Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

New York Times: изнанка британских расходов на пандемию

Лондон — Когда в марте разразилась пандемия, британские чиновники пустились в отчаянную погоню за средствами индивидуальной защиты, аппаратами искусственной вентиляции легких, тестами на коронавирус и другими стратегически важными товарами. В последующие жаркие месяцы правительство заключило тысячи контрактов на борьбу с вирусом, причем некоторые из компаний фигурировали в тайном VIP-списке правящей Консервативной партии.
Чтобы пролить свет на едва ли не крупнейшие расходы страны за всю послевоенную эпоху, «Нью-Йорк таймс» проанализировала 1 200 обнародованных правительством контрактов общей суммой почти в 22 миллиарда долларов. Из них порядка 11 миллиардов пошли компаниям, которыми управляют либо друзья и соратники политиков из Консервативной партии, либо тем, у кого нет опыта, но есть скандальная репутация. Более мелким фирмам без политического влияния не перепало ничего.
«У правительства был карт-бланш действовать быстро из-за пандемии, но права разбрасываться государственными средствами им никто не давал, — говорит депутат от оппозиционной Лейбористской партии и председатель влиятельного Комитета по бюджетному контролю Мэг Хиллиер (Meg Hillier). — На кону миллиарды фунтов, и совершенно резонно задавать вопросы, как потрачены эти деньги».
Систему закупок сколотили на скорую руку перепуганные бюрократы в конце марта, а «царем» средств личного оборудования стал бывший инвестиционный банкир и состоятельный представитель Консервативной партии Пол Дейтон (Paul Deighton), ныне член Палаты лордов.
Спустя восемь месяцев лорд Дейтон помог правительству заключить контракты на миллиарды долларов — при этом на сотни миллионов с компаниями, где у него имеются личные связи либо финансовые интересы.
Обнародованные контракты — лишь часть общей суммы. Прикрываясь экстренной ситуацией, правительство отменило обычные правила прозрачности и заключило контракты на миллиарды долларов без тендера. На сегодняшний день чуть более половины всех контрактов, заключенных за первые семь месяцев пандемии, остаются скрытыми от общественности, по данным Счетной палаты.
Около половины из этих 22 миллиардов долларов пошло компаниям с политическими связями, без предшествующего опыта или со скандальной репутацией. У некоторых в штате сидят бывшие министры и правительственные советники. Другие жертвовали средства Консервативной партии.
Около 6 миллиардов долларов ушли компаниям без опыта в поставках средств индивидуальной защиты. В частности, выгодные контракты получили модные дома, борцы с вредителями и ювелиры.
Более 5 миллиардов долларов получили компании со скандальной репутацией — от уклонения от уплаты налогов и мошенничества до коррупции и нарушений прав человека.
Справка:
Uniserve Group — 1 миллиард долларов. Ее основатель — советник группы аналитических центров, поддерживающих Брексит.
Randox Laboratories — 646 миллионов долларов. Консультант компании — министр Оуэн Патерсон.
Deloitte получила контракт на закупки задним числом и без тендера. Компания делала безналичные пожертвования Консервативной партии и другим организациям.
PPE Medpro получила контракты на сумму в 274 миллиона долларов всего через три недели после своего появления.
Ocean Footprint получила контракт на сумму в 7 миллионов долларов, не имея никакого опыта в этой сфере.
Фирма-поставщик средств борьбы с вредителями PestFix заключила контракты на сумму 470 миллионов долларов. Она поставила 600 000 непригодных к использованию масок.
Британское подразделение KPMG недавно столкнулось с иском о халатности в связи с ошибками бухгалтерского учета из-за краха аутсорсингового гиганта Carillion.
Serco получила контракты на тестирование и отслеживание контактов на сумму 285 миллионов долларов. Компания призналась в обмане правительства и в 2013 году выплатила штраф в размере 30 миллионов долларов.
Расследование «Нью-Йорк таймс» строится на данных исследовательской фирмы «Тассел» (Tussell), отслеживающей государственные расходы, и опирается на другие данные из открытого доступа и интервью с десятками государственных чиновников, законодателей, предпринимателей, врачей и медсестер.
Все упомянутые в этой статье компании совершение правонарушений отрицают, и нет никаких доказательств, что в незаконных действиях замешаны правительственные чиновники. Но есть множество свидетельств кумовства, расточительства и ненадлежащей проверки юридической чистоты. Некоторые из них задокументированы британскими СМИ, но масштаб проблемы шире, чем предполагалось ранее.
