Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

OilPrice: Россия получает нефтегазовый потенциал Сирии, отодвинув США и ЕС

Сирия имеет большое значение для России по трем причинам. Во-первых, в настоящее время она является важнейшей западной точкой шиитского полумесяца, который простирается от Сирии и Ливана через Ирак и Иран, а затем и в Йемен, и который Москва много лет поддерживала, усматривая в нем противовес американской сфере влияния, в центре которой находится Саудовская Аравия.
Во-вторых, в распоряжении Сирии есть длинное побережье Средиземного моря, с которого она может отправлять газ и нефтепродукты (собственные или принадлежащие ее союзникам, в первую очередь Ирану) на экспорт. Направлений много: либо в крупные нефтяные и газотранспортные узлы в Греции и Италии, либо на север, запад или восток Африки.
В-третьих, Сирия — это важнейший военный узел, где есть крупный военный порт (Тартус), крупная военно-воздушная база (Латакия) и одна крупная станция перехвата информации (под Латакией). У Сирии также есть огромные запасы нефти и газа, которые Кремль может использовать, чтобы покрыть часть расходов, которые Россия понесла в связи с осуществлением ее геополитических маневров,
В настоящее время Россия уже работает над 40 крупными проектами в нефтяном и газовом секторе. По словам российского вице-премьера Юрия Борисова, в настоящее время Москва работает над тем, чтобы восстановить в Сирии как минимум 40 объектов энергетической инфраструктуры в рамках более широкой программы развития, направленной на возвращение этой стране полного нефтегазового потенциала, которым она обладала до июля 2011 года, когда дезертиры из правительственной армии создали Свободную сирийскую армию и развязали вооруженный конфликт по всей стране.
До этого момент Сирия была относительно крупным производителем нефти и газа — она добывала примерно 400 тысяч баррелей нефти в день, а объемы ее разведанных запасов оценивались в 2,5 миллиарда баррелей. До того, как темпы отбора начали падать в силу нехватки технологий увеличения нефтеотдачи, применяемых на крупных месторождениях (в основном на востоке страны рядом с иракской границей и к востоку от Хомса), Сирия добывала почти 600 тысяч баррелей в день. Когда крупнейшие месторождения — включая месторождения в районе Дейр эз-Зора — оказались в руках «Исламского государства»* (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.), объем производства нефти и конденсатов упал примерно до 25 тысяч баррелей в день. К настоящему моменту, по данным Управления энергетической информации США, объемы добычи удалось увеличить до 35-40 тысяч баррелей в день.
По данным Европейской Комиссии, до 2011 года Европа ежегодно импортировала сирийскую нефть на сумму около 3 миллиардов долларов, и большая часть ключевых объектов инфраструктуры, необходимых для отправки сирийской нефти за границу, осталась на месте. Многие европейские нефтеперерабатывающие предприятия были построены таким образом, чтобы перерабатывать тяжелую высокосернистую нефть — ту самую разновидность нефти, которая составляет большую часть добываемого в Сирии «черного золота». Оставшаяся часть сирийской нефти — это малосернистая и более легкая нефть. Большая часть сирийской нефти — около 150 тысяч баррелей в день — отправлялась в Германию, Италию и Францию с одного из трех сирийских экспортных терминалов на средиземном побережье — из Баниаса, Тартуса или Латакии. В сирийском энергетическом секторе работало множество международных нефтяных компаний, включая англо-голландского гиганта Royal Dutch Shell, французскую компанию Total, Китайскую национальную нефтяную корпорацию (CNPC), Нефтегазовую корпорацию Индии, канадскую Suncor Energy, британские Petrofac и Gulfsands Petroleum, а также российские «Татнефть» и «Стройтрансгаз» (последняя специализировалась на строительстве).
Сирийский газовый сектор был таким же преуспевающим, как и нефтяной сектор, к тому же в ходе сирийского конфликта газовая инфраструктура страны пострадала в меньшей степени. Имея в своем распоряжении 8,5 триллиона кубических футов разведанных запасов природного газа, в 2010 году — то есть в последний год нормальной работы — Сирия добывала около 316 миллиардов кубических футов сухого природного газа в день.
Строительство газопровода и газоперерабатывающего завода (South Central Gas Area), которым занималась российская компания «Стройтрансгаз», началось в конце 2009 года, и к началу 2011 году это позволило увеличить добычу газа примерно на 40%. В тот момент экспорт нефти и газа обеспечивал около четверти поступлений в сирийскую государственную казну и делал Сирию ведущим производителем нефти и газа в Восточном Средиземноморье. После начала вооруженного конфликта в июле 2011 года и после прихода «Исламского государства»* с запада Ирака в Сирию в сентябре 2014 года добыча газа упала примерно до 130 миллиардов кубических футов газа в день. К настоящему моменту она наверстала упущенное примерно до 170 миллиардов кубических футов в день, если судить по данным, взятым из российских источников.
