Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Освобождение журналистов не означает освобождения прессы

Свобода прессы стала фирменным блюдом в программе реформ президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, находящегося у власти уже полтора года. После 27 лет цензуры и правления железной рукой при покойном Исламе Каримове узбекские новостные медиа ощущают невиданную ранее свободу.
Но для дальнейшего прогресса будет мало обещаний президента, ориентированного на реформы; потребуется покончить с привычкой к давлению, запугиванию и арестам, которым десятилетиями подвергались журналисты страны. А кроме того, это означает необходимость выплаты компенсаций тем, кто больше всех пострадал, в том числе Юсуфу Рузимурадову и Мухаммаду Бекжанову. Эти два журналиста находились в тюрьме рекордное время по мировым меркам.
Рузимурадов и Бекжанов были арестованы 15 марта 1999 года. В это время они работали в оппозиционной газете «Эрк», издававшейся в Киеве на узбекском языке. Рузимурадов был репортёром газеты, а Бекжанов — её главным редактором. После ареста их подвергли пыткам и экстрадировали в Узбекистан, где они были приговорены к тюремному заключению по надуманным обвинениям в распространении запрещённой газеты и подготовке переворота.
Хотя мир пристально следил за делом Бекжанов, судьба Рузимурадова оставалась неизвестной почти всё время, пока он находился в заключении. Моя организация — Комитет защиты журналистов (CPJ) — знала о его аресте, но все эти годы мы так и не могли выяснить, где именно он содержится или каково состояние его здоровья. Мы включали его в наш ежегодный список заключённых журналистов, но попытки проверить, хотя бы жив ли он ещё, постоянно натыкались на гробовое молчание.
В период авторитарного правления Каримова международные защитники арестованных журналистов не могли добиться значительных результатов. Этот президент был известен тем, что сурово наказывал диссидентов и лично контролировал заключение под стражу критиков своей власти, включая даже членов собственной семьи.
Однако смерть Каримова в сентябре 2016 года стала шансом для перемен. В январе 2017 года Комитет защиты журналистов написал открытое письмо, призвав нового президента страны освободить всех журналистов, посаженных за решётку его предшественником. В нашем списке были имена Бекжанова и Рузимурадова. Через месяц Бекжанов был освобождён. А затем — в феврале 2018 года — был, наконец-то, освобождён и Рузимурадов.
Я недавно разговаривала с Рузимурадовым по поводу его заключения. Сейчас ему 53 года, и он говорит, что хочет когда-нибудь вернуться в журналистику. Впрочем, в данный момент он занят восстановлением после травмы, полученной в тюрьме. Он по-прежнему слаб; в течение 19 лет заключения его заставляли в качестве наказания таскать кирпичи, миллионы кирпичей. Он часто проводил голодовки в знак протеста против своего ареста и до сих пор страдает от осложнений, вызванных острой формой туберкулёза. Хотя Рузимурадов теперь считается свободным человеком, правительство продолжает ограничивать его передвижения.
Мирзиёев действительно предпринял определённые шаги, направленные на улучшение ситуации с правами человека в стране, однако при этом он продолжает копировать действия своего предшественника по отношению к журналистам. Некоторые активисты даже стали называть журналистику «вращающейся дверью» репрессий в Узбекистане. Например, всего за несколько месяцев до освобождения Рузимурадова были арестованы два других журналиста, обвинённых в антигосударственных преступлениях. Журналисты-фрилансеры Бобомурод Абдуллаев и Хаёт Насреддинов обвинялись в «заговоре с целью свержения конституционного строя».
К счастью, в мае, когда суд отклонил наиболее серьёзные обвинения, оба были освобождены. Это дело стало важной вехой для страны, которая не привыкла к судебным решениям в пользу журналистов. На фоне такого позитивного развития событий я сейчас испытываю небывалый прилив оптимизма по поводу реальности намерений Мирзиёева помочь Узбекистану перевернуть страницу истории. По нашим данным, впервые за два десятилетия в Узбекистане нет ни одного журналиста за решёткой.
Впрочем, подсчёт журналистов, находящих в тюрьме, не должен быть мерилом приверженности страны принципам свободы слова. Теперь власти должны гарантировать, чтобы у журналистов была возможность выполнять свою работу, не опасаясь репрессий. Официальные извинения перед теми, кто был отправлен в тюрьму, станут таким сигналом для всех.
Было бы также полезно выплатить компенсации. Рузимурадов и Бекжанов потратили немалую сумму денег на медицинское лечение после своего освобождения. Для их здоровья цена, которую они заплатили за пребывание в тюрьме на протяжении почти двух десятилетий, оказалась очень высокой. Кроме того, Бекжанов сейчас пытается пройти через бюрократическое минное поле, пытаясь восстановить права собственности на недвижимость, конфискованную после его осуждения. Если обещания Мирзиёева не являются пустыми заявлениями, он должен гарантировать, что ни один журналист больше не будет страдать так же, как эти два человека. Для Узбекистана их история — это история, которую надо повторять, чтобы она никогда не повторилась.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

627

Похожие новости
21 октября 2018, 12:10
22 октября 2018, 10:10
22 октября 2018, 02:00
22 октября 2018, 02:00
22 октября 2018, 18:30
22 октября 2018, 15:40

Новости партнеров

Актуальные новости
22 октября 2018, 15:40
21 октября 2018, 12:10
22 октября 2018, 18:30
22 октября 2018, 21:10
22 октября 2018, 10:10
22 октября 2018, 15:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
 

Комментарии
 

Популярные новости
19 октября 2018, 16:10
17 октября 2018, 03:40
22 октября 2018, 02:00
20 октября 2018, 17:40
22 октября 2018, 02:00
20 октября 2018, 11:30
21 октября 2018, 21:10