Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Посол Японии на Украине: «аннексия» Россией Крыма незаконна (Укрiнформ)

Господин Кураи, прибывший в Киев чуть более полутора лет назад, начал активно изучать украинский язык, и теперь уже использует его во время каждого мероприятия. Он часто надевает вышиванку, отмечает, что «Япония поддерживает Украину», и пользуется все большим доверием украинцев.
Конечно, мы знаем, что Токио поддерживает Киев. Но в то же время, иногда возникает небольшое беспокойство — насколько эта поддержка действительно незыблема. Например, в сентябре этого года, когда Россия проводила псевдовыборы во временно оккупированном Крыму, Япония, в отличие от других стран Группы семи (G7) и ЕС, не сделала никаких заявлений.
Коронакризис, как туман, делает дипломатические намерения каждой страны менее видимыми.
Поддержка Японии: из Токио и как представителя G7
Укрiнформ: Господин посол, поздравляю вас с награждением орденом «За заслуги» III степени. Это, наверное, редкость, потому что обычно послы получают ордена в конце своих каденций. Президент Зеленский объяснил причину этого?
Такаши Кураи: Нет, президент не объяснил причины. Но я знаю, что орденом «За заслуги» награждают тех, кто внес значительный вклад в политическую, экономическую и общественную жизнь страны. Тридцать первого августа состоялась церемония, во время которой я выразил благодарность президенту и заявил на украинском языке, что я расцениваю это награждение как чрезвычайную честь. Кроме того, я считаю очень важным тот факт, что эта награда касается не меня лично, она является проявлением благодарности правительству Японии и японцам за помощь, которую Украина получила.
— Мы чаще всего наблюдаем вашу деятельность в группе послов «G7 по поддержке Украины». Вы активно работаете, несмотря на пандемию. Ваш мандат — содействие реформам. Какие сейчас реформы интересуют послов?
— Группа послов G7 начала свою деятельность в 2015 году, и действует уже пять лет. Когда начался коронакризис, мы задумались, что будем делать дальше. Но все же мы пытаемся каким-то образом встречаться с чиновниками: или по видеосвязи, или даже лично, так как страны G7 и Евросоюз убеждены, что реформы на Украине останавливать нельзя. Мы организуем встречи по крайней мере раз в неделю, иногда даже чаще. Накануне мы встречались с Дмитрием Разумковым (председателем Верховной рады — прим. ред.) в резиденции посла США, а еще раньше с представителем МВФ на Украине. (Смеется) К счастью, все мы пока здоровы.
Если говорить конкретнее, то ежегодно мы определяем приоритетные сферы реформ, в которых будем интенсивно помогать Украине. В этом году обозначено пять таких сфер: верховенство права и борьба с коррупцией; экономический рост; эффективное управление; развитие; безопасность и оборона. Несмотря на то, что все пять являются важными, одну из этих тем — «верховенство права и борьба с коррупцией» мы считаем приоритетной и самой обширной. В этом вопросе у G7 есть консенсус. И я, конечно, знаю, что правительство Украины тоже занимается этим важным вопросом.
— Каким образом Группа послов помогает Украине в области судебной и антикоррупционной реформы?
— Самое важное — это правильно создать правовые рамки. С тех пор как на Украине началась нынешняя реформаторская волна, было принято очень много законов. В этом процессе мы помогаем Украине в основном, в тщательной разработке законопроектов и во внесении изменений в действующие законы, в соответствии с международными стандартами. Но важно то, что главную роль здесь играет Украина, то есть парламент, правительство, органы власти являются основными игроками. Мы лишь как вспомогательная сила, помогаем создать основу.
— Знаем, что помощь в реформах не всегда проходит гладко. Где именно ощущаете сложность?
— Реформа — это всегда чрезвычайно сложное дело. Представьте, что вы должны изменить свою жизнь. Менять что-то всегда очень сложно. Поэтому я поддерживаю усилия Украины, которые она приложила с момента независимости, а особенно после Майдана (революции Достоинства — прим. ред.), осуществляя реформы. Хотя, возможно, нельзя сказать, что этого было достаточно, но я искренне считаю, что эти усилия поразительны. Были внесены изменения во многие структуры страны, и эти преобразования — не простое достижение. Мы все понимаем это, и высоко оцениваем намерение украинцев изменить себя, несмотря на проблемы в их осуществления. Сложность реформ заключается в достижении консенсуса относительно направления и скорости изменений и в определении приоритетных сфер.