В спешке чиновники проигнорировали или попросту не заметили целый ряд тревожных сигналов. Десятки получивших контракты на общую сумму 3,6 миллиарда долларов компаний имели плохую кредитоспособность, а некоторые задекларировали активы всего в 2-3 доллара. У других в предыстории случаи мошенничества, нарушения прав человека, уклонение от уплаты налогов или другие серьезные проблемы. Третьи только появились или не имели соответствующего опыта, — что не помешало им выиграть контракт.
Руководившее государственными закупками в связи с пандемией министерство здравоохранения и социального обеспечения заверило, что по всем контрактам проводилась «надлежащая комплексная проверка».
«Мы очень серьезно относимся к этим проверкам», — заявил представитель министерства.
В марте, когда премьер-министр Джонсон перевел страну на «военные рельсы», правительство находилось в явном кризисе. Многие компании — например, модный бренд Burberry, создали новые производственные линии и наладили производство важнейших расходных материалов.
Тем не менее, как считают критики, кризис породил систему, которую нельзя назвать ни справедливой, ни равноправной. Поставщики, откликнувшиеся на призыв правительства, говорят, что широко разрекламированная система закупок лорда Дейтона в лучшем случае сработала с опозданием, а в худшем — не отвечала вызовам ситуации.
По словам государственного чиновника, участвовавшего в процессе отбора, младшие сотрудники рассмотрели тысячи предложений и передали избранные варианты своим начальникам, у которых на подписание контрактов нередко имелись считанные дни. Некоторые компании говорят, что прождали по несколько месяцев, и их предложения так и остались без ответа. Другие посетовали, что трудно идти в ногу с требованиями правительства, поскольку требования безопасности порой меняются уже после того, как налажено производство.
Обычно компании подают заявки на индивидуальные контракты с заранее опубликованными требованиями. Но, учитывая острую потребность правительства в поставках, большинство компаний просто присылали общие предложения через правительственный сайт. Их рассматривали правительственные чиновники и сами обращались к компаниям.
Представитель правительства заявил, что огромный мировой спрос на средства индивидуальной защиты привел к высокой конкуренции на рынке, и заверил, что для приобретения использовались «быстрейшие и доступнейшие маршруты».
Однако, сделав ставку на скорость вместо должной осмотрительности, министры потратили миллионы на «непригодные» товары, в том числе не соответствующие стандартам безопасности, сообщает Счетная палата. Правительство заверило, что непригодной для использования по назначению признана лишь небольшая часть поставок — порядка 0,5%.
По словам критиков, министры вполне могли бы избежать поспешного роста расходов, если бы не проигнорировали собственный план готовности к пандемии и не распродали резервные запасы средств индивидуальной защиты (СИЗ) за первые три месяца года.
«Если бы они укомплектовали резерв в соответствии с этим планом, то выиграли бы больше времени», — сказал Долин Бхагавати (Dolin Bhagawati), нейрохирург и глава Ассоциации врачей Великобритании, которая судится с правительством за то, что оно не расследовало нехватку СИЗ.
VIP-коридор
Март выдался для министра здравоохранения Мэтта Хэнкока (Matt Hancock) суматошным. Врачи и медсестры открыто восстали, заявив, что не желают быть «пушечным мясом» из-за того, что им приходится работать без надлежащей защиты. Чиновники сбились с ног, обрабатывая тысячи предложений от компаний, откликнувшихся на призыв правительства.
В напряженной атмосфере начала апреля, когда законодатели громогласно требовали СИЗ для своих избирателей, Хэнкок тайно учредил «VIP-коридор». По данным Счетной палаты, шансы получить контракт у компаний из привилегированного списка были вдесятеро выше, чем у остальных.
Как заключались контракты на СИЗ
На призыв британского правительства с предложениями откликнулись более 15 000 компаний.
Начиная с апреля все заявки на поставку СИЗ рассматривались командой во главе с лордом Полом Дейтоном. Возникли две параллельных цепочки поставок.
«VIP-коридор»
493 поставщика
Высокоприоритетный проход для компаний, одобренных чиновниками или политиками. Заявки отправлялись на тайный адрес электронной почты.
Шанс успеха: 1 из 10
Контракты получили порядка 10% поставщиков из «VIP-коридора».
Обычный путь
Примерно 14 000 поставщиков
Большинство компаний подавали заявки через правительственный сайт.
