Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

PS: Германия не будет бросать вызов России?

ГАМБУРГ — Избрание нового лидера в европейской партии — одной из примерно двухсот в Евросоюзе — обычно не считается большой новостью. Но оно становится такой новостью, если эта партия является главной политической силой в крупнейшей и самой богатой стране ЕС.
В минувшие выходные немецкая партия Христианско-демократический союз (ХДС) выбрала своим председателем Армина Лашета, скромного и дружелюбного на вид премьер-министра земли Северный Рейн-Вестфалия. Лашета нельзя назвать звездой на мировой арене. Но вам стоит запомнить это имя. Судя по статистике, христианский демократ всегда является главным фаворитом среди кандидатов на пост канцлера.
Пять из восьми канцлеров послевоенной Германии были выходцами из ХДС — от Конрада Аденауэра до Ангелы Меркель, которая сейчас занимает этот пост. Кроме того, партия Меркель сегодня лидирует в национальных опросах общественного мнения с большим отрывом, и поэтому нетрудно предположить, что преемником Меркель после всеобщих выборов в сентябре опять станет представитель консервативного лагеря.
Лашету предстоит пройти процесс, состоящий из двух этапов: сначала избрание председателем ХДС, затем выдвижение кандидатом в канцлеры. Исторически у председателя партии, как у её знаменосца, имеется преимущественное право на выдвижение, но должность не гарантирует ему стопроцентной номинации в канцлеры, которую партия собирается провести в марте.
Впрочем, прежде чем рассмотреть эти тонкости, давайте внимательней взглянем на Лашета, которому накануне партийного съезда прогнозировали поражение. Сегодня, благодаря своей неожиданной победе, он стал ведущим претендентом на пост немецкого канцлера. Давайте представим, что он действительно сформирует следующее правительство. Чего в этом случае следует ожидать?
В трёх словах — это будет «Меркель минус Ангела», максимально возможное продолжение прежней политики. Лашет не обещает новый рассвет или решительный разрыв с 16 годами центристской политики Меркель, постепенно склонившейся влево. Этот уклон сейчас усилился из-за пандемии covid-19, которая привела к огромному росту государственных расходов и увеличению объёмов перераспределяемых доходов в странах Запада. На частных лиц и «системно значимые» корпорации тратятся триллионы евро.
Во внешней политике также следует ожидать продолжения «меркелизма». Два соперника Лашета в борьбе за высший партийный пост — Фридрих Мерц и Норберт Рёттген — обещали провести ребалансировку немецких интересов в сторону «вестернизма»: больше для обороны и для НАТО, меньше поблажек для России и Китая. Однако Лашет намерен следовать по стопам Меркель.
Назовём это «дипломатическим центризмом». Не позволять США втягивать Германию в конфликты с двумя гигантами Востока. Сохранять дистанцию от Вашингтона. Пытаться поддерживать хорошие отношения со всеми и каждым, что соответствует положению Берлина — в сердце Европы.
Став канцлером, Лашет не станет бросать вызов России, отменив проект трубопровода «Северный поток-2», по которому российский газ будет поступать в его страну напрямую, в обход Польши и Украины, и который повысит энергозависимость Германии от Кремля. И Германия не будет запрещать использование китайских технологий 5G в своих сетях.
Символом грядущей политики стало «Всеобъемлющее соглашение об инвестициях» (сокращённо CAI) между ЕС и Китаем, заключённое под немецким руководством всего за три недели до инаугурации избранного президента США Джо Байдена. Из-за этого соглашения надежды Байдена привлечь ЕС в стратегическую коалицию против Китая испарились. Более того, вместе с заключённым месяцем ранее соглашением о «Всесторонним региональным экономическим партнёрстве», в которое вошли 15 стран Азии, включая Китай, сделка ЕС и Китая оставляет США в изоляции.