— Как часто послы G7 встречаются?
— Между собой несколько раз в месяц. Учитывая еще наши встречи с украинскими чиновниками, мы видимся от одного до нескольких раз в неделю.
— Вы довольно интенсивно работаете вместе.
— Так и есть.
— Недавно на Украину прибыл новый глава офиса Японского агентства международного сотрудничества (JICA) в Киеве. Это, наверное, означает, что Япония намерена продолжать всесторонне помогать Украине. Расскажите, пожалуйста, об основной помощи, которую получает Украина.
— С момента обретения Украиной независимости в 1991 году общая сумма нашей помощи превысила 3,1 миллиарда долларов. Из них 1,87 миллиарда долларов было привлечено после Майдана, когда мы ускорили реализацию помощи реформам.
Среди наших крупнейших проектов — реконструкция Бортнической аэростанции. Около нее, особенно летом, чувствуется странный запах. Мы реализуем проект по ее реконструкции, с целью исправить ситуацию для населения. Сейчас проходит тендер. Хотим применить самую прогрессивную японскую технологию.
Еще один масштабный проект, который мы стремимся реализовать, — строительство нового моста в Николаеве. В Причерноморье очень часто появляются пробки на дорогах по направлению на запад, и в частности там, где они соединяются с центральными улицами Николаева. Суть нашего проекта заключается в преодолении этих дорожных пробок путем строительства моста и создания объездной дороги. К большому сожалению, сейчас Крым незаконно оккупирован Россией и, как следствие, дороги на Причерноморье стали стратегически важными. Мы хотим сделать этот маршрут более удобным. С японской стороны уже завершилась фаза технико-экономического обоснования.
Кроме того, в министерстве финансов в качестве советника министра работает японский эксперт. Также мы осуществляем помощь общественному вещанию Украины. Еще у нас существует желание заниматься вопросом управления отходами. Сейчас, из-за коронакризиса, довольно сложно отправлять экспертов на Украину, но все будет продолжено, как только он разрешится.
Украинская ИТ-отрасль: интерес японских компаний растет
— Японская организация по развитию внешней торговли (JETRO) недавно опубликовала отчет о состоянии ИТ-отрасли на Украине, в котором был рассмотрен ее потенциал. Во время прошлогоднего визита в Японию, президент Зеленский обсудил тему ИТ с экс-премьером Японии Синдзо Абэ. На ваш взгляд, существует ли перспектива сотрудничества в ИТ-сфере между Японией и Украиной?
— Считаю, что есть огромная перспектива. Перед этой встречей глав государств Украины и Японии в октябре прошлого года мы обратились к Токио и к нашему МИД с особой рекомендацией: продвигать сотрудничество в ИТ-отрасли, потому что у Украины для этого имеется большой потенциал. В июне 2019 года генеральный директор японской компании Rakuten Хироши Микитани, посетил Украину. Rakuten известен коммуникационной платформой Viber на Украине. Эта компания сейчас планирует расширять свою деятельность на Украине. Думаю, что это очень хорошо.
Я хочу, чтобы и другие японские компании осознали настоящий потенциал Украины в ИТ-сфере, и начали сотрудничество. Предполагаю, что их заинтересованность постепенно будет только усиливаться. Например, когда мы пригласили вице-премьера — министра цифровой трансформации, Михаила Федорова (тогда-заместитель председателя офиса президента) и японских бизнесменов в мою резиденцию и провели презентацию об ИТ-сфере на Украине, то в этом мероприятии приняли участие не только представители японских компаний на Украине, но также Польши и других стран.
— В чем именно заключается интерес этих японских компаний?
— Я не эксперт в этой области, но считаю, что на Украине неплохо разрабатываются новые программы, то есть на лицо имеется преимущество в разработке технологий. Бывают случаи, когда мы ежедневно пользуемся приложениями, не зная, что на самом деле их создали украинские разработчики. Эстония стала известной в мире благодаря достижениям в ИТ-отрасли, но мало, кто знает, что когда эстонские ИТ-компании продвигаются за границу, то они часто открывают свои офисы в первую очередь на Украине.
