Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

НАТО определилась: Россия — угроза, Китай — вызов

Россия вновь оказалась в центре внимания прошедшего на днях заседания глав внешнеполитических ведомств стран-участниц НАТО, главной темой которого стало сохранение обороноспособности альянса в условиях продолжающегося распространения Covid-19 и связанных с ним дополнительных рисков. Генсек альянса Йенс Столтенберг, выступая в минувшую среду на пресс-конференции после завершения второго дня заседания, впервые проводившегося в онлайн формате, заявил, что НАТО адаптирует политику сдерживания, проводимого в отношении «дестабилизирующей деятельности со стороны России». Столтенберг также обозначил как приоритет усиление присутствия НАТО в регионе Чёрного моря. По его словам, таким образом альянс реагирует на активное наращивание Россией военных сил в Крыму и на других черноморских территориях. «Россия продолжает нарушать суверенитет и территориальную целостность Грузии и Украины, а НАТО отвечает на это, усиливая своё присутствие и на море, и на суше, и в воздухе», — подчеркнул генсек.
При этом Столтенберг сделал акцент на том, что Украина и Грузия являются «ценными партнерами НАТО», а также пообещал, что альянс увеличит поддержку этих государств во всём, что касается их территориальной целостности и суверенитета. А именно, планируется более активно привлекать Украину и Грузию к учениям НАТО в Черноморском регионе. Также предусматривается доступ Украины и Грузии к большему количеству натовских образовательных программ и обмен с этими странами информацией, полученной с радаров. Это предоставит альянсу полную картину военно-воздушной активности в регионе, включая российскую.
Столтенберг также отметил, что, по мнению альянса, «Россия поддерживает сепаратистов в Донбассе». Именно на этих «сепаратистов» от возложил «ответственность за нарушение режима прекращения огня», а также за «использование пандемии коронавируса в целях ограничения работы наблюдателей ОБСЕ». Столтенберг призвал также РФ «остановить бои в Украине», очевидно, считая, что от Киева продолжение этих боев зависит в меньшей степени, чем от Москвы.
Генсек НАТО озвучил в ходе пресс-конференции и обеспокоенность альянса «внезапными военными учениями, проводимыми Россией рядом с границами НАТО», а также присутствием российских военных судов и самолетов в акваториях Балтийского и Северного моря. В связи с этим генеральный секретарь подтвердил боеготовность натовских батальонов, дислоцированных в Польше и странах Балтии.
Постоянный представитель США в НАТО, республиканка Кей Бэйли Хатчисон (она представляет в Сенате США штат Техас) заверила НАТО в поддержке Соединённых Штатов, подтвердив, что американские войска не собираются уходить из Европы: «Мы [США] верны Европе, мы верны Польше и странам Балтии. Мы выступаем за абсолютную безопасность наших союзников по НАТО, а также наших партнеров, таких как Украина и Грузия, на чьи интересы и суверенитет посягает Россия».
В ходе заседания обсуждался подготовленный экспертной рабочей группой доклад «НАТО-2030», предполагающий необходимость обновления стратегической концепции альянса 2010 года как морально устаревшей. Устаревшей, по мнению натовских экспертов, прежде всего с учетом «возросшей агрессивности» России. В отношении последней авторы доклада считают необходимым придерживаться двойной стратегии «Сдерживание плюс диалог». Причём диалог должен вестись всеми членами альянса с единой жесткой позиции, чтобы избежать «особых» отношений вроде тех, которые были ранее между Советским Союзом (а потом Россией) и Германией. Экспертная группа также упирает на то, что необходимо «повысить цену» возможной агрессии со стороны России, например, путём «всеобъемлющего ответа» со стороны НАТО. Правда уточнений, что именно входит в этот самый «всеобъемлющий ответ», не последовало.
