Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Планирует ли Украина вернуть Донбасс силой?

Министр обороны Украины Степан Полторак убежден: полноценные и адекватные процессы реинтеграции оккупированных территорий возможны при условии сильной армии и мощной международной поддержки.
Недавно удалось встретиться с главой украинского оборонного ведомства генералом армии Украины Степаном Полтораком. Мы поговорили о последних тенденциях в сфере безопасности, современных угроз и о том, как все-таки удается реформировать армию и подготовить ее к выполнению главной миссии — освободительной.
«Урядовый курьер»: Степан Тимофеевич, сразу начнем нашу встречу с насущного вопроса повестки дня на Украине. Каков ваш взгляд на перспективы введения миротворческого контингента ООН на востоке нашего государства и как это повлияет на конфликт?
Степан Полторак: Политико-дипломатический и мирный- это наиболее логичный выход из ситуации, учитывая весь комплекс причин и последствий, которые сформировали и подпитывают конфликт на украинском Донбассе. Какие средства формируют этот коридор возможностей? По моему убеждению, это соблюдение минских договоренностей и настойчивое достижение решения о размещении миротворческой миссии ООН на приемлемых для Украины условиях.
Четко понимаю, что на достижение этой цели требуется время. Но у нас нет альтернативы, кроме как одновременно укреплять Вооруженные силы. Причем настолько, чтобы они были готовы не только к обороне, но и к освобождению оккупированных территорий, на что наша армия имеет право и никогда его не утрачивала.
В мире действительно все большей поддержки приобретает инициатива украинской власти о начале деятельности миротворческой миссии как средства восстановления суверенитета и территориальной целостности нашего государства. Именно на ее развитие мы возлагаем значительные надежды. Мы только в начале пути. Уже начались переговоры, дискуссии и поиски приемлемых вариантов размещения, состава и мандата (миротворческого) контингента.
Говоря о потенциальном влиянии миссии ООН на ход конфликта, стоит заметить, что еще не известна конечная конфигурация контингента. Но эта миссия только тогда будет иметь смысл, когда будет иметь своим следствием разоружение незаконных вооруженных формирований, взятие под контроль 400-километрового участка украинско-российской границы, прекращение инфильтрации российских войск и вооружений на оккупированную территорию. Тогда уже можно будет говорить о полноценных адекватных политических процессах и реинтеграции Донецка и Луганска.
Конечно, в миротворческом процессе не могут участвовать представители страны-агрессора. То есть нам критически важно, чтобы Россия не была привлечена в состав миротворческой миссии.
Сейчас многие страны выражают согласие на участие в такой миссии под эгидой ООН. К примеру, такое предложение я услышал от Финляндии, где недавно находился с официальным визитом. В Хельсинки мы с главой финского оборонного ведомства, а также с президентом Финляндской Республики обсуждали возможность привлечения Сил обороны Финляндии к миротворческой миссии ООН на востоке Украины. И финская сторона согласилась, что такая миссия должна работать согласно действующих правил и норм международного права на всей оккупированной территории, а не только на линии соприкосновения сторон. Такую же поддержку мы получили и от Швеции.
— Украинцы так же активно интересуются вопросом, когда нам поставят оружие из США и что оно означает для наших военных.
— Украина имеет беспрецедентную поддержку в мире. Особенно ценна помощь наших партнеров в развитии эффективных вооруженных сил, которую нам оказывают страны НАТО. И это не только аспект вооружений. Это технологии, стандарты, решения и консультации, тренинг и использование партнерского ресурса. И это тоже своего рода оружие — оно не менее чувствительно и действенно. Посмотрите, насколько важнее иметь армию, в которой есть сержанты и офицеры с лидерскими качествами, профессионально обученные, чем просто владеть значительными объемами вооружений. Без духа и знаний даже совершенное оружие не даст армии никакой ощутимой пользы.
США одними из первых поддержали нас в стремлении защитить свой суверенитет, и эта помощь очень важна и эффективна. Так, мы ожидаем от США «Джавелины», и они будут у нас в свое время — тогда, когда все будет готово для этого. Ни на день раньше, но и ни на день позже. Как недавно выразился президент Украины, согласно достигнутым с американскими партнерами договоренностям. Мы будем иметь противотанковые ракетные и антиснайперские комплексы, средства электронной борьбы и воздушной обороны и некоторые другие вещи.
