украины, органы правопорядка функционировали по законам и правилам, сформировавшимися еще в советское время. В стране все эти годы действовал закон «О милиции», который был калькой соответствующего советского закона. Реальная реформа для правящей политической верхушки была невыгодна, поскольку милиция покрывала преступные действия, а также множественные коррупционные схемы государственных руководителей.
По мнению Дениса Кобзина, директора Харьковского института социальных исследований, в постсоветской Украине милиция стала коррупционным и бюрократическим органом, превратившись в большую машину по сбору денег и работу «на показатель» с потенциалом карательного органа: она была сильно интегрирована в вертикаль исполнительной ветви власти, крайне централизована, закрыта от общества. «Более того, с 2014 этот потенциал вырос — мы наблюдаем процесс дополнительной централизации, когда в МВД сконцентрировались миграционная служба, милиция, служба чрезвычайных ситуаций и погранслужба», — утверждает Кобзин.
С протестными митингами на Майдане стало очевидно — изменения неизбежны, украинский народ больше не готов терпеть издевательства преступной власти и хочет жить в правовом государстве. Реформа полиции официально стартовала 7 ноября 2015 года — со вступлением в силу нового закона «Про Национальную полицию». Новоизбранный президент Петр Порошенко пригласил в Украину команду грузинских реформаторов: Эку Згуладзе, которая запустила патрульную полицию, и Хатию Деканоидзе, которая впоследствии возглавила Нацполицию.
Старт был действительно блестящим и многообещающим. Начали с реформирования патрульной полиции. Огласили набор. Пригласили действительно новых людей с другим, «несоветским» мышлением, которых тщательно отбирали и специально обучали. Новые патрульные в стильной форме и на современных авто появились сперва на улицах Киева, затем Львова, Одессы и других городов Украины. Название тоже изменили — вместо милиции появилась полиция, а с ней множество обещаний охранять порядок и покой простых граждан. Наличие полицейской машины с включенными проблесковыми маячками на улицах дали ощущение безопасности у жителей городов. Но лишь на короткое время.
Причины неуспеха
Параллельно с набором новых полицейских проходила переаттестация старых кадров, чтобы отобрать достойных милиционеров, которые смогли бы продолжить работу в новой полиции.
Это был план тогдашней главы Нацполиции Хатии Деканоидзе. Однако переаттестация прошла с существенными нарушениями. Согласно Закону, на аттестацию отводилось три календарных месяца, в итоге процесс растянулся больше, чем на год. Оглашать результаты аттестации руководство также не спешило и максимально затягивало официальное обнародование. В итоге лишь 7,7% (5 тыс. сотрудников из 70 тыс.) старых кадров было уволено, а потом успешно восстановилось на работе через суд.
Причем, восстановление проходило автоматически. По словам Евгения Крапивина, эксперта и юриста Ассоциации УМДПЛ (Ассоциация украинских мониторов соблюдения прав человека в деятельности правоохранительных органов), суд не проводил специальную экспертизу — работал ли уволенный сотрудник хорошо или плохо, был уличен в коррупции или нет — все это было не важно. Законодательство, которое разработало МВД на заре реформы, было прописано таким образом, что у суда не было другого выбора, как восстановить полицейского.
Причина неэффективности реформы заключается и в том, что министр Аваков определенным образом установил монополию на власть. Закон «О Национальной полиции» предусматривает распределение власти между министром МВД и главой Нацполиции: министр внутренних дел отвечает исключительно за формирование государственной политики в сфере правоохранительной деятельности, а глава Нацполиции — управляет самой полицией. «Это европейская модель, которая должна была уменьшить влияние министра на оперативное управление полицией», — рассказывает эксперт Евгений Крапивин. Однако и Хатия Деканоидзе, которая в середине прошлого года была уволена, и новый глава полиции Сергей Князев, приступивший к обязанностям в феврале 2017 года, — лишь официальные лица Нацполиции, реально на принятие решений они не влияют — всем руководит министр Аваков.
Как утверждают эксперты, реформа с самого начала осуществлялась в обход законам и правовым механизмам. Мало, кто знает, что реформа полиции в Украине имела шанс проходить совсем по другому сценарию. Первоначально на рассмотрение украинскому парламенту был предложен совсем другой проект закона — от представителей гражданского общества. В частности его разработкой занималась общественная организация «Ассоциация УМДПЛ» совместно с Центром политико-правовых реформ. Законопроект получил название «О полиции и полицейской деятельности», был подан в парламент и зарегистрирован первым, но так и не рассмотрен депутатами. Не рассматривали осознано, так как ждали, пока напишет свой законопроект приглашенная грузинская команда во главе с Экой Згуладзе. Этой командой законопроект разрабатывался тайно и так и не был вынесен на общественные слушания, как того требует регламент и закон. Впервые общественность увидела текст законопроекта «О Национальной полиции», когда он был официально опубликован на сайте министерства. Гражданскому законопроекту даже не дали шанса.
