Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Отставание от России по численности ледоколов не означает, что Америка проигрывает в Арктике

Потепление климата в Арктике, похоже, может привести к похолоданию в сфере региональной безопасности. Все более серьезными становятся опасения по поводу того, что регион, прежде славившийся активным международным сотрудничеством, теряет этот исключительный статус. В мае нынешнего года госсекретарь США Майк Помпео заявил, что «Арктика превратилась в арену геополитического соперничества». В ряде недавних правительственных документов США и выступлений высокопоставленных чиновников также подчеркивалась обеспокоенность по поводу растущего соперничества в Арктике.
С точки зрения многих наблюдателей, Соединенные Штаты сильно отстают от стратегических соперников, что негативно влияет на национальную безопасность. Одним из наиболее распространенных и не вызывающих сомнений показателей в этом случае является сравнение количества ледоколов в США, России и Китае. Как подчеркивает научный сотрудник Центра новых подходов к обеспечению безопасности США Линсдей Родман, при сравнении военного потенциала США и России в Арктике «наиболее часто упоминается отставание по ледоколам». По этому критерию Вашингтон проигрывает Москве, причем почти безнадежно. В то время как Россия обладает, по крайней мере, 40 ледоколами, у Китая и Соединенных Штатов всего по два подобных судна.
Впрочем, к счастью для Вашингтона, влияние этого отставания на состояние обороноспособности США часто переоценивают. Во-первых, многие из военных угроз, которые Китай или Россия теоретически могут создать в Арктике, не зависят от количества ледоколов и наиболее эффективно могут быть отражены другими средствами. К ним относятся отказ США в доступе к региону, ракетные удары по территории страны, а также демонстрация силы.
Не вполне понятно, каким образом Россия или Китай могли бы использовать ледоколы, чтобы лишить Соединенные Штаты доступа в регион, или как Соединенные Штаты с их помощью могли бы предотвратить подобные попытки. Как отмечает Матье Булег из аналитического центра Chatham House, российский Северный флот, вероятно, в состоянии выполнять некоторые операции по блокированию доступа в определенные акватории, но лишь «в ограниченном масштабе и на короткое время». Кроме того, «большая часть его активов не связана исключительно с Арктикой, действует за пределами региона и выполняет другие стратегические задачи». Увеличение количества ледоколов на вооружении США не решило бы проблему блокирования Россией своей прибрежной зоны. По мнению эксперта в области проблем национальной безопасности в Арктике Андреаса Кюрстена, в случае кризиса, надводные военные корабли, продвигающиеся по фарватеру, прокладываемому тихоходным ледоколом, превращаются в идеальную мишень для береговых сил противника.
Ледоколы могут сыграть лишь второстепенную роль в противодействии другим военным угрозам для США, исходящим от арктического региона. Ракеты, выпущенные с арктического побережья России в направлении Соединенных Штатов должны пересечь всю Арктику. С этой точки зрения, состояние «устаревшей Северной системы предупреждения», как характеризует ее Министерство обороны США, вызывает гораздо большую тревогу, чем отсутствие ледоколов. Точно так же, хотя российские ледоколы играют решающую роль в обеспечении Северному флоту возможности выполнять свои задачи в Арктике, количество ледоколов США не имеет к этому никакого отношения.
Вечной проблемой остается ядерное оружие, но отставание по численности ледокольного флота никак не влияет на его стратегический вес. В ежегодном докладе Министерства обороны по Китаю выражается обеспокоенность по поводу того, что «мирные научно-исследовательские работы Китая, часть из которых, предположительно, будет проводиться ледоколами, могут способствовать развертыванию «подводных лодок в регионе в качестве средства сдерживания ядерных атак». Если говорить о России, то основная часть потенциала ядерного сдерживания ее военно-морских сил базируется на Кольском полуострове. Военная активность России в Арктике призвана, прежде всего, защищать этот потенциал. Если говорить о ситуации в целом, Соединенные Штаты на протяжении десятилетий полагались на свой ядерный потенциал как на средство сдерживания угроз, и сегодня совершенно непонятно, каким образом наличие у России или Китая большего количества ледоколов может подорвать эту способность США.
Некоторые аналитики утверждают, что ледоколы необходимы Соединенным Штатам, чтобы продемонстрировать свою решимость. Например, журналистка Сабрина Шенкман пишет, что более десятка полярных и военных экспертов пришли к выводу, что «если враждебное государство решит вторгнуться в исключительную экономическую зону США, или устроить демонстрацию военной мощи, то наличие или отсутствие ледоколов будет свидетельствовать о нашей силе или слабости соответсвтенно». Позволительно предположить, что и без ледоколов способность США отреагировать более эффективными наземными или воздушными военными ресурсами была бы вполне убедительным свидетельством военной мощи.
