Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Раньше Россия могла захватить страны НАТО

Старший научный сотрудник и директор Центра военно-политического анализа в Институте Хадсона в Вашингтоне, эксперт по национальной безопасности США, контролю над вооружениями, ядерному нераспространению Ричард Вайц во второй части интервью «Апострофу» рассказал, почему мировое сообщество зря беспокоится из-за российско-белорусских учений «Запад-2017», какова-вероятность военного решения корейского кризиса и какие страны НАТО могла завоевать РФ до 2014 года и начала войны с Украиной.
Апостроф: Западные эксперты практически в один голос говорят о том, что восточноевропейским государствам нечего бояться в связи с российско-белорусскими учениями «Запад-2017», которые начались 14 сентября, что Россия в сегодняшних условиях не пойдет на новые военные действия. С другой стороны, есть очевидная обеспокоенность НАТО и стран региона из-за учений. Чем объяснить такое различие во взглядах на эту тему?
— Да, есть обеспокоенность по поводу российских учений. И не очень понимаю, почему. Российская армия не увеличивается, не модернизируется, а просто проводит более частые учения, более масштабные и сложные, с участием всех родов войск и невоенных сил: чрезвычайные силы, медицинские и транспортные службы. И это делает их значительно эффективнее, значительно сильнее — просто за счет лучшей готовности. Это понятная и, возможно, очень эффективная стратегия.
Проблема с учениями в том, что Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ — договор, подписанный 19 ноября 1990 года представителями государств-членов НАТО и Организации Варшавского договора, который устанавливал равновесие вооруженных сил на более низком уровне и ограничивал размещение вооружений вдоль линии между блоками; в 2015 году Россия заявила о полном прекращении участия в договоре, — «Апостроф»), Венский документ (принятое в 1990 году странами ОБСЕ соглашение, согласно которому государства-участники должны ежегодно обмениваться информацией о военных силах и вооружениях, — прим. «Апостроф») были созданы для предотвращения «тайной войны» в Европе. И тот способ, которым Россия проводит свои внезапные проверки боевой готовности — или даже учения «Запад»… Если бы целью была атака на Европу, вы бы так и делали, верно? Провели бы мобилизацию, учения, собрали бы все военные силы для маневров — и тогда вы в гораздо лучшей позиции для атаки. Это и есть тревожный звонок.
Но! Лично я не видел никаких ясных признаков того, что эти учения будут кардинально отличаться от всех предыдущих. Есть ведь разговоры о том, что Россия «оставит оружие» в Беларуси и так далее. Но у НАТО сейчас гораздо более сильная позиция, чем когда начались подобные учения. Если бы Россия хотела использовать их в 2010 году — насколько я помню, это были первые большие учения (впервые возобновленные учения «Запад» в новом российско-белорусском формате провели в 2009 году, — «Апостроф») — или в годы перед 2014-м (до аннексии Крыма и начала войны РФ против Украины, — «Апостроф»), это было бы эффективнее [чем сейчас]. Им, вероятно, удалось бы захватить страны Балтии достаточно быстро, и НАТО пришлось бы уйти.
Но сейчас НАТО в гораздо более сильной позиции. США отправляют в Восточную Европу силы на время учений. Так что я не думаю, что даже с этими учениями России будет легко устроить нападение на Запад. Так что я не совсем понимаю, из-за чего тревога. Может быть, я что-то упустил, или есть что-то непубличное. На самом деле, я не изучал эту тему так тщательно, как следовало бы… Но я не вижу в этом главную угрозу.
- Насколько серьезные проблемы ждут российский ВПК, учитывая, может быть, незначительное, но первое за много лет сокращение военного бюджета РФ? Некоторые специалисты указывают и на растущие проблемы с экспортом российской военной продукции. Что вы об этом думаете?
— Российский военно-промышленный комплекс, очевидно, оправился от проблем двадцатилетней давности, когда он был коррумпирован. Они пытаются освоить изготовление продукции невоенного назначения. Распад Советского Союза подорвал тесно интегрированные с соседями индустриальные проекты, предусматривающие в том числе сотрудничество с Украиной. Для них было вызовом собрать заново эту союзно интегрированную структуру командной экономики.
С того времени они оправились, стали эффективнее. Россия остается вторым крупнейшим экспортером [военной продукции в мире], получает положительные оценки в Индии, разные — в Китае, но все равно они могут предоставить китайцам то, что они хотят. После того, как санкции вступили в силу в 2014 году, россияне признали, что потеряли доступ к определенным западным технологиям, которые пытаются заместить за счет внутреннего производства или сотрудничества с Китаем. И похоже на то, что они преуспевают.