Путин недавно заявил о наличии у российской армии новых образцов вооружений, в частности ракет. Риторика ежегодного отчета Путина свидетельствует, что вектор внешнеполитической деятельности РФ — агрессия. Поэтому решение Вашингтона о предоставлении нам вооружений в такой ситуации трудно переоценить.
Это оружие — сигнал о поддержке клубом демократических стран, что они способствуют нашей борьбе за общие ценности против одних и тех же угроз. Но с удовольствием отмечу: наш оборонно-промышленный комплекс также наращивает мощности, и отдельные образцы украинской военной техники, оружия и оборудования способны конкурировать даже с лучшими мировыми образцами. Это придает уверенности, и этого нам очень не хватало в 2014 году. Это сигнал зарубежным партнерам помогать нам в стремлении защититься. Помогая Украине, мир помогает себе.
— Каков ваш общий прогноз по поводу конфликта и ситуации на востоке Украины?
— Украина и в дальнейшем будет поддерживать курс политико-дипломатического урегулирования конфликта на востоке страны. В то же время мы можем и будем использовать суверенное право на самооборону. Поэтому наша страна будет действовать в рамках комплекса политико-дипломатических, санкционных и других мер для восстановления территориальной целостности Украины, сдерживания и отпора вооруженной агрессии РФ.
По нашим данным, Российская Федерация не собирается отказываться от продолжения вооруженной агрессии на востоке Украины. Об этом свидетельствует российское военное присутствие в отдельных районах Донецкой и Луганской областей и ведение боевых действий против Вооруженных сил Украины. Только в прошлом году наши позиции на востоке враг обстрелял более 15 тысяч раз.
Российское руководство ищет путь, чтобы агрессию, организованную им, превратить в замороженный конфликт, а не урегулировать его. Более того, режим Путина еще надеется на возвращение нашего государства в сферу влияния так называемого «русского мира» и отказ Украины от евроатлантической интеграции. Москва не собирается выполнять минские соглашения — это не входит в ее планы, как и вывод оккупационных войск с нашей территории и возвращение украинской стороне контроля над участком украинско-российской государственной границы. И Кремль категорически не приемлет формат миротворческой миссии ООН, деятельность которой нивелировала бы влияние и власть контролируемых Россией местных оккупационных режимов. Они держатся на штыках двух армейских корпусов общей численностью около 40 тысяч человек, которые являются неотъемлемой частью Южного военного округа Вооруженных сил России. У них одна модель подготовки, обеспечения, логистики, системы боевого применения. И если есть желание (а это мы неоднократно видели), они могут прекратить огонь и выполнить первый пункт минских соглашений. Поэтому этот контингент — серьезный инструмент силового воздействия на Украину. А все «мирные» инициативы агрессора есть на самом деле «шкурой овцы» на теле «волка».
Мы знаем, что, кроме уже упомянутой группировки, оперативные планы противника содержат много вариантов ведения боевых действий на нашей территории. Россия использует Донбасс не только для подготовки военных, которые потом воюют в других горячих точках, в частности Сирии, но и как полигон для боевых испытаний военной техники. Эта наша открытая рана не дает Украине развиваться и реформироваться в максимально быстром темпе.
Вполне ожидаемо продолжение агрессивных действий на востоке Украины. Более того, существует вероятность перерастания конфликта в полномасштабную агрессию Кремля. Это правда, которая разрушает иллюзии относительно отказа России от оккупации части нашей территории и вывода ее войск в ближайшей перспективе. На нашей границе она сосредоточила 19 батальонных тактических групп первого и второго эшелонов численностью более 77 тысяч человек. В состав группировки входит почти тысяча танков, 2,3 тысячи боевых машин, свыше 1,1 тысячи артиллерийских систем и около 400 систем залпового огня.
— Какие проблемы и достижения существуют в процессе модернизации армии? Какие сферы нуждаются в развитии?
