Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Новая арабская весна начнется с Катара?

Бойкотирующие Катар страны пока что не перешли к ужесточению санкций. Однако решения не намечается, конфликт будет обостряться. В результате все стороны сами себе вредят.
Облегчение после трех напряженных дней челночной дипломатии в странах Персидского залива было заметно по Зигмару Габриэлю. Встреча министров иностранных дел четырех бойкотирующих государств, которые в среду вечером в Каире не смогли договориться об ужесточении санкций против Катара, как сказал министр иностранных дел ФРГ после возвращения в Берлин, была хотя и не прорывом, однако был достигнут результат, который по крайней мере не осложняет дальнейший процесс. Теперь нужны настоящие переговоры всех сторон.
То есть, по всей видимости, наступило затишье перед бурей. Потому что Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет уже договорились о следующей встрече в столице Бахрейна Манаме, дата пока не определена. На встрече страны планируют согласовать более жесткие меры по отношению к Катару, который обвиняют в финансировании терроризма, вмешательстве во внутренние дела, пропаганде при помощи телеканала Al Jazeera, а также союзнических отношениях с вражеским Ираном. С 5 июня они пытаются изолировать Катар при помощи закрытия границ и экономических ограничений.
Краткосрочное сдерживание блокады Катара связано только с двумя персонами, но и это продлится недолго. Потому что арабские соседи, которые любят называть себя «братьями» Катара, бунтуют, так как маленькая страна на полуострове, расположенная перед Саудовской Аравией в Персидском Заливе, не уступает ни миллиметра. Если они примут эту ситуацию и не ответят более жесткими мерами, то потеряют лицо — в особенности новый наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад ибн Салман. Он хочет провести радикальные реформы в стране и при помощи жесткого курса во внешней политике, как в Йемене, так и в Катаре, отвести от себя критику консерваторов в связи с ослаблением статусных правил внутри страны.
То, что наступила передышка, связано, конечно, с Зигмаром Габриэлем. Хотя официально он не хочет брать на себя посредническую функцию, однако именно ее он выполнял среди всех присутствовавших. Им известно, что он поддерживает тесный контакт с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном и ЕС, а там мало понимают блокадные меры, зато все более активно выражают недоверие по отношению к Саудовской Аравии — потому что страна сама поддерживает экстремистов.
Однако в первую очередь речь идет о Дональде Трампе. Его внешняя политика с момента вступления в должность резко критикуется. Так и в отношении этого кризиса. Вначале он поддерживает блокадный фронт, обвиняя Катар, конечно, через Twitter, в финансировании терроризма. Затем он позволяет своему госсекретарю Рексу Тиллерсону допустить дипломатический раздор, когда закрываются дипломатические представительства, границы, переселяются тысячи людей, блокируются средства в банках. Этот спор стороны конфликта должны решать сами.
Так было до того момента, пока Трамп в среду не позвонил главе Египта Абдель-Фаттаху ас-Сиси и не сказал: конфликт необходимо завершить. По крайней мере, не должно последовать ужесточения санкций.
Интерес США понятен — у них в Катаре свой командный центр по Ближнему Востоку. В Бахрейне размещены их региональные военно-морские силы. Во всех задействованных странах Вашингтон располагает значительным военным присутствием. При Трампе США вновь хотят играть роль державы-защитника Персидского залива. И прежде всего Америка там хочет всем продавать оружие — понятно, что из-за лозунга «Америка прежде всего» и ради создания рабочих мест.
Однако в дипломатических кругах называют и другие, менее достойные мотивы — наращивание вооружений всех сторон может привести к такому серьезному конфликту, что может возникнуть необходимость дополнительных или резервных поставок. Или Вашингтон отправит под нож Саудовскую Аравию с ее чрезмерными амбициями — чтобы в результате самому взять под контроль важнейшее нефтяное государство мира и устранить конкурента американской энергетической экономики.
Сторонники теории заговора, конечно, придерживаются этой позиции. Но, если смотреть объективно, Вашингтон не заинтересован в том, чтобы разрушать страны Персидского залива. Это укрепит только позиции заклятого врага — Ирана, приведет к новой конфронтации, нестабильности, обострению войн в Сирии, Йемене и в других местах и, конечно, к повышению цен на нефть. Это, с одной стороны, хорошо для фрекинговой промышленности США, которая при текущих ценах на нефть буксует, однако ослабляет экономику в целом.
Может начаться новый замкнутый круг — отсутствие инвестиций стран Персидского залива в нефтяную и газовую экономику, ограниченность ресурсов, повышение цен, экономический кризис, что не придется по вкусу такому бизнесмену, как Трамп, когда он будет смотреть на ситуацию с высоты своей башни.
