Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Почему у Америки нет иного выбора, кроме компромисса с Россией

Будущие историки вполне могут назвать знаменательную речь Владимира Путина 1 марта 2018 года поворотным моментом новой «Большой игры» в Евразии. Аргументы, подтверждающие это мнение, представлены в книге военного аналитика Андрея Мартьянова «Потеря военного превосходства: близорукость американского стратегического планирования».
Подпись к изображению: Российские боевые корабли, в том числе «Адмирал Горшков» (второй слева), недалеко от военно-морской базы в Кронштадте во время подготовки к параду, 20 июля 2018 года
Мартьянов обладает уникальными качествами для решения поставленной задачи. Родившийся в Баку в  начале шестидесятых, до 1990 года он был офицером Военно-морского флота СССР. В середине девяностых Мартьянов переехал в Соединенные Штаты и в настоящее время работает руководителем лаборатории в аэрокосмической компании. Он принадлежит к крайне редкой категории экспертов, а именно к военно-морским аналитикам высшего уровня, специализирующимся на США и России.
Чередуя цитаты из Алексиса де Токвиля и Льва Толстого с выкладками по поводу баланса сил в советскую эпоху и после ее завершения, Мартьянов тщательно прослеживает, как единственная страна на планете, «которая способна в случае войны нанести поражение Соединенным Штатам обычными средствами», отреагировала на ситуацию, когда «любой конструктивный диалог между российскими и американскими политиками практически  невозможен».
Конечный вывод автора: имидж непобедимости американской армии является результатом «неразбавленного» высокомерия, иллюзий, основанных на якобы позитивном опыте «Бури в пустыне», когда США разбили слабую и отвратительно подготовленную армию Саддама Хуссейна.
Военно-промышленный комплекс США получает прибыль от совокупного бюджета всех силовых структур, составляющего около 1 триллиона долларов. Единственным способом оправдания таких колоссальных расходов является фабрикация смертельной внешней угрозы: России. Это ключевая причина, по которой военно-промышленное лобби не позволит президенту Дональду Трампу даже попытаться нормализовать отношения с Россией.
Однако, теперь началась совершенно другая игра, поскольку США столкнулись с грозным противником, который, как подробно объясняет Мартьянов, обладает пятью важнейшими качествами. Во-первых, по уровню командования, контроля, связи, разведки и слежения Россия не уступает Америке  или даже превосходит ее. Во-вторых, новые системы вооружений опережают уровень потенциального противника. В-третьих, потенциал России в области средств электронной войны, как минимум, полностью соответствует возможностям США. В-четвертых, системы противовоздушной обороны России превосходят возможности авиации США. И, наконец, российские дозвуковые, сверхзвуковые и гиперзвуковые крылатые ракеты большой дальности угрожают не только империи военных баз США, но даже всей материковой части их территории.
Однако, как же так, как мы оказались в такой ситуации? Мартьянов утверждает, что Россия на протяжении первого десятилетия нынешнего века потратила  немало времени, «разбираясь со своим положением с точки зрения замкнутых технологических циклов, локализации и производства». Например, сегодняшняя Германия, даже обладая крупной и более развитой экономикой, «не способна спроектировать и построить новейший истребитель с нуля», в то время как Россия способна. Германия «не имеет космической индустрии, а Россия имеет».
Что же касается тех, кого в США считают «экспертами» по России, они никогда не замечали этих технологических прорывов. Они просто не в состоянии понять огромную разницу между процессами, связанными с виртуальной монетизированной экономикой и производством современных боевых систем управления или сверхсовременных истребителей.
Центральной идеей книги является развенчание американской военной мифологии. Оно должно включать глубокую переоценку Второй мировой войны и пересмотр того, как советский Военно-морской флот ликвидировал технологический прорыв с ВМС США к середине семидесятых годов, несмотря на то, что они оставались «силой обеспечения превосходства на море, предназначенной исключительно для сдерживания». Советский флот, как и нынешний ВМФ России, «в основном был призван выполнять единственную цель: предотвратить нападение НАТО на СССР с моря».
Что касается постсоветской эпохи, совершенно очевидно, что Россия была вынуждена разрабатывать взвешенную стратегию противодействия непрерывному продвижению НАТО на восток, в явное нарушение (вербального) соглашения между Джорджем Бушем-старшим и Михаилом Горбачевым.
И это приводит нас к святая святых, излюбленной мантре Вашингтона, «российской агрессии». Даже несмотря на то, что Россия «способна нанести серьезный ущерб НАТО, зачем ей нападать на европейские страны, которые гораздо более выгодны для России свободными и процветающими, а не разрушенными и порабощенными?»