— Потому что на Украине существуют высококлассные разработчики.
— Именно так. И их немало. Видимо, эксперты понимают это.
— Какие еще сферы интересуют японских инвесторов на Украине?
— Традиционно японцы работают в сферах продажи автомобилей и производства автомобильных запчастей, которые потом они экспортируют в ЕС. Производство кабельных сетей для электропроводки автомобилей требует интенсивного труда и высокой квалификации. Японские компании Fujikura, Yazaki и Sumitomo производят их на Украине и экспортируют в другие страны. Panasonic тоже присутствует. Табачная компания JT International также инвестирует здесь.
Последней тенденцией является увеличение инвестиций в аграрные отрасли. Я думаю, что инвестиции для аграриев могут расти и дальше, но, видимо, здесь появляется проблема в расстоянии. Экспортировать украинскую аграрную продукцию кораблем в Японию обходится очень дорого. Впрочем, потенциал в инвестициях в эту сферу все же имеется. Это просматривается в возможностях сбыта продукции в Европу или на Средний Восток.
Считаю, что существует много сфер, которые будут развиваться и дальше.
Смена правительства в Японии: чего ожидать от новых «Слуг народа»
— Новый премьер-министр Японии Йошихиде Суга сформировал свое правительство. Кстати, Суга назвал его «кабмин, который будет служить народу». Звучит это как «Слуга народа» по японскому типу. Думаю, что власти обеих стран в какой-то степени могут иметь сходство. Что нам стоит ожидать от нового правительства Японии?
— Во время недавнего конкурса глава партии Суга постоянно заявлял, что он продолжит политику Абэ. Поэтому, я думаю, что Суга будет продолжать и внешнюю политику своего предшественника. В течение периода правления Абэ, который длился семь лет и восемь месяцев, между нами было налажено немало контактов, и реализовано много проектов по сотрудничеству. Предполагаю, что они будут продолжаться и в дальнейшем. В правительстве Суги не будет изменений курса относительно Украины.
— Согласно различным официальным сообщениям, вы часто обсуждаете с украинскими чиновниками вопросы безопасности и сотрудничества. В 2018 году между двумя странами был подписан меморандум по обороне, министры обороны обеих стран впервые встретились в феврале этого года в Мюнхене, а представители высоких чинов сухопутных сил самообороны Японии посетили Киев в этом году. Можете ли назвать главные результаты сотрудничества в этой сфере?
— Сначала замечу, что я встречаюсь с разными представителями власти, и особо не выделяю руководителей органов безопасности или оборонного ведомства Украины. В то же время, сфера безопасности в целом чрезвычайно важна для отношений с любым государством. Прежде всего необходимо более тщательно выстроить взаимопонимание в этой сфере, потому что она имеет большое влияние на другие сферы, такие, как политическая, экономическая и общественная.
Осенью 2018 года Япония и Украина провели политические переговоры, касающиеся вопросов обороны, на которых встретились представители министерств иностранных дел и обороны обеих стран и подписали меморандум по обмену, касающемуся обороны. Важно начинать с таких шагов, чтобы обе стороны смогли понять опасные обстоятельства друг друга и построить исчерпывающее понимание о них с целью продвижения дальнейшего сотрудничества. Сейчас самое главное — создать предпосылки такого понимания, совершая взаимные визиты, проводя встречи.
Кроме того, есть еще одна важная отрасль — сотрудничество в области кибербезопасности. Мало кто знает, но для Украины Япония была первым государством, с которым она наладила экспертно-межведомственные консультации по кибербезопасности. Впервые Япония и Украина провели их в декабре 2016 года, а в январе этого года — во второй раз. В результате обе страны отметили, что это было очень полезно. Япония проводит такие консультации только с ограниченным количеством стран (чуть больше десятка), и Украина является одной из них. Мы высоко оцениваем возможности Украины в этой сфере, и также верим, что сотрудничество с Японией является полезным для Украины, поэтому и в дальнейшем хотим его продолжать.
— Вы поставляете медицинское оборудование в военные госпитали. Это тоже является сотрудничеством в этой области?
— Содействие в реабилитации солдат, раненых в Донбассе, предоставление различного оборудования в военные госпитали можно тоже воспринимать как часть обмена по безопасности и обороне, но такая помощь имеет также и гуманитарный аспект.