Тот план восстановления энергетической инфраструктуры, о котором на прошлой неделе упомянул вице-премьер Борисов, представляет собой переработку меморандума о взаимопонимании, подписанного Сирией и Россией в средине ноября 2017 года. Этот план, помимо упомянутых выше 40 проектов, включает в себя много чего еще. Для начала большое внимание будет уделено расширению сектора электроэнергетики, в основе чего лежит первоначальная дорожная карта, подписанная в 2017 году тогдашним министром электроэнергетики Сирии Мухаммедом Зухейром Харбутли (Mohammad Zuhair Kharboutli) и министром энергетики России Александром Новаком. Этот план предусматривал полное восстановление тепловой электростанции в Алеппо, строительство электростанции в Дейр эз-Зоре и увеличение мощности станций в Мхарде и Тишрине с целью возобновить работу сирийской электроэнергетической системы и вернуть Дамаску полный контроль над ней. Это согласовывается с комментариями, с которыми в декабре выступил вице-премьер Дмитрий Рогозин после переговоров с сирийским президентом Башаром аль-Асадом: «Россия будет единственной страной, которая примет участие в восстановлении сирийских энергетических объектов».
Помимо этого, приоритетным инфраструктурным проектом стало полное восстановление и направленная на наращивание мощности модернизация нефтеперерабатывающего завода в Хомсе, который был разрушен в ходе атак в декабре прошлого года. Работу над этим проектом возглавила иранская компания Mapna и различные российские компании. Планировалось, что первоначальный уровень мощности должен составить 140 тысяч баррелей в день, во второй фазе — 240 тысяч баррелей в день, а в третьей фазе — 360 тысяч, о чем в то время сообщил источник из Министерства нефти Ирана. «Планировалось, что в случае необходимости это предприятие можно будет использовать для переработки иранской нефти, поставляемой через Ирак, после чего ее можно будет отправлять на юг Европы», — сказал источник.
Россия надеется, что, как только конфликт в Сирии будет урегулирован, эту страну можно будет использовать в качестве естественного перевалочного пункта в поставках нефти и газа. «В постконфликтных планах Соединенных Штатов, Европы и России для Сирии было три варианта», — сказал наш источник из иранского Министерства нефти. Согласно плану, предложенному Соединенными Штатами, газ из Катара должен был переправляться через Саудовскую Аравию и Иорданию, а затем через Сирию в Турцию, откуда он поступал бы в Европу, что позволило бы уменьшить зависимость Европы от российского природного газа. Вариант, которому отдавала предпочтение Европа, предусматривал присутствие на территории Сирии наблюдателей-миротворцев, а также привлечение экспертов по углеводородам из стран, входящих в состав Совбеза ООН. Такая политика позволила бы обоим трубопроводам (Катар-Сирия-Турция и Иран-Ирак-Сирия-Турция) органичным образом развиваться с течением времени. Но и здесь проигрывала бы Россия: этот план позволил бы Евросоюзу постепенно перестроить систему его источников энергопоставок в соответствии с его стратегией по сокращению зависимости от России.
Вариант, предложенный Россией, — единственный, оставшийся на обсуждении, — предусматривает полное восстановление трубопровода Иран-Ирак-Сирия, по которому иранский, а затем и иракский газ должен поставляться через Сирию в Европу. «Такой вариант, вероятнее всего, также будет способствовать более тесному сотрудничеству в рамках Форума стран-экспортеров газа, однако американо-саудовский блок и Европа выступают против этого варианта. Тем не менее в состав форума входят 11 из ведущих производителей газа, не относящихся к западному миру [Алжир, Боливия, Экваториальная Гвинея, Иран, Ливия, Нигерия, Катар, Россия, Тринидад и Тобаго, а также Венесуэла], — сказал иранский источник. — Ключевыми членами этой организации являются Россия, Иран и Катар и что в нее также входят некоторые страны, которые Соединенные Штаты включили в список государств-изгоев, — в частности Ливия и Венесуэла — вместе члены Форума стран-экспортеров газа контролируют 70% мировых запасов природного газа, 38% поставок по трубопроводам и 85% добычи сжиженного природного газа. В результате их можно с уверенностью назвать газовой ОПЕК++, которая представляет реальную угрозу для Соединенных Штатов и Европы».
* — террористическая организация, запрещена в РФ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
1170

Похожие новости
21 октября 2020, 16:00
22 октября 2020, 03:20
20 октября 2020, 11:30
22 октября 2020, 01:30
21 октября 2020, 19:50
22 октября 2020, 03:20

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
20 октября 2020, 15:20
20 октября 2020, 11:30
21 октября 2020, 14:10
22 октября 2020, 01:30
21 октября 2020, 17:50
20 октября 2020, 11:30

Выбор дня
21 октября 2020, 16:00
21 октября 2020, 14:10
21 октября 2020, 14:40
21 октября 2020, 12:10
21 октября 2020, 10:50

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
20 октября 2020, 00:10
15 октября 2020, 13:40
16 октября 2020, 16:20
16 октября 2020, 16:50
17 октября 2020, 00:20
18 октября 2020, 02:30
16 октября 2020, 21:00