Шанс успеха: 1 из 100
Контракты получили менее 1% поставщиков, воспользовавшихся обычным путем.
Аудиторы выяснили, что систематических проверок компаний, в том числе на предмет потенциальных конфликтов интересов, правительство не проводило, пока не потратило почти 2 миллиарда долларов. К тому же чиновники не всегда протоколировали, кто рекомендовал ту или иную компанию или почему с ней был заключен контракт.
Одной из компаний из «VIP-коридора» стала инвестиционная фирма «Аянда кэпитал» (Ayanda Capital), где старшим советником в совете директоров был некий Эндрю Миллс (Andrew Mills) — сотрудник Торгового совета и госслужащий. Хотя конкретная роль Миллса неясна, «Аянда кэпитал» получила контракт почти на 340 миллионов долларов на поставку средств индивидуальной защиты. В итоге было доставлено 50 миллионов масок на сумму более 200 миллионов долларов, которые нельзя было использовать по назначению, потому что заушные петли не соответствовали новым требованиям правительства.
Представитель Ayanda отрицал, что маски непригодны для использования, и подчеркнул, что на момент размещения заказа они соответствовали всем требованиям правительства.
Многие компании и бизнесмены, нередко более квалифицированные для производства СИЗ, но лишенные политических связей, доступа к «VIP-коридору» не получили. В их числе британский производитель «Малтибрэндз интернейшнл» (Multibrands Internationa), ранее сотрудничавший с Китаем. Владелица компании Ризвана Хуссейн (Rizwana Hussain) тщетно пыталась связаться с правительственными чиновниками по общественным каналам несколько месяцев.
Как явствует из ее электронной переписки, Хуссейн предложила правительству свои услуги еще в марте. Но ответа она не получила даже в мае, когда стало известно, что 400 000 защитных халатов, заказанных в Турции, оказались непригодными для использования. «Я так расстроилась и думала: „Почему же нас не слышат, хотя мы здесь и готовы помочь?"» — сказала г-жа Хуссейн.
Она сказала, что, хотя ее компания может производить СИЗ в больших количествах на заводах в Китае и Индии, ответа от правительства она так и не получила.
Как объяснили правительственные чиновники, «VIP-канал» создавался для того, чтобы эффективно определить надежность приоритетных поставок для Национальной службы здравоохранения, и что все предложения, независимо от канала, оценивались по одним и тем же критериям.
При этом названий почти 500 компаний, попавших в привилегированный список, они не разглашают, подпитывая тем самым подозрения в кумовстве.
«Некоторые, похоже, процветают, несмотря на кризис, а это противоречит основному принципу справедливости», — сказала депутат от лейбористской партии и теневой министр Рейчел Ривз (Rachel Reeves).
Палата лордов и конфликт интересов
Ключевую роль в программе закупок сыграл лорд Дейтон, несмотря на потенциальный конфликт интересов.
Своим бывшим коллегам по Олимпийскому комитету Лондона он запомнился мыслителем, аналитиком и советником, который всегда казался спокойным и вдумчивым. Популярен он и в Вестминстере, где некогда служил заместителем министра финансов в консервативном правительстве: он близок к кабинету премьер-министра и рекомендовал преемника спорному Доминику Каммингсу (Dominic Cummings), который недавно ушел с поста главы администрации.
Как стало известно «Нью-Йорк таймс», лорд Дейтон, некогда один из руководителей «Голдман Сакс» (Goldman Sachs), по-прежнему вовлечен в бизнес и имеет финансовые или личные связи минимум с семью компаниями, получившими прибыльные правительственные контракты общей суммой почти в 300 миллионов долларов.
Нет никаких свидетельств того, что компании выиграли контракты благодаря связям с лордом Дейтоном, и он не принимал непосредственного участия в контрактах на производство вакцины, отслеживание контактов или консультационную деятельность он не принимал. Дейтон должным образом сообщил о своих деловых интересах в публичном реестре Палаты лордов, но на вопросы о них отвечать отказался.
Однако вопросы о конфликте интересов остаются, учитывая его доступ к министрам, контролирующим расходование средств, и его участие в заседаниях высокого уровня, где обсуждается стратегия правительства.
Два из контрактов, связанных с лордом Дейтоном, заключены на поставку СИЗ. Один, стоимостью 78 миллионов долларов, получила компания «Хонивел сейфети продактс» (Honeywell Safety Products). Это дочерняя компания «Хонивел интернейшнл» (Honeywell International), где у него есть доля.
