Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Победа России в гибридной войне в Сирии

Внешнеполитический эксперт Деннис Росс справедливо отмечает, что к именно к Владимиру Путину, а не к Бараку Обаме сейчас прислушиваются все лидеры ближневосточных стран, несмотря на тот факт, что российские силы в регионе значительно уступают по численности американским.

В значительной степени это объясняется тем, что русские приложили усилия для продвижения ставшей уже общепринятой точки зрения, в соответствии с которой Москва намерена взять на себя урегулирование региональных конфликтов, в то время как Вашингтон отказывается от этой роли.

Одним из недавних примеров подобных усилий стало  торжественное событие по случаю освобождения древнего сирийского города Пальмира от боевиков Исламского государства (ДАИШ). Несмотря на сообщения, бросающие тень сомнения на российские военные достижения в Пальмире, негативные репортажи были отодвинуты на задний план умелым использованием Москвой методов информационного пиара.

Хотя будущее войны в Сирии остается неясным, очевидно, что Россия ведет здесь гибридную войну, в которой комбинирует свой военный, дипломатический и информационный потенциал для достижения своих целей при ограниченных масштабах вооруженного вмешательства.

Россия действительно достигла определенных успехов в Сирии, однако одни эти победы не способны обеспечить ей статус главного центра силы на Ближнем Востоке. Ее достижения основываются главным образом на нравственной составляющей той поддержки, которую они оказали сирийской арабской армии. Это позволило проправительственным силам добиться военных успехов и одновременно ослабить решимость повстанческих группировок продолжать попытки свергнуть режим. Благодаря тысячам авиаударов, Россия также фактически сумела стабилизировать положение режима, который стремительно терял территории летом 2015 года, и помочь сирийскому правительству к концу года перейти в наступление на Алеппо и другие соседние города.

Однако, если сравнить карту нынешнего положения в Сирии с обстановкой, имевшей место до начала российского вмешательства, территориальные успехи Асада при поддержке Москвы выглядят весьма незначительными. Кроме того, эта интервенция еще не положила конец отступлениям и территориальным потерям режима. Так, лишь в первую неделю мая 2016 года проправительственные силы уступили газовое месторождение АшШаер силам ДАИШ, а стратегически важный город ХанТуман – боевикам фронта аль-Нусра. Неделей ранее имел место катастрофический российский авиаудар по больнице в Алеппо, который привел к гибели более пятидесяти гражданских лиц. Более того, тысячи боевых вылетов российской авиации на протяжении восьми месяцев так и не привели к достижению крупной стратегической цели Асада – взятию Алеппо.

На дипломатическом фронте Россия выступала в качестве организатора политических переговоров между режимом и оппозиционной коалицией и гаранта прекращения огня между двумя сторонами. Однако, эти усилия не позволили перейти к реальному мирному процессу и обеспечили лишь хрупкое нестабильное перемирие.

Пальмира – главный пример российской тактики в Сирии, в соответствии с которой успехи на поле боя, невзирая на их незначительность и сомнительность, используются для поддержания имиджа российской победы. Дамаск и Москва широко освещали роль России в кампании. Так, президент Башар аль-Асад заявил, что российская поддержка с воздуха имела решающее значение, а пресс-секретарь Кремля – что «освобождение Пальмиры было бы невозможным без поддержки России». Это достижение приобрело особое международное значение благодаря исторической ценности города и разрушениям, которые ДАИШ нанес древним памятникам Пальмиры.

Однако, недавние сенсационные сообщения «Sky News» указывают на то, что победа в Пальмире была, возможно,  скорее тайным соглашением, чем результатом наступления. Перебежчики из ДАИШ заявляют, что «Пальмира была возвращена правительственном силам в результате ряда соглашений о сотрудничестве». Хотя они и не получили подтверждения, эти заявления представляются правдоподобными, учитывая долгую историю партнерских отношений сирийского режима с джихадистами, в тех случаях, когда это отвечало их интересам.

Например, предоставление права прохода джихадистам, воюющим против американской оккупации Ирака, освобождение исламских экстремистам из тюрьмы в Сайедная в 2011 году, а также торговля нефтью между ДАИШ и режимом Асада в объеме около 40 миллионов долларов в месяц. Подобное заявление является катастрофическим ударом по России, поскольку одно из крупнейших достижений в ее военной кампании ставится под сомнение. Кроме того, утверждения о координации действий между сирийским режимом и ДАИШ должны были бы привести в замешательство Кремль, который оправдывает свое военное вмешательство необходимостью борьбы с исламским экстремизмом.

Однако, это сообщение не повлияло на общее восприятие сражения под Пальмирой. Российские методы пропаганды и контроля над информацией с помощью своих международных медиа-источников (Спутник и РТ) позволили Москве исключить эти обвинения из общего триумфалистского информационного потока. Это было довольно просто сделать, поскольку упомянутые разоблачения не получили подтверждения из независимых источников.  Напротив, Россия отметила победу в Пальмире выступлением оркестра Мариинского театра на развалинах древнего амфитеатра. Этот концерт был полон символизма: оркестром дирижировал знаменитый российский музыкант Валерий Гергиев, в качестве исполнителя выступил близкий друг Путина виолончелист Сергей Ролдугин, и наконец, концерт был посвящен археологу Халиду аль-Асааду, убитому боевиками ДАИШ за отказ показать им спрятанные античные артефакты. Путин с видеоэкрана обратился к публике, среди которой были российские и сирийские офицеры, некоторое количество гражданских сирийцев и западные репортеры.

Смысл послания был вполне понятен: мужество и решимость России привели к тому, что она оказалась «на правильной стороне» истории, выступая в роли защитника западной цивилизации, воплощением которой является объект всемирного культурного наследия в Пальмире, от варварского халифата.

Успехи в гибридной войне отчасти обусловлены решением России действовать в таких регионах как Сирия, где она обладает относительными преимуществами. Поскольку американский президент не видел никаких шансов на победу в сирийском конфликте, даже незначительные успехи, достигнутые Москвой, вызвали массовое восхищение. Благодаря в том числе хорошо организованной информационной кампании, России удалось ограничиться относительно небольшими масштабами военного вмешательства и уклониться от разъяснений по поводу фундаментальных целей своего вмешательства. Такой подход обеспечил Кремлю максимальную гибкость и свободу маневра в информационном освещении военной кампании с помощью его хорошо организованных международных медиа-структур.

Это гибридное наступление до сих пор было безусловно успешным, поскольку западные и ближневосточные средства массовой информации продолжают восхищаться возобновлением присутствия России в ближневосточном регионе.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1250

Похожие новости
07 декабря 2016, 17:00
05 декабря 2016, 08:10
05 декабря 2016, 16:10
05 декабря 2016, 00:50
08 декабря 2016, 09:40
05 декабря 2016, 14:50

Новости партнеров

Актуальные новости
07 декабря 2016, 08:20
07 декабря 2016, 09:00
07 декабря 2016, 19:00
07 декабря 2016, 10:20
06 декабря 2016, 15:40
05 декабря 2016, 09:00

Новости партнеров
 
 

Выбор дня
09 декабря 2016, 14:00
09 декабря 2016, 20:01
09 декабря 2016, 20:00
09 декабря 2016, 20:00
10 декабря 2016, 02:01

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
05 декабря 2016, 20:31
05 декабря 2016, 10:30
07 декабря 2016, 16:00
07 декабря 2016, 22:01
07 декабря 2016, 16:01
07 декабря 2016, 22:02
06 декабря 2016, 22:00