— Украинской стороной было объявлено, что японские представители примут участие в военных учениях «Си бриз» в 2020 году, но этого не произошло. Действительно ли был такой план?
— Существуют разные форматы участия в военных учениях. Япония рассматривала участие в формате отправки наблюдателей, а не военных кораблей. Однако, опять же из-за коронавируса, изменился план учения «Си бриз», и было решено проводить его на бесконтактной основе, то есть только на воде. Поэтому мы не смогли отправить нашего наблюдателя. Но мы действительно рассматривали вариант участия в формате наблюдения.
— Учения «Си бриз» — это ежегодный учебный процесс. Есть ли вероятность участия Японии в будущем?
— Конечно, Япония постоянно с интересом следит за этой подготовкой.
— Что нужно для развития сотрудничества между Японией и Украиной в сфере безопасности и обороны в дальнейшем? Имеются ли какие-то преграды сейчас?
— О каких-то преградах мыслей не возникало. Но снова повторюсь: важнее всего понять, какие проблемы по безопасности имеет каждая сторона, и какие меры мы планируем предпринимать. Построение такого понимания — это самое главное. Не только обмен словами, а также и совместная деятельность, например, участие в учениях, проведение консультаций по кибербезопасности — это и есть шаги вперед, которые постепенно выстроят понимание между обеими странами.
Позиция Японии по Крыму: твердая и принципиальная
— Украинские эксперты часто называют Российскую Федерацию «общей угрозой» для Украины и Японии, указывая на существование оккупированных ею территорий — Крыма и Северных территорий. Однако, согласно различным официальным документам Японии по вопросам безопасности и обороны, Токио не считает Россию угрозой. Например, в Белой книге обороны Японии, которая была опубликована в июле этого года, в центре внимания находится КНР, и в меньшей степени Северная Корея. Между тем, Украина признала Китай стратегическим партнером, и сегодня придает особое значение экономическим отношениям с ним. Очевидно, что между Токио и Киевом существуют разные взгляды на безопасность в соответствии с обстоятельствами, в которых они оказались. Не создает ли это различие видений какие-то недоразумения, когда вы обсуждаете возможное сотрудничество в сфере обороны и безопасности?
— Во время встреч с украинскими чиновниками при обсуждении вопросов безопасности и обороны мне иногда казалось, что надо еще больше углублять понимание, но ни разу я не почувствовал существование какого-то недопонимания. Украинская сторона хорошо понимает ситуацию, в которой оказалась Япония в отношении России и других стран, а также наши обстоятельства в сфере безопасности. Нужно углублять понимание некоторых аспектов, но то, что когда-то возникнет недопонимание между нами, об этом совсем не думаю.
— Россия в июне-июле провела голосование по изменениям в конституцию, а тринадцатого сентября местные выборы, однако различные страны объявили, что они не признают части «голосования», которое было «проведено» во временно оккупированном Крыму, потому что Крым — это Украина. Напомню, что в 2016-м и 2018-м годах посольство Японии также делало такие заявления, что правительство Японии не признает выборов и их результатов в Крыму, потому что «Япония не признает незаконной аннексии Крыма Российской Федерацией в марте 2014 года». Но в этом году подобных заявлений не прозвучало. Какова позиция правительства Японии относительно проведения этого «голосования» и «выборов», проведенных Россией в оккупированном Крыму?
— Самое главное, что позиция правительства Японии о том, что «аннексия» Россией Крыма является незаконной и такой, которую мы абсолютно не можем признать, является четкой. Это является нашей принципиальной позицией по этому вопросу, и она не изменится. Соответственно, исходя из этой позиции, мы никогда не признаем каких-либо действий, в том числе, «местных выборов» или чего-то еще, что Россия осуществляет в Крыму на основе того, что якобы юрисдикция российской власти распространяется на эту территорию. Я скажу четко, что, несмотря на то, делаем ли мы каждый раз заявления или нет, эта наша принципиальная позиция и она никогда не изменится. Я подтверждаю это, по мере необходимости, в разных ситуациях.
— В прошлом году, как и в предыдущие годы, Япония поддержала две крымские резолюции в ГА ООН, но она впервые не стала их соавтором. Не является ли это признаком корректировки позиции Японии по Крыму?