Во-вторых, последствия отставания по численности ледокольного флота выглядят по-другому, если принять во внимание совершенно разные условия, особенно если сравнивать США и Россию. По данным Арктического института, протяженность береговой линии в Северном Ледовитом океане составляет более 24 тысяч километров, а кроме того, на Крайнем Севере живут два миллиона граждан России. Журнал The Economist подчеркивает, что в общей сложности «России принадлежит, по крайней мере, половина Арктики с точки зрения площади, береговой линии, населения и, вероятно, природных ресурсов». Российская экономика в большой степени зависит от экспорта нефти и природного газа, в том числе из месторождений в Арктике. Как уже отмечалось, значительная часть стратегического потенциала ядерного сдерживания находится в Арктике. Национальные интересы России диктуют необходимость в большом количестве ледоколов. Для сравнения, протяженность арктической береговой линии Соединенных Штатов составляет чуть более 4 тысяч километров, а в арктической части Аляски проживает приблизительно 68 тысяч человек. Добыча нефти и газа, даже с учетом неарктической части штата, составляет лишь весьма небольшой процент ВВП США. Ядерная триада США никак не зависит от базирования или патрулирования атомных подводных лодок с баллистическими ракетами на борту в водах Арктики.
Третья проблема, связанная с чрезмерным сосредоточением внимания на американском военном потенциале в Арктике, заключается в том, что сторонники такого подхода игнорируют роль союзников и партнеров США. Семь из восьми арктических государств являются либо союзниками по НАТО, либо близкими партнерами, причем шесть из них обладают ледокольным флотом. Неарктические союзники, такие как Великобритания, также обладают определенными активами в регионе. Военный потенциал и географическое положение этих стран формируют арктическую архитектуру безопасности. Например, Канада сейчас располагает двумя тяжелыми и четырьмя средними ледоколами, а Объединенный штаб вооруженных сил Норвегии расположен в Арктике.
Наконец, само по себе обладание ледокольным флотом не дает государствам возможности претендовать на ресурсы, которые становятся доступными по мере таяния арктических льдов из-за глобального потепления климата. «Большая часть территории Арктики и ее ресурсов находятся в зоне исключительной юрисдикции арктических государств», – пишет Андреас Кюрстен.
Разумеется, несмотря на сокращение площади арктического ледового покрова, ледоколы абсолютно необходимы для доступа в полярные районы. Следовательно, они являются важным элементом суверенитета арктических стран. Однако, количество таких судов, которым располагают другие страны, не определяет численность ледокольного флота, необходимого США для контроля своей исключительной экономической зоны. Кроме того, маловероятно, что какая-либо страна станет использовать ледоколы для враждебных действий в отношении США в Арктике. А если бы подобное случилось, для противодействия вторжению гораздо лучше подошли бы иные средства, разумеется, в случае неудачи дипломатии.
Лучший способ взаимодействия с Китаем и Россией в Арктике – позволить им самим разрешать споры у себя дома. Большинство путей к кризису между великими державами, которые могут в конечном итоге коснуться и Арктики, проистекают из конфликтов, возникших за пределами этого региона. Таким образом, сдерживание России и Китая в других местах, вместо того, чтобы сосредоточить внимание на военных возможностях в Арктике, включая ледоколы, является гораздо более целесообразным.
Базовый подход Министерства обороны заключается в повышении боеготовности и расширении передового присутствия в Восточной Европе и Индо-Тихоокеанском регионе. Логика состоит в том, что сосредоточив основные усилия на сдерживании конфликта в этих зонах, можно снизить вероятность «стратегического распространения» соперничества великих держав на Арктику. Переоценка важности количества ледоколов и других судов этого типа в рамках соперничества с Россией и Китаем в Арктике способна привести к нецелесообразным инвестициям и отвлечь военные ресурсы, которые можно было бы применить с большей эффективностью в других местах.
Суть альтернативных подходов заключается в том, что для снижения напряженности Соединенным Штатам необходимо стремиться к какой-либо форме «большой сделки» или проводить более сдержанную внешнюю политику. Это может привести к ослаблению соперничества и иметь благотворные последствия, в том числе и для Арктики.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...


Загрузка...
676

Похожие новости
05 декабря 2019, 14:40
04 декабря 2019, 11:10
05 декабря 2019, 09:10
05 декабря 2019, 20:10
05 декабря 2019, 14:40
05 декабря 2019, 20:10

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
05 декабря 2019, 17:30
04 декабря 2019, 08:30
04 декабря 2019, 14:00
05 декабря 2019, 17:30
04 декабря 2019, 16:40
05 декабря 2019, 09:10

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
30 ноября 2019, 00:40
02 декабря 2019, 18:00
01 декабря 2019, 03:30
29 ноября 2019, 19:10
30 ноября 2019, 13:40
29 ноября 2019, 15:40
30 ноября 2019, 16:30