На этом российская тема на заседании не была исчерпана, поскольку обсуждался и вопрос предотвращения странами-участницами альянса распространения фейковой информации о коронавирусе. Дело в том, что в марте этого года Европейская служба внешнеполитической деятельности (EEAS) выпустила закрытый доклад о распространении фейков в интернете о Covid-19. Выступая 18 марта на брифинге по поводу этого доклада, официальный представитель EEAS Петер Стано заявил о том, что с началом пандемии наблюдается рост дезинформации и лжи о новой инфекции. А источником части этой дезинформации сново посчитали Россию. «Мы увидели рост дезинформации из России, из источников, расположенных в России или связанных с прокремлевскими источниками», — подытожил Стано. О том, что подобные утверждения содержатся и в официальном докладе EEAS, сообщила накануне публикации этого документа газета Financial Times (FT). Согласно утверждению газеты, цель России в этом деле — «усугубить кризис в сфере здравоохранения в странах Запада и подорвать доверие общества к национальным системам здравоохранения» этих стран. Все эти обвинения были решительно отвергнуты Кремлем, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал тогда упомянутый доклад проявлением «русофобской одержимости». И вот теперь тему вновь реанимировали, теперь уже на натовской площадке.
Почему же вдруг российская тематика опять столь активно зазвучала в брюссельских кулуарах? Помимо естественной озабоченности ростом геополитической активности со стороны РФ для альянса играют значительную роль и соображения самосохранения. НАТО на сегодняшний день объединяет 30 стран-участниц, и они как никогда далеки от политического единства. Германия недоплачивает в общий оборонный бюджет, возмущая этим американцев. Франция «носится» с идеей стратегического суверенитета Европы, что раздражает Вашингтон и вызывает явное неудовольствие в Берлине, где подозревают французов в стремлении перетянуть «европейское одеяло» на себя. Восточная Европа видит главную угрозу своей безопасности в России, тогда как Южная Европа усматривает вызовы скорее со стороны Северной Африки и Ближнего Востока. США рассматривают как главного конкурента Китай, с которым у ЕС обширные экономические связи. В общем, классическая история про лебедя, рака и щуку.
Как их объединить?
Ответ звучит давно: необходимо единство целей, а когда ему мешает разнонаправленность интересов, остается попробовать единство угроз. А что может объединить в качестве общей угрозы, помимо таких тем, как терроризм, кибербезопасность и пандемия (которые хоть и общие для всех членов альянса, но имеют порой национальную специфику и по ним тоже непросто договорится)? Ответ очевиден — так называемая «российская угроза». Это как раз достаточно масштабный проект для увеличения оборонных ассигнований и цементирования солидарности союзников. Недаром бывший глава ЦРУ генерал в отставке Дэвид Петреус, руководствуясь именно подобной логикой, заявил в своё время, что «приход Путина к власти стал для НАТО новым поводом к существованию» и лучшим подарком.
Дело в том, что и США, и Европа оказались попросту абсолютно не готовы к активизации внешней политики России после периода «ведомых» 90-х. Совершенно закономерные российские озабоченности в плане расширения НАТО на восток так и не были учтены. И в итоге альянс пошёл по пути наименьшего сопротивления: тема возросшей внешнеполитической активности России и российской угрозы прямо-таки напрашивалась стать тем самым молодильным яблочком, способным реанимировать НАТО. А также простимулировать правительства отдельных стран-участниц с большей охотой вкладываться в общий оборонный бюджет альянса. Одновременно угроза со стороны России это и хороший повод и для «возвращения» отвернувшихся от Европы при Трампе Соединённых Штатов в европейскую политику.