— Совсем нет. Как я уже отмечал, самое важное состоит в том, что позиция японского правительства, которая заключается в непризнании незаконной «аннексии» Крыма, остается неизменной. Что касается резолюций ГА ООН, мы всегда всесторонне анализируем их проекты, но в прошлом году мы не стали соавтором, хотя мы проголосовали за них. Мы будем действовать в соответствии со своей неизменной позицией относительно непризнания незаконной «аннексии» Крыма. Хочу, чтобы вы понимали, что это твердая позиция Японии, несмотря на то, выступаем мы соавтором или нет.
— Здесь понятно. В то же время замечу, что Украина всегда обращает внимание на такие изменения. В результате этого, на Украине возникает опасение, что международное сообщество, в том числе Япония, возможно, теперь в меньшей степени, чем раньше, обращает внимание на украинско-российскую войну и вопрос оккупации Крыма, и возвращается к состоянию «business as usual» («обычного сотрудничества») с Российской Федерацией. Поэтому я попрошу вас еще раз подтвердить японскую позицию относительно Крыма и Донбасса.
— Прежде всего мы неуклонно поддерживаем суверенитет и территориальную целостность Украины. Мы не признавали, не признаем и никогда не признаем незаконной «аннексии» Крыма Россией. Слово «аннексия» должно стоять в кавычках. Относительно Донбасса, японская позиция заключается в том, и это важно, чтобы все стороны, но прежде всего Россия, полностью выполнили Минские договоренности.
— Японские санкции против РФ будут продолжаться до тех пор, пока не будет восстановлена территориальная целостность Украины, включая украинский Крым?
— Мы считаем важным существование солидарности со стороны G7 по вопросам санкций против России. В разных случаях я часто озвучиваю, что продление этих санкций связано с выполнением Россией Минских договоренностей и уважением ею суверенитета Украины.
— А как насчет санкций, связанных с вопросом Крыма?
— Мы считаем важным и солидарность G7 и по вопросу Крыма.
— Как Япония относится к идее Трампа — вернуть Россию в «Большую семерку»?
— Президент Трамп, кажется, в прошлом году говорил о G8 (возвращении России в G7/8 — прим. ред.), а в этом году выступил с идеей включить еще несколько стран в эту группу. Впрочем, позиция Японии очень четкая и простая — чрезвычайно важно сохранить рамки G7.
Азиатская стратегия Украины: Токио приветствует
— Министр иностранных дел Дмитрий Кулеба отмечает, что Украина намерена развивать азиатский вектор внешней политики. В МИД разрабатывают азиатскую стратегию, и новый посол Украины в Японии Сергей Корсунский в интервью для «Укрiнформа» уже говорил о ней. Также заместитель председателя офиса президента Игорь Жовква назвал Японию одной из приоритетных стран в регионе для Украины. Что мы можем ожидать от этой пока декларативной активизации?
— Для Украины важным стержнем внешнеполитической стратегии является евроинтеграция. Мы это хорошо понимаем, и поддерживаем ее в этом. Кажется, что министр Кулеба употребил выражение «поворот к Азии». Мы понимаем, что это означает, что Украина и дальше будет продвигаться в своем евроинтеграционном направлении, и одновременно будет распространять свое внешнеполитическое присутствие в Азии, то есть это является расширением рамок украинской дипломатии. Мы приветствуем такое рассуждение.
Если Украина хочет укрепить отношения в этом контексте с Японией, то нам это было бы еще более привлекательным. Но я хочу подчеркнуть, что Япония поддерживает Украину не как «азиатский представитель». Мы не позиционируем себя таковым. Япония поддерживает Украину и сотрудничает с ней из-за того, что Япония разделяет с Украиной основные ценности, такие как свобода, демократия, верховенство права и тому подобное. Также мы не думаем, что вопросы Донбасса и Крыма являются характерными вопросами только для Европы, или для региона, где Украина расположена. Мы осознаем, что это глобальные проблемы, и исходя из этого понимания, мы намерены и в дальнейшем политически и экономически поддерживать Украину и продолжать сотрудничество. Это важно.
Я сказал, что мы будем приветствовать, если Украина будет больше укреплять отношения с Азией. Если в этом процессе Украина сможет донести до многих азиатских стран, что вызовы, которые Украина хочет преодолеть сейчас, имеют глобальные подтексты, то, по моему мнению, это будет прекрасно.