Думаю, главный вызов стоит перед российской экономикой как таковой, которая, как вы знаете, страдает после введения санкций. Но непонятно, какую роль сыграли собственно санкции, а какую — падение цен на нефть. Замедление роста российской экономики определенно создало ограничения для трат России на оборону. Реализация некоторых важных проектов задерживается: стелс-истребитель (малозаметный истребитель, — «Апостроф»), танк «Армата» и другие. И все еще не ясно, сможет ли Россия без Украины в скором времени построить новый авианосец.
Так что я бы сказал, что военно-промышленный комплекс России в последние пару лет по своей сути слабее, чем он был до этого. Российская экономика слабее, и это дает меньше доходов для ВПК. Но, конечно, России достаточно, чтобы защитить себя. Они могут разработать действительно хорошие технологии, только меньше, чем им необходимо. Российская армия достаточно сильна, чтобы защитить Россию, так что с этим не должно быть проблем. Если же они захотят начать конфликт в другой стране, это будет вызовом.
- Перейдем к Северной Корее. Последние провокации с ракетными и ядерными испытаниями, а также факты, указывающие на существенное в этом плане увеличение потенциала КНДР, скорее, приближают или отдаляют Вашингтон и Пхеньян от военного конфликта?
— Я бы сказал, что риск конфликта немного вырос. Поскольку потенциал северокорейцев вырос, есть большая вероятность, что он может быть использован; есть больший риск неверного расчета северокорейского руководства в том, какие дивиденды им принесли эти большие возможности. Однако я думаю, что цель Северной Кореи не в том, чтобы внезапно атаковать США — полагаю, они хотят иметь возможность атаковать Соединенные Штаты ядерным оружием. Мы признаем ядерное оружие щитом для защиты от ядерной атаки.
Думаю, что США и Китай позволят им заниматься более мелкими провокациями: потопить южнокорейский военный корабль, обстрелять снарядами демилитаризованную пограничную зону или что-то еще. И если учесть потенциал Северной Кореи поразить США ядерным оружием, ответ Соединенных Штатов [на провокации] будет ограниченным.
Увеличивается риск просчета. Но обе стороны все равно могут считать, что время играет им на пользу. Нет никакой спешки к войне. Северокорейцы могут полагать, что со временем их ядерный потенциал вырастет: у них будет больше оружия, и они станут сильнее. США же могут считать, что если достаточно долго сдерживать угрозу, санкции, дипломатическое давление и другие невоенные меры ослабят внешнюю и внутреннею поддержку руководства КНДР, вследствие чего режим или изменит свою политику или сменится более рациональным, с которым можно будет иметь дело. Ситуация иная, чем для Японии и Германии в 1930-х годах или для дореволюционной России в начале XX века, когда они думали, что у них в запасе только пару лет, после которых ситуация изменится, так что им нужно нападать сейчас, пока еще могут.
- Понятно, что военный сценарий пока на столе у Дональда Трампа. Но в каких условиях администрация может пойти на превентивный удар по Северной Корее?
— Не могу себе представить, чтобы США пошли на превентивную войну против Северной Кореи. Союзники США против этого, Россия и Китай также против. Не ясно, знают ли Соединенные Штаты, где находятся все ядерные объекты и вооружения [КНДР]. Они мобильные, они под землей, разбросаны по стране. Но все равно выгодно иметь возможность поразить Северную Корею. И я понимаю, почему Южная Корея и Япония хотят иметь потенциал для стратегии ограничения ущерба. Если похоже на то, что война будет — не превентивная, а, скорее, упреждающая, — лучше иметь возможность уничтожить как можно больше [вооружений противника]. Потому что с тем, что потом сможет использовать Северная Корея, будет намного легче справиться, к примеру, противоракетной обороне. То есть речь не столько о сценарии превентивной войны, сколько о способности ограничить ущерб, справиться с эскалацией.
- Как вы прокомментируете довольно-таки странные заявления министра обороны Южной Кореи, который в ответ на провокации КНДР предложил разместить на своей территории американские стратегические бомбардировщики и вернуть тактическое ядерное оружие США (американское ядерное оружие вывезли из страны в 1991 году, в 2012-м Сеул выступил против его возвращения, несмотря на одобрение такого шага Конгрессом США)? Неужели такие меры могут иметь реальный эффект?
— В общественном мнении Южной Кореи всегда была популярной идея иметь на своей территории ядерное оружие — американское или собственное (подозреваю, общественное мнение в Украине такое же). Но мнение руководства состояло в том, что цена такой стратегии превысит дивиденды. Необычно то, что впервые этот вопрос подняло должностное лицо столь высокого уровня. И все еще неясно, было ли это теоретической дискуссией или запросом вернуть оружие.