Нервничать европейцев сейчас заставляет и призрак возможного российско-китайского альянса (недавнее упоминание президента Путина о не исключении возможного военного союза между РФ и КНР не осталось без внимания), поэтому одним из направлений активности Североатлантического альянса будет и деятельность по препятствию сближения России и Китая. В определении своего отношения к Китаю НАТО демонстрирует солидарность с избранным президентом США Байденом, избегая открыто называть КНР угрозой. «Китай не является соперником НАТО», — считает Йенс Столтенберг. Более того, рост влияния КНР на международной арене, по мнению генсека, несёт с собой и новые возможности по решению таких проблем, как климат и контроль над вооружениями. Но в НАТО уже заговорили и о китайских рисках. В первую очередь это тот факт, что КНР, обладая вторым по величине в мире военным бюджетом, не разделяет западную систему ценностей. «Китай давит на другие государства. И он все чаще принимает участие в соперничестве с нами», — подчёркивает Столтенберг. В качестве мер противодействия генсек НАТО рассматривает активную работу союзников по «коллективной защите своих ценностей».
Как мы видим, ни новая администрация США, ни их европейские союзники не спешат записывать Китай в список врагов или официально рассматривать его как угрозу. Все дело в объёме китайского рынка и привлекательности торгового оборота с КНР. Меркель как главного европейского тяжеловеса только ленивый не пинал в последнее время в европейских СМИ за то, что фрау канцлер не спешит приоткрыть глаза на возросшую активность и порой жесткое поведение Китая на международной арене, поскольку ЕС не хочет рисковать выгодными торговыми отношениями. Действительно, для Евросоюза КНР является ведущим деловым партнером, в 2018 году товарооборот между ними составил рекордные 682 млрд. долларов. Для Китая ЕС является ведущим торговым партнёром после США. Брюссель неоднократно обвинял Пекин в недобросовестной экономической конкуренции, однако при этом Германия, председательствующая с 1 июля в ЕС, демонстративно дистанцировалась от антикитайской риторики президента Трампа.
Получается не очень приятный для Москвы двойной стандарт: Россию НАТО рассматривает как прямую военную угрозу для себя и своих членов, а Китай — как вызов безопасности на будущее. Таким образом, в значительной мере Россия вновь становится сейчас raison d'être — смыслом существования — для альянса. Однако, поскольку поддержание стратегического баланса сил без России в принципе невозможно, педалирование темы «российской угрозы» будет идти параллельно с попытками возобновления хотя бы минимального диалога между сторонами в сфере безопасности. Очень многое в балансе этих двух стратегий зависит от того, победит ли в альянсе предложенный экспертной группой принцип «единоначалия», то есть согласованной позиции всех стран-участниц по вопросам безопасности. Пока ситуация выглядит так, что в попытках преодолеть «смерть мозга» НАТО сосредоточилась на сдерживании России.
В какую сторону все-таки качнется в итоге маятник, во многом будет зависеть от позиции следующей администрации Белого дома, в конце концов, «вашингтонский обком» и его влияние никто не отменял. Соединённым Штатам в условиях жёсткой стратегической конкуренции с Китаем за будущее глобального лидерства необходим сплоченный фронт союзников за спиной, и Вашингтон будет добиваться сближения позиций США и Европы по ключевым вопросам. Байден на днях озвучил, что придерживается многостороннего подхода в отношениях с Россией, что вновь возвращает нас к формуле геополитическое сдерживание плюс ограниченный определенными темами диалог. Если отталкиваться от того, что сейчас отношения Россия-США находятся ниже точки замерзания, то для начала это уже чуть больше, чем ничего. Россия уже не раз озвучивала готовность к открытому и честному диалогу с Вашингтоном без «мегафонной дипломатии» — при условии уважения российских интересов. Дорогу осилит идущий.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


Загрузка...


Загрузка...
664

Похожие новости
15 января 2021, 16:20
15 января 2021, 16:20
14 января 2021, 15:40
15 января 2021, 10:40
15 января 2021, 12:30
14 января 2021, 11:50

Новости партнеров

Актуальные новости
15 января 2021, 14:20
15 января 2021, 14:20
15 января 2021, 12:30
15 января 2021, 12:30
15 января 2021, 11:10
15 января 2021, 10:40

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
09 января 2021, 16:50
09 января 2021, 10:10
13 января 2021, 14:00
10 января 2021, 11:50
10 января 2021, 03:50
10 января 2021, 14:40
11 января 2021, 15:20