Кроме того, лорд Дейтон — акционер британской фармацевтической компании «АстраЗенека» (AstraZeneca), которая разрабатывает вакцину совместно с Оксфордским университетом, и получила контракт на услуги по тестированию стоимостью 205 миллионов долларов.
Еще он владеет акциями консалтинговой фирмы «Аксентур» «Accenture), с которой был заключен контракт стоимостью 5,6 миллиона долларов на помощь в разработке приложения для отслеживания контактов (неудачного), а также выявлении мошенничества при закупках. «Ю-би-эс» (UBS), еще одна компания, где у него есть доля, получила контракт стоимостью 770 000 долларов.
Ни компании, ни сам лорд Дейтон размера его пакетов акций не разглашают.
С консалтинговой фирмой «Чанзо» (Chanzo) был заключен контракт суммой 406 000 долларов на помощь в создании и управлении системой закупок и распределения СИЗ, вплоть до назначения начальника штаба лорда Дейтона.
Основатель и главный исполнительный директор «Чанзо» Джин Томлин (Jean Tomlin) — давний деловой партнер лорда Дейтона и бывшая коллега по Олимпийскому комитету. Томлин — одна из директоров «Хаклют» (Hakluyt), корпоративной разведывательной компании, основанной бывшими офицерами британской разведки, которую возглавляет лорд Дейтон.
Его жена леди Элисон Дейтон (Alison Deighton), бывший директор компании «Эн. Эм. Ротшильд» (N. M. Rothschild), получила контракт на консультационные услуги суммой 770 000 долларов. Еще один консалтинговый контракт на ту же сумму был заключен с «Молис энд компани» (Moelis & Company), инвестиционным банком, где один старший советник, пэр-лейборист из Палаты лордов Чарльз Аллен (Charles Allen), некогда входил в правление Олимпийского комитета вместе с лордом Дейтоном.
Одному коллеге Дейтона в похожей ситуации пришлось отказаться от своего пакета акций. Так министр лорд Эгню (Agnew), ответственный за противопандемические закупки, на фоне критики передал в доверительное управление акции компании по искусственному интеллекту «Фэкулти сайенс» (Faculty Science) на сумму около 120 000 долларов во избежание коллизии интересов. Компания имеет тесные связи с Консервативной партией и кампанией Доминика Каммингса по выходу из Европейского союза и получила контракт стоимостью 5,5 миллиона долларов на услуги по анализу данных, касающихся пандемии коронавируса.
«Фэкулти сайенс» выразила удовлетворение тем, что Счетная палата не обнаружила ни конфликта интересов при заключении контрактов, ни каких-либо доказательств причастности лорда Эгню.
Правительство подчеркнуло, что у него имеются надлежащие правила и процедуры для защиты от конфликта интересов.
Чиновники подчеркнули, что лорд Дейтон не имел никакого отношения к утверждению контрактов, несмотря на положение фактического «царя», который руководит как закупкой, так и производством СИЗ.
Его команда заключила контракты менее чем с 1% поставщиков, предложивших свои услуги через обычные государственные каналы, говорится в отчете Счетной палаты. Компании Хуссейн «Малтибрэндз интернейшнл» контракта не досталось.
«До этого мы были крайне наивны, — сказала она. — Мы думали, что стоит только позвонить в правительство и сказать: „Вот мы — местная британская компания, и у нас есть все необходимое для оказания помощи", — и все будет в шляпе».
«Теперь мы знаем, что это из-за того, что мы не вхожи в число приближенных правительства», — заключила Хуссейн.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
437

Похожие новости
16 января 2021, 20:50
15 января 2021, 11:10
15 января 2021, 12:30
15 января 2021, 01:10
15 января 2021, 14:20
15 января 2021, 20:10

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
16 января 2021, 17:00
15 января 2021, 20:10
15 января 2021, 10:40
14 января 2021, 23:10
15 января 2021, 10:40
16 января 2021, 13:10

Выбор дня
15 января 2021, 23:50
16 января 2021, 00:20
15 января 2021, 23:00
16 января 2021, 20:50
16 января 2021, 00:20

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
13 января 2021, 19:10
14 января 2021, 16:30
13 января 2021, 16:50
13 января 2021, 01:40
12 января 2021, 10:50
11 января 2021, 02:10
10 января 2021, 14:40