— Традиционно Япония имеет успешный опыт и благоприятные отношения со многими азиатскими странами, такими как Индия или страны АСЕАН. Японская дипломатическая концепция «Свободный и открытый Индо-Тихоокеанский регион» (Free and Open Indo-Pacific) также в основном фокусируется на отношениях с азиатскими странами. В то же время, присутствие Украины в этом регионе пока небольшое, что подтверждается результатом голосования за крымские резолюции в ГА ООН, которые из Азии поддерживают только Япония и Турция. Может ли Япония помочь Украине в продвижении интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе? Что японцы могут посоветовать украинцам в этом направлении?
— В истории украинской внешней политики было относительно не много контактов с азиатскими странами. Во время встреч с украинскими чиновниками я делюсь и в дальнейшем также буду делиться своими мыслями о том, что происходит в Азии; что думают азиатские страны; как они смотрят на сотрудничество с Европой; как представляется Европа глазами Азии и т.д. Повторюсь, что проблемы, которые Украина старается решить, не являются чисто европейскими. Они являются такими, которые имеют глобальный подтекст. Я считаю важным, чтобы азиатские страны поняли это.
— Имеете в виду проблемы Донбасса и Крыма?
— Да, и не только это. Вопросы построения верховенства права и демократические процессы, которые происходят на Украине. Все эти проблемы носят глобальный характер.
Пандемия: что такое «санмицу» и почему «Авиган» еще не передан Украине
— Коронавирусная пандемия продолжается. Влияет ли это как-то на вашу ежедневную работу? Как вы работаете с учетом ограничений?
— Работа дипломатов может быть эффективной, только тогда, когда мы встречаемся с другими людьми. Поэтому большая проблема состоит в том, что сейчас из-за пандемии сложно проводить большие встречи и приемы. Тем не менее, возможность проводить встречи при соблюдении мер предосторожности еще существует. Я стараюсь проводить встречи, надевая маску и соблюдая социальную дистанцию. Также мы часто организовываем видеоконференции.
— Количество случаев covid-19 на Украине в последнее время — примерно пять тысяч человек в сутки, а в Японии — шестьсот. В чем секрет японского умеренного успеха? В чем разница с украинскими мероприятиями?
— Полноценно это сравнивать невозможно, в каждой стране разные обстоятельства, история, традиции и восприятие людей. Поэтому я расскажу только, какие меры принимаются в Японии. По моему мнению, самым главным является то, что в большой степени существует общее понимание в обществе — что именно каждый гражданин должен делать для предотвращения распространения вируса. Например, до сих пор многие люди ездят в метро или поездах, но почти все одевают маски. Стоит напомнить, что маски применяются не столько для защиты от инфицирования себя лично, а для предотвращения передачи вируса другим. Поэтому лишь тогда, когда все будут пользуются ими, они будут эффективными, а если носят только один-два человека, то в этом нет смысла. В Японии люди это очень хорошо понимают.
А также необходимо избегать «санмицу», как мы называем это на японском. На английском — «Avoid the 3Cs» («Избегай трех C»), то есть, «Closed spaces» («закрытое пространство»), «Crowded spaces» («скопление людей в одном месте»), и «Closed-contact setting» («разговоры в непосредственной близости»). Надо избегать места, в которых эти три условия происходят одновременно. Этот лозунг — «избегай трех С» — довольно распространен в японском обществе. Кстати, ВОЗ также приняла этот лозунг. Кроме того, в некоторых ресторанах между посетителями установлены пластиковые перегородки. Немного странно, но мы тоже установили такие перегородки на столе в своей резиденции, и так принимаем пищу в обед и ужин. Кроме того, в учреждениях социальной помощи персонал чрезвычайно внимательно относится к пожилым людям.
Следовательно, важным фактором является то, что среди большинства граждан уже сформировалось общее понимание того, что необходимо делать. Это первое. Второе, большую роль играет общегосударственная социальная система страхования. Практически все население имеет медицинскую страховку, поэтому людям не нужно платить огромные суммы в больницах, и они ходят к врачам без барьеров. Если почувствуют себя плохо, то сразу обращаются к врачам. Такая социальная система очень важна.
