Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Postimees: Польша хочет большего и это отдаляет ее от Европы

Postimees: Прибалтийские страны маленькие, и соседи на протяжении многих веков пытались их поглотить. Польша — большая страна, однако и она несколько раз была захвачена и поделена соседями. Как это отразилось на менталитете и идентичности поляков?
Иероним Граля: На мой взгляд, распад Речи Посполитой и раздел Польши стали для поляков своего рода прививкой от других катаклизмов. Здесь можно провести параллели. Во время Второй мировой войны создавалось польское подпольное правительство, а по сути дела — подпольное государство со структурой судов, университетов, почты и так далее. Вся изумленная Европа не отдавала себе отчет, что это результат опыта XIX века. Факт в том, что за время разделов поляки привыкли создавать разные формы сопротивления, а также администрации и элементы организации государственности как на своей территории, так и за рубежом. Поляки привыкли жить с осознанием того, что они создают малую часть чего-то великого.
Феномен 1918 года показывает, как в целостную структуру государственности складывались структуры поборников идеи независимости из трех разных государств — России, Пруссии и Австро-Венгрии. Польское государство все-таки не является лоскутным одеялом — оно очень быстро стало единым целым. Ментальные последствия разделов удалось преодолеть на протяжении одного поколения. Именно это стало залогом упрямой борьбы за возрождение государства во время Второй мировой войны и упорного сопротивления поляков как в Польше, так и за границей.
Опыт потери государственности и независимости, безусловно, травма — ни одному народу это не нравится. Народ становится заложником политики и воли любой другой нации. Этот исторический опыт в польской памяти существует до сих пор, и общество не смогло полностью его преодолеть. Остается чувство опасения: мы дорожим независимостью и боимся за нее.
— На протяжении последних лет поступало много будоражащих сообщений из международных СМИ о том, что в Польше нарушают суверенитет судебной власти и ограничивают свободу слова. Жизнь под властью ПиС (Право и справедливость — прим. ред.) действительно так плоха и есть причины для беспокойства?
— Со свободой слова СМИ преувеличивают: на деле никого за высказывания не сажают, существует плюрализм мнений, противник власти Адам Михник имеет собственную газету и радиостанцию. На телевизионном рынке лидирует ТВН — явный противник нынешней власти. Что касается информации о нарушении юридической системы и прочего — к сожалению, это правда.
Все политические силы Польши, не только ПиС, имеют недостатки: нельзя, выиграв выборы, относится к государству как к трофею. Отмечу, что во всех этих проблемах в уважении к закону, прослеживается один структурный недостаток польской политической и общественной элиты — низкий уровень правовой культуры. Дело не в том, признают закон или нет. Дело в слабом понимании духа юриспруденции.
Мы имеем дело с самым страшным и тяжело преодолимым наследием разделов Польши и советской власти. В сознании поляков не отложилось понимание трехчастной системы Монтескью; в польском сознании крепко убеждение, что исполнительная власть стоит на ступень выше судебной и законодательной властей. Ни одна сила до ПиС не шла вопреки юридическим принципам. Часть ПиСовской элиты, включая ок