Для экономики, в том числе и немецкой, уже начавшийся кризис имеет плохие последствия. Но речь сейчас не о существующих последствиях. Хотя уже сейчас наблюдается повышение цен на авиа- и морские перевозки и увеличение времени в пути для региональных менеджеров. Однако намного более опасно в связи с блокадой Катара разрушение мечты о богатом, растущем, стабильном содружестве государств Персидского залива. Саудовская Аравия отвечала за добычу нефти, Катар — за экспорт СПГ, а также инвестировал миллиарды в строительство новых городов и проведение чемпионата мира по футболу 2022 года, ОАЭ — гигант авиаотрасли, а порт Дубая Джебель-Али — крупнейший хаб мира.
С закрытием Джебель-Али для катарских поставок и конфискацией предназначавшихся для Катара грузов Дубай сам себе оказал медвежью услугу. ОАЭ уже не являются надежным партнером. Снизится их роль посредника и хаба. Однако не только из-за Катара, который сейчас находит для себя решения, организуя поставки через Иран, Оман и собственный порт Хамад, а в первую очередь из-за экспансии Саудовской Аравии. Там с реформами наследного принца возникает собственная развлекательная и туристическая индустрия и, прежде всего, логистическая цепочка с железной дорогой, соединяющей запад и восток, и мегапортами. В результате в стороне оказываются Дубай и Доха.
За счет этого текущий кризис может быть лишь предвестником того, что придет на смену арабского братства в результате конкуренции, соперничества и эгоизма.
Однако Саудовская Аравия идет на большой риск не только и-за соперничества с малыми соседями. Намного более серьезные проблемы ожидаются в восточной провинции страны в связи с отсутствием катарского рынка. Уже сейчас в провинции, где в недрах пустыни расположены основные нефтяные источники, а крупнейший нефтяной концерн Saudi Aramco располагает офисом в Дамане, ожидаются конфликты. Регион населяют в основном арабские шииты — меньшинство по сравнению с суннитскими мусульманами в стране.
Сейчас уходит катарский рынок объемом в два миллиона потребителей. Огромные фермы поставляли в соседнюю страну из региона молоко, мясо птицу и другие продукты, снабжали Катар также цементные заводы и строительные компании. Закрытие границы разрушат этот рынок. Молоко Катар теперь покупает в Турции, овощи и фрукты — в Иране, а строительные материалы — в Индии. Кто хочет добиться этими мерами изменения политического курса Катара, должен принести жертвы, заявил высокопоставленный представитель Рияда.
То есть, в конце концов, все стороны вредят сами себе. Сказка «Тысяча и одна ночь» о фантастическом росте сверкающего мегаполиса Дубая, конкуренте Дохе, мечтах реформаторов в Рияде и развитии Абу-Даби станет реальностью, если регион останется стабильным. Если иностранные инвесторы смогут положиться на договоры, открытые рынки и интеграцию стран Персидского Залива — и, прежде всего, сами арабские инвесторы. Блокада уже привела к вынужденному переселению двуязычных семей (например, когда супруг — саудит, а жена — из Катара и у них есть дети, которые теперь не могут жить либо в Дохе, либо в Джидде). Или те, кто не может больше посещать свои заводы, магазины или торговые филиалы.
Кроме того, может возникнуть новых «арабский мятеж» — новые протесты в странах, где находятся истоки «арабской весны». В Марокко, Тунисе и Ираке, где в 2011 году было отстранено от власти руководство, вновь начинают протестовать люди. Хотя Саудовская Аравия и ОАЭ уже поддержали новых военных руководителей Каира и короля Марокко, предоставив многомиллиардную помощь, а собственным гражданам предоставили рабочие места и государственные дотации.
Однако в Египте деньги уходили скорее в нерациональные планы, такие как новое строительство в столице, чем на развитие промышленности. А падение цен на нефть привело к значительным потерям при искусственном удешевлении бензина, электричества и воды. Система «хлеба и зрелищ» уже не работает — придется прибегнуть к старой проверенной схеме отвлечения внимания от внутриполитических проблем при помощи внешнеполитической агрессии?
Раньше это всегда были войны. На этот раз, будем надеяться, что нет. Однако положение настолько нестабильно, что ни Катар не может выполнить требования других, ни противники без ощутимых успехов не смогут бездействовать, не потеряв при этом лицо. В Персидском заливе наступили драматические времена.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

577

Похожие новости
10 декабря 2017, 01:00
11 декабря 2017, 08:50
11 декабря 2017, 16:40
10 декабря 2017, 14:10
11 декабря 2017, 11:30
11 декабря 2017, 14:10

Новости партнеров

Актуальные новости
11 декабря 2017, 14:10
11 декабря 2017, 00:50
11 декабря 2017, 00:50
10 декабря 2017, 01:00
11 декабря 2017, 14:10
11 декабря 2017, 17:40

Новости партнеров
 
 

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
05 декабря 2017, 16:00
09 декабря 2017, 17:00
08 декабря 2017, 12:40
06 декабря 2017, 20:50
05 декабря 2017, 12:20
09 декабря 2017, 14:20
04 декабря 2017, 20:30