— Прежде всего мы разграничили функции и провели реорганизацию органов военного управления в соответствии с принципами НАТО. Значительно повышены оперативные (боевые) способности Вооруженных сил Украины, в частности, благодаря высокой интенсивности командно-штабных, бригадных и летно-тактических учений по стандартам НАТО. Расширена сеть военных учебных заведений и научно-исследовательских учреждений. В учебных центрах внедрена система многоуровневой подготовки состава на уровне сержантов и старшин, разработаны программы курсов лидерства, введена единая программа базовой общевойсковой подготовки для военнослужащих всех категорий, утверждена концепция подготовки и применения снайперов, усилена роль иностранных тренинговых миссий в подготовке Вооруженных сил Украины.
Больший финансовый ресурс позволил существенно нарастить темпы обеспечения Вооруженных сил вооружением, военной и спецтехникой, усовершенствовать военную инфраструктуру, системами логистики и медицинского обеспечения. Мы строим необходимую нам оборонную инфраструктуру и учебные центры и жилье для военных.
О наших планах на будущее в смысле модернизации войска подробно говорится в Государственной программе развития Вооруженных сил Украины на период до 2020 года, где определены пять стратегических целей на основе принятых в НАТО принципов и стандартов:
  • первая — развитие системы управления Вооруженных сил;
  • вторая — усовершенствование системы оборонного планирования, внедрение в Вооруженных силах прозрачного и эффективного управления ресурсами;
  • третья — приобретение возможностей ВСУ для гарантированного отпора вооруженной агрессии, обороны государства и участия в поддержании мира и международной безопасности;
  • четвертая — создание единой системы логистики и совершенствование системы медицинского обеспечения Вооруженных сил;
  • пятая — профессионализация и создание необходимого военного резерва ВСУ.
Именно на реализацию этих пунктов сосредоточим основные усилия на пути достижения Вооруженными силами возможностей для эффективного реагирования на угрозы национальной безопасности в военной сфере, защиты ее суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности.
Нужно помнить: качественная военная реформа — вещь очень ценная. Относительно небольшой ресурс уходит на переформатирование органов военного управления, подготовку, организацию новой системы логистики. А вот перевооружение войска новыми образцами требует много времени и колоссального финансирования. Даже отдельные страны НАТО, которые 20 лет назад вступили в Альянс и были оснащены советской техникой, до сих пор полностью не перевооружены. Но, осознавая масштабность наших задач, мы не имеем права останавливаться на размышления. Наш ОПК производит новую технику и вооружения, которые становятся более совершенными. Если сравнить бронетехнику, выпущенную в начале боевых действий, и нынешнюю, можно сказать, что она была довольно низкого качества. Для примера, БТР-4Е, который подвергся модернизации, было сделано более 100 доработок. По итогам использования на линии столкновения он превратился в одну из лучших машин в мире в своем классе. Такую же работу проводим и с беспилотниками, станциями РЭБ, технической разведки, средствами ПВО. Успех этой работы критически важен.
— Какие перспективы в военном смысле открывает принятый Закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях»?
— Он создает предпосылки возвращения оккупированного Донбасса. Этот закон обеспечивает эффективное удержание занятых нами позиций, не давая врагу шансов захвата новых территорий. И он способствует подготовке освобождения украинских земель. Мы не планируем проводить широкомасштабные наступательные действия и осуществлять захват территории так, как это делала Россия в Чечне, уничтожая тысячи мирных жителей. Украина — цивилизованная страна и она будет использовать цивилизованный способ решения проблемы возвращения всех оккупированных захватчиком территорий.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

794

Похожие новости
17 июля 2018, 07:00
16 июля 2018, 00:40
16 июля 2018, 00:40
16 июля 2018, 12:30
16 июля 2018, 00:40
16 июля 2018, 14:30

Новости партнеров

Актуальные новости
16 июля 2018, 20:00
15 июля 2018, 13:40
17 июля 2018, 01:30
16 июля 2018, 14:30
16 июля 2018, 17:10
16 июля 2018, 11:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
14 июля 2018, 04:40
12 июля 2018, 15:20
13 июля 2018, 06:40
11 июля 2018, 22:30
14 июля 2018, 22:00
14 июля 2018, 02:40
15 июля 2018, 17:10