Седьмая глава книги, озаглавленной «Провал современной геополитической перегруппировки», возвращает нас к другому поворотному моменту истории. Речь о параде Победы в Москве в 2015 году. Путин и президент Китая Си Цзиньпин сидят рядом на трибуне, наглядно демонстрируя худший кошмар Збигнева Бжезински: «две мощнейшие евразийские державы, объявившие о полной независимости от американской концепции мирового порядка».
А затем была российская военная кампания в Сирии. И 7 октября 2015 года шесть крылатых ракет 3М14 «Калибр» были запущены с интервалом в пять секунд с малых ракетных кораблей ВМФ России в Каспийском море по объектам террористической группировки «ДАИШ» в Сирии. Авианосец USS Theodore Roosevelt и его боевая группа сразу поняли сигнал русских и мгновенно покинули Персидский залив.
С тех пор подобные сигналы становились все более мощными: Восточное Средиземноморье, Черное море и «зона ответственности ВМФ России в Тихом океане» стали «полностью защищенными от проникновения любого противника».
Урок истории с залпом «Калибров» из Каспийского моря, пишет Мартьянов, заключается в том, что «впервые было открыто продемонстрировано, и мир принял это к сведению, что американская глобальная монополия на силу разрушена». Он пишет, что «в Донбассе и особенно в Сирии Россия показала, что американское геополитическое и военное превосходство – не более чем блеф». Именно это и стало краеугольным камнем нынешней «беспрецедентной кампании антироссийской истерии в США».
Таким образом, мяч (как и тот, что Путин подарил Трампу в Хельсинки) находится на стороне Соединенных Штатов. В то же время, нельзя недооценивать «смертоносное сочетание невежества, высокомерия и отчаяния современных американских элит».
Уже во время предвыборной кампании, Трамп неоднократно заявлял, что он будет оспаривать мировой порядок, сложившийся после холодной войны. Встреча в Хельсинки стала наглядной демонстрацией того, что затея Трампа «осушить болото» столкнулась с несокрушимой стеной, поскольку «болото» не намерено брать пленных в своей войне за сохранение за собой триллионного бюджета.
Российская же дипломатия, напротив, как еще раз подтвердил на прошлой неделе сам Путин, непреклонна в своем стремлении любой ценой не допустить новой холодной войны. Однако, на всякий случай, Министерство обороны России уже официально заявило о создании вооружений нового поколения, часть из которых уже поступили в войска.
Совершенно очевидно, что Трамп применяет тактику Киссинджера «разделяй и властвуй», пытаясь ослабить политические и экономические связи России с двумя другими полюсами евразийской интеграции, Китаем и Ираном.
Тем не менее, «болото» не в состоянии увидеть общую картину, о чем свидетельствует дискуссия между двумя из тех немногих американцев, которые действительно обладают глубоким знанием России. Профессор Стивен Коэн и профессор Джон Миршаймер абсолютно правы: ничего невозможно сделать до тех пор, пока русофобия лежит в основе американской внешней политики.
Мартьянов подробно объясняет, почему новейшие российские системы вооружений повлекут за собой масштабные стратегические и исторические последствия. С появлением баллистических ракет, способных двигаться по траекториям, делающим бесполезной любую противобаллистическую защиту, разрыв между Россией и США в ракетной сфере превратился в «технологическую бездну». Звездные войны и все, что с ними связано, если использовать термин Трампа, безнадежно устарели.
Комплекс «Кинжал» – «оружие, полностью меняющее баланс сил, в геополитическом, стратегическом, оперативном, тактическом и психологическом аспектах». Если коротко, то «никакая современная или перспективная система противовоздушной обороны, имеющаяся сегодня у НАТО, не в состоянии перехватить ни одну ракету с такими характеристиками».
Это означает, помимо прочего, что Россия может сделать бесполетной зоной все небо над Восточным Средиземноморьем, не говоря уж о Персидском заливе. И это выходит за рамки нарушения симметрии – речь идет уже об «окончательном формировании совершенно новой парадигмы» в военной технике.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1522

Похожие новости
22 октября 2018, 19:20
22 октября 2018, 10:10
22 октября 2018, 02:00
22 октября 2018, 15:40
22 октября 2018, 13:00
22 октября 2018, 18:30

Новости партнеров

Актуальные новости
22 октября 2018, 10:10
22 октября 2018, 21:10
21 октября 2018, 12:10
22 октября 2018, 18:30
22 октября 2018, 15:40
21 октября 2018, 12:10

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
21 октября 2018, 17:40
17 октября 2018, 12:00
17 октября 2018, 23:40
18 октября 2018, 13:40
21 октября 2018, 04:00
16 октября 2018, 03:00
19 октября 2018, 02:30