— В последнее время на киевских улицах только небольшое количество людей надевают маски. Почему в Японии распространено такое общее понимание относительно превентивных мер?
— Как я отметил ранее, неуместно просто сравнивать Украину с Японией. Но, возможно, японцы имеют жесткие убеждения, что нужно придерживаться установленных правил. Например, японское правительство предлагает рекомендации для предотвращения распространения вируса: в частности, рестораны стоит закрывать вечером до наступления конкретного времени, или в поездах следует вести себя так или иначе. При этом правительство не обязывает граждан действовать подобным образом, а лишь рекомендует. Штрафов не вводилось ни разу, но все равно люди придерживаются этих рекомендаций.
— Весной этого года Япония объявила решение предоставить Украине препарат «Авиган», который, по ожиданиям, может стать эффективным в лечении коронавирусной инфекции. Потом, в течение полугода, не было дальнейших новостей относительно этого предложения, а девятого октября на заседании кабинета министров Украины было принято решение относительно получения «Авигана». Когда «Авиган» будет предоставлен Украине?
— Мы очень рады тому, что кабмин, наконец, принял официальное решение о получении препаратов, которые имеют общее название «Фавипиравир». Японская сторона была готова к этому уже полгода назад, поэтому мы сможем отправить их на Украину в ближайшее время, как только будет соответствующее поручение правительства Украины для посольства Украины в Токио и состоится обмен необходимыми документами с МИД Японии.
Попутно расскажу вам о хронологии этой истории. В марте этого года через посольство Украины в Токио мы получили обращение Киева с просьбой предоставить эти препараты Украине. Мы в посольстве Японии на Украине, узнав об этом, хотели принять решение как можно быстрее, учитывая важность отношений с Украиной. И в начале апреля японское правительство приняло исключительно быстрое решение предоставить эти препараты Украине.
Хочу отметить один важный момент. Министерством благосостояния и труда Японии «Фавипиравир» еще не обозначен как лекарство против covid-19. Насколько мне известно, абсолютно эффективных и безопасных препаратов, признанных миром, еще почти нет, кроме нескольких препаратов, которые признали лишь несколько стран. «Авиган», то есть «Фавипиравир», так же проходит последнюю фазу клинических испытаний в Японии. Мы бесплатно предоставляем «Фавипиравир» странам, которые готовы вместе с нами проводить эти клинические испытания и предоставлять нам его результаты. Так мы начали это сотрудничество. Итак, мы не намерены навязывать этот препарат. Мы решили предоставить его по просьбе Украины, но не заставляем принимать участие в клинических испытаниях. Мы уважаем решение Украины, поэтому просто ждали ее окончательного решения.
Кстати, мы получили обращение примерно от восьмидесяти государств, в том числе стран ЕС. Но из-за ограниченного количества препарата мы должны были выбрать примерно пятьдесят стран. В течение последних пяти месяцев уже завершена передача почти всем странам, кроме Украины.
— Сколько «Авигана» или «Фавипиравира» планируется предоставить Украине?
— Двенадцать тысяч двести таблеток, это для ста человек. По сравнению с другими странами, обратившимися за препаратом, это много. И я сердечно молюсь, чтобы коронавирусная пандемия на Украине как можно скорее завершилась.
Украинский язык: какое любимое слово посла
— Спрошу о вашем личном опыте на Украине. Уже прошло примерно полтора года с начала вашей работы на Украине?
— Год и девять месяцев.
— Уже довольно много. Знаю, что раньше вы также бывали на Украине, но с началом вашей работы в качестве посла, вы узнали или открыли для себя что-то новое здесь?
— Я бы скорее назвал это подтверждением своих прошлых впечатлений, относительно уважения людей. Люди на Украине относятся к нам очень тепло. Это можно понять только тогда, когда начинаешь жить здесь. Я раньше бывал на Украине несколько раз, но живу здесь впервые. И мне очень приятно ощущать такую приветливость людей. Например, когда я только начал работать в посольстве Японии, во время прогулки по улицам Киева незнакомая женщина мне сказала: «Добро пожаловать на Украину!» Я услышал это от совершенно незнакомого мне человека, да еще в незнакомом городе. За тридцать девять лет своей дипломатической жизни такой опыт у меня был впервые. При этом я почувствовал, что она сказала это вовсе не в шутку, а вполне искренне. И мне это было очень приятно. Я чувствую такую доброту и тепло людей в этой стране, и это самая большая радость для меня.
