Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Morning Star: Евросоюз был и остается клубом для богачей

Джордж Гэллоуэй беседует с редактором отдела политики Morning Star Джоном Хейлеттом о громких словах и раздутых страхах вокруг британского референдума о выходе из ЕС, а также о своем решении пригласить в телепередачу Найджела Фараджа [лидер Партии независимости Соединенного Королевства, ПНСК].

 
Джордж Гэллоуэй еще в 1975 году, под началом Тони Бенна, принимал активное участие в кампании за выход Великобритании из Европейского экономического сообщества (ставшего впоследствии Евросоюзом).
 
«Я и тогда считал, и продолжаю считать, что ЕС – это клуб для богачей, цели которого не имеют ничего общего с интернационализмом или с объединением трудящихся Европы, – говорит Гэллоуэй. – Это неолиберальный экономический клуб для очень богатых».
 
В конце восьмидесятых, в бытность Жака Делора председателем Еврокомиссии, Гэллоуэй, как и многие в лейбористском движении, пришел к мысли, что «на фоне лишений и тяжелого труда британцев под властью Тэтчер казалось, что ЕС способен хоть немного защитить и гарантировать права трудящихся».
 
Однако сегодня, глядя на то, какими бедствиями обернулись действия Евросоюза для Греции, Испании, Португалии и Ирландии после финансового кризиса 2008 года, бывший член парламента от Лейбористской партии и партии «Уважение» считает, что в ЕС не осталось ничего от покойного Жака Делора и его идей. Он убежден, что на предстоящем 23 июня референдуме нужно голосовать за выход Британии из Евросоюза.
 
«Я выступаю за выход из ЕС в силу тех же причин, которые уже изложил профессор Джон Фостер в своих публикациях в Morning Star и других изданиях», – говорит Гэллоуэй.
 
Гэллоуэй с одобрением высказывается о кампании за выход из Евросоюза, проводимой левыми активистами, под названием Left Leave (Lexit). Он считает абсурдным, что политическими кумирами большинства сторонников и противников членства Британии в Евросоюзе являются, соответственно, [премьер-министр Великобритании] Дэвид Кэмерон и [экс-мэр Лондона] Борис Джонсон – выпускники сперва одной и той же частной школы, а затем одного и того же университета, выходцы из одного и того же землевладельческого класса.
 
«Да они в юности