Как вы знаете, президент Трамп во время предвыборной кампании сделал заявления в поддержку такого шага. Сторонники возвращения ядерного оружия в Южную Корею говорят, что это бы увеличило ее возможности ответить на атаку Северной Кореи. Есть и аргумент, что это поспособствует переговорам — так было, когда приняли Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности: вы идете на одинаковые уступки. Есть и вопрос доверия к США: начнут ли Соединенные Штаты войну, чтобы защитить Южную Корею.
Контраргументы состоят в следующем: это действительно огорчит Китай; если Южная Корея получит оружие, захочет его и Япония, а это уничтожит преграду для дальнейшего распространения ядерного оружия; это дает Северной Корее стимул упредить атаку и ударить первой, как это мы видим между Пакистаном и Индией. Ну и распространенный аргумент, что это на самом деле не поможет Южной Корее справиться с угрозой, которую для нее представляют обычная артиллерия, северокорейская авиация. К тому же, это разозлило бы многие западные страны, привело бы к санкциям и нарушило бы многие соглашения.
Пока они решили ослабить некоторые ограничения для обычных ракет. Но вы правы, это необычно, и мне интересно, во что это выльется.
- Возможны ли переговоры Вашингтона с Пхеньяном? В каких условиях США пойдут на это?
— Администрация и Трамп во время кампании озвучивали много оригинальных рецептов выхода из этого кризиса. Трамп говорил, что может встретиться с северокорейским лидером, попытаться заключить сделку. Но, с другой стороны, они рассматривали размещение ядерного оружия в Южной Корее, убийство Кима. Рассматривали все возможности, но потом вернулись к политике, которая была всегда.
Есть три ее столпа: санкции; международное давление по инициативе США и их союзников, дипломатические меры в отношении в первую очередь Китая, но также России и, конечно, собственных союзников — Японии, Южной Кореи, — чтобы попытаться выработать какое-то переговорное решение, многостороннее и преимущественно с уступками Северной Корее; а также военные шаги. Последние со временем приобрели больший размах: теперь в Южной Корее больше средств противоракетной обороны, есть большая готовность разрешить Южной Корее и Японии иметь большие ресурсы и ударные возможности. Но фундаментально американская политика не изменилась.
Сложно представить, что переговоры в двустороннем формате на данный момент возможны. Я не думаю, что такая опция рассматривается. Сейчас это бы выглядело как вознаграждение Северной Кореи за достигнутый ею прогресс. Но, конечно, это не исключено. И, несомненно, россияне и китайцы просят этого.
- Как развитие ядерной программы КНДР отразится в общем на режиме нераспространения ядерного оружия?
— Это может быть грандиозный удар. Потому что до сих пор, несмотря на все страхи, связанные с режимом нераспространения ядерного оружия, мы были довольно удачливы в течение последнего десятилетия. Наиболее проблематичными были две страны — Иран и Северная Корея. Угроза ядерного оружия в Латинской Америке исчезла, не было действительно активного обсуждения идеи обретения ядерного вооружения Турцией, Саудовской Аравией, Украиной или любыми другими кандидатами. И сделка с Ираном призвана убрать многие страны из списка желающих получить ядерное оружие.
Но если Корея получила его и не поплатится за это, это вызывает беспокойство. Я не думаю, что Южная Корея и Япония захотят получить оружие, но это увеличивает риски. Неизвестно, какой урок из этого извлекут иранцы, другие страны. Я все еще думаю, что Северная Корея видится чем-то вроде исключения, и пока у других государств нет стимулов получить ядерное оружие. Но в таком случае падет стена, существовавшая в течение последних двух десятилетий, и продемонстрирует возможность, решение: посмотрите, можно обзавестись ядерным оружием, столкнуться с международными санкциями, но все равно остаться ядерным государством.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

441

Похожие новости
25 сентября 2017, 02:40
25 сентября 2017, 17:40
26 сентября 2017, 08:40
26 сентября 2017, 01:10
25 сентября 2017, 00:10
25 сентября 2017, 10:10

Новости партнеров

Актуальные новости
25 сентября 2017, 12:40
25 сентября 2017, 10:10
26 сентября 2017, 08:40
26 сентября 2017, 08:40
26 сентября 2017, 08:40
25 сентября 2017, 10:10

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
19 сентября 2017, 16:40
21 сентября 2017, 11:50
24 сентября 2017, 11:40
20 сентября 2017, 15:10
25 сентября 2017, 09:40
21 сентября 2017, 06:10
20 сентября 2017, 12:40