По словам одного из соавторов гражданского законопроекта Вадима Пивоварова, проекты законов были концептуально разными. Правительственный проект во главе с грузинской командой оставлял концепцию полиции как милитаризированного органа с размытой структурой и полномочиями. Общественность же предлагала сервисную службу с учетом всех европейских документов в сфере деятельности полиции, четко определенной структурой и полномочиями.
На это несоответствие указал и Совет Европы, сформулировав 29 замечаний к предложенному грузинской командой Закону «О Национальной полиции». Замечания Совета Европы не учли до сих пор, утверждает эксперт Центра политико-правовых реформ и Реанимационного пакета реформ Александр Банчук. Замечания касаются, прежде всего, чрезмерного влияния министра МВД на полицию, предпосылок для нарушения права собственности и возможность необоснованно применять полицейские мероприятия, например, осмотр вещей, автомобиля, опрос лица, проверку документов и так далее, уточняет Банчук. Требования, которые выдвигала общественность к полиции, а также Совет Европы, так и не были учтены грузинской командой и украинским правительством.
Отсутствие реальной реформы служит и личным интересам министра Авакова. Согласно Закону, заместителей главы Нацполиции назначает сам глава, согласовывая это с министром, что дает возможность последнему ставить ультиматумы и «пропихивать» своих кандидатов. Так было в случае с Хатией Деканоидзе, которая была не согласна с назначением ее заместителем Трояна с подачи Авакова. Аваков назначает и руководителей полиции в каждой области Украины, а также утверждает бюджет полиции, что в свое время не лучшим образом сказалось на реформе участковых полицейских, оставляя старую систему на месте. Аваков использует полицию в целях политической борьбы своей партии — «Народный Фронт», а также для разрешения ситуации со своим сыном, который замешан в коррупционном скандале по закупке рюкзаков для воинов АТО. Когда в октябре 2017 года Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) решило провести обыски в квартире сына министра, Аваков, чтобы препятствовать этому, отправил полицейских, которые окружили дом и начали всех эвакуировать из здания, которое якобы заминировали. После этого не только министр, но и все ведомство МВД заявило о политическом подтексте уголовного дела против Авакова-младшего, которое расследует НАБУ. Личная позиция министра стала позицией целого органа?
Эксперты утверждают: реформу нельзя считать завершенной, пока не будут реформированы криминальная полиция и следственные органы. Без этого невозможно эффективное расследование преступлений, даже самых незначительных — краж телефонов и вещей из машин, которые в Украине практически не раскрываются.
Сегодня украинская полиция продолжает не реагировать на такие преступления, и хрестоматийной стала фраза полицейских: «Убьют, тогда звоните». Война на востоке страны, социально-экономические проблемы и незаконный оборот оружия являются причиной роста уличных банд и применения насилия при совершении преступлений. Глава Нацполиции Сергей Князев уже заявил о реформировании подразделений криминальной полиции. Однако как именно это будет происходить, не уточнил — у него нет ни четкого плана действий, ни ответственных за его реализацию. Похоже, в настоящей реформе украинская власть не заинтересована — чтобы оставить для себя возможность нагло грабить обычных украинцев «законными способами».
Реальные изменения привели бы к краху множественных коррупционных схем, а также сделали бы невозможным злоупотребления властью, в частности в лице министра внутренних дел и других чиновников. Ценности, как и право на правовое государство, за которые миллионы украинцев боролись на Майдане, все больше становятся профанацией. Борьба «советского» и «европейского» в Украине продолжается.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

675

Похожие новости
19 апреля 2018, 11:40
19 апреля 2018, 00:40
19 апреля 2018, 11:40
20 апреля 2018, 04:10
19 апреля 2018, 20:00
20 апреля 2018, 04:10

Новости партнеров

Актуальные новости
19 апреля 2018, 11:40
20 апреля 2018, 04:10
19 апреля 2018, 14:30
18 апреля 2018, 16:30
19 апреля 2018, 22:40
19 апреля 2018, 14:30

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
16 апреля 2018, 12:10
14 апреля 2018, 05:10
13 апреля 2018, 10:50
16 апреля 2018, 21:20
16 апреля 2018, 13:10
17 апреля 2018, 02:40
14 апреля 2018, 14:10