— А как на работе? Что больше всего поражает вас на должности посла Японии на Украине? В чем чувствуете особенность и вызовы вашей миссии на Украине?
— У меня появляется особое ощущение, что мы помогаем проведению реформ и выполнению различных задач, стремясь к тому, чтобы этот путь был как можно лучшим как для государства, так и для граждан Украины. И это несмотря на то, что мои силы скромны. В этом я чувствую ценность своей работы. Кстати, во многих других странах подобного ощущения у меня не возникало.
— Помощь, которая двигает страну вперед.
— Да. Украинцы очень откровенно доверяют нам свои мысли и серьезно относятся к нам, ведут с нами важные дискуссии. И это очень мотивирует меня.
— Вы являетесь экспертом по русскому языку в японском МИД, но в интервью газете «День» вы сказали, что у вас появилось желание говорить на украинском языке. Мы видим, что на странице посольства в фейсбуке, вы выгружаете различные видео на украинском языке. Какого уровня вы достигли в овладении украинским языком?
— Теперь могу говорить на нем неплохо (смеется). Правда, любой язык имеет свою оригинальность, а украинский язык особенно емкий, поэтому его выучить нелегко. Но я могу покупать вещи в магазинах, проводить повседневные беседы на украинском языке. А с выступлениями ситуация немного иная, потому что я готовлю их заранее, поэтому умею высказываться полностью на украинском языке. Я теперь лучше понимаю собеседников, когда они говорят на повседневные темы. Хотя мне еще надо учиться и учиться.
— Есть ли у вас любимое украинское слово?
— «Гарна» (хорошая).
— О да, оно замечательное.
— Очень красивое слово. «Гарна».
— После назначения заместителем министра иностранных дел Эмине Джапаровой, вы поприветствовали ее на крымско-татарском языке. Вы изучаете его?
— Мне лично это интересно, но я еще не начал изучать крымско-татарский язык. Если честно, перед встречей с госпожой Джапаровой, я запомнил только приветствие «Selâm aleyküm (Селям алейкум)». Я работал раньше послом Японии в Пакистане, и тамошнее приветствие «Ассалам алейкум» несколько похоже на крымско-татарское, поэтому и запомнил его.
— Многие украинцы влюблены в японскую культуру. Планируются ли, несмотря на эпидемию, какие-то культурные акции на Украине своего рода дней японской культуры или истории, или современного искусства, наподобие тех, которые несколько лет назад проводились в Мыстецком арсенале (арсенал искусств)? Или, возможно, какие-то онлайн-акции, например, о современной японской литературе и кинематографе?
— Дни Японии, то видимому, вы имеете в виду мероприятия в рамках проведения года Японии на Украине (в 2017 году — прим. ред.). Это тогда, когда было осуществлено много различных ярких мероприятий. Я хотел бы, чтобы было так же, и мы планировали различные мероприятия в этом году, но, к большому сожалению, это стало невозможным в связи с коронавирусом. Сейчас трудно прогнозировать на будущее, но есть идеи в плане того, что можно провести, когда ситуация стабилизируется. Еще рассматриваем онлайн-мероприятия, например, о японском искусстве или культуре, с целью порадовать украинцев. Думаем, как можно это реализовать. Конечно, мы хотим продолжить всевозможные мероприятия.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
426

Похожие новости
28 ноября 2020, 13:10
28 ноября 2020, 09:20
29 ноября 2020, 15:40
29 ноября 2020, 00:30
30 ноября 2020, 01:10
30 ноября 2020, 08:50

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
28 ноября 2020, 13:10
29 ноября 2020, 23:20
29 ноября 2020, 13:50
29 ноября 2020, 13:50
30 ноября 2020, 03:10
29 ноября 2020, 11:50

Выбор дня
29 ноября 2020, 12:20
29 ноября 2020, 23:20
29 ноября 2020, 14:20
30 ноября 2020, 08:50
29 ноября 2020, 23:50

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
24 ноября 2020, 10:20
27 ноября 2020, 20:00
23 ноября 2020, 15:20
27 ноября 2020, 23:50
27 ноября 2020, 16:10
24 ноября 2020, 04:40
25 ноября 2020, 03:20