В европейских вопросах будущая политика Лашета также обещает стать продолжением прежнего. Это значит открытые «краны» у Европейского центрального банка и дальнейшее расширение расходных и налоговых полномочий Европейской комиссии, этого неизбираемого органа исполнительной власти в ЕС.
В первые годы канцлерства Меркель всеми силами сопротивлялась передаче значительного влияния и денег Евросоюзу. Но сегодня долговой и трансфертный союз в Европе уже де-факто создан, и не важно, кто будет следующим канцлером. Даже уйдя из власти, Меркель продолжит определять будущее ЕС.
Вероятность того, что Лашет станет господином Канцлером сразу после завершения подсчёта бюллетеней на федеральных выборах 26 сентября, весьма высока, но ему придётся серьёзно напрячь силы, чтобы сформировать единство в ХДС и её братской партии Христианско-социальный союз (ХСС) в Баварии. На съезде, проходившем в минувшие выходные, он с большим трудом добился победы во втором туре, получив лишь 521 голос из 1001.
Хуже того, по данным общенациональных опросов, лишь треть респондентов считают, что Лашет может «стать хорошим кандидатом в канцлеры». Примерно 55% предпочли бы лидера ХСС Маркуса Зёдера, который несомненно поспорит с Лашетом за номинацию в канцлеры. Более того, Зёдер всеми силами стремится к этому главному призу.
Что отстаивает Зёдер? Более точным был бы вопрос, «что он не отстаивает?». Зёдер меняет свою позицию с большой лёгкостью, быстро перемещаясь с правого фланга на левый и обратно, будь это вопросы внутренней безопасности, иммиграции, «семейных ценностей», карантинов, промышленной политики или немецкого варианта «Зелёного нового курса». Зёдер настаивает на санкциях против России, но при этом любезничал с президентом России Владимиром Путины во время своего посещения Кремля.
Велика ли разница между этими двумя лидерами двух крыльев немецкой христианской демократии? Лашет, повторимся, это «Меркель минус Ангела». Зёдер — это политикан, старающийся демонстрировать свою харизму и твёрдость, хотя его прошлое свидетельствует о невероятной гибкости, известной также как нерешительность и оппортунизм.
Что же касается остального мира, то ему не очень важно, кого именно партия номинирует в канцлеры в марте. Немецкая политика многопартийных коалиций не предполагает внезапных кренов, как это произошло в случае с Дональдом Трампом, сменившего Барака Обаму в США. Это политика, которая может отклониться на несколько градусов влево или вправо, всегда после измерения глубин и обхода опасных мелей, одновременно с точной настройкой под меняющиеся настроения электората.
Кого же выдвинуть в канцлеры — Лашета или Зёдера? Меркель в новом воплощении или баварца, который изображает из себя политика «сильной руки»? Третьим игроком здесь, конечно, является Covid-19. В прошлом году эффективные немцы превосходно удерживали пандемию под контролем. Но сейчас в стране вводится один карантин за другим, а число инфицированных растёт. Если этот кризис продолжится, немецкие избиратели могут предпочесть пухленького, предсказуемого дядю из Рейнланда, а не необузданные амбиции потенциального короля из Баварии.
Йозеф Йоффе, сотрудник Гуверовского института (входит в систему Стэнфордского университета), состоит в редакционном совете немецкого еженедельника Die Zeit.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
1119

Похожие новости
03 марта 2021, 13:10
02 марта 2021, 20:10
04 марта 2021, 14:00
01 марта 2021, 16:00
04 марта 2021, 12:00
04 марта 2021, 19:40

Новости партнеров

Актуальные новости
05 марта 2021, 22:10
03 марта 2021, 13:10
01 марта 2021, 19:30
03 марта 2021, 17:00
05 марта 2021, 12:40
02 марта 2021, 14:30

Выбор дня
05 марта 2021, 18:20
06 марта 2021, 00:00
05 марта 2021, 17:00
05 марта 2021, 18:20
05 марта 2021, 22:10

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
01 марта 2021, 19:30
03 марта 2021, 21:20
27 февраля 2021, 23:40
02 марта 2021, 14:30
28 февраля 2021, 14:50
02 марта 2021, 14:30
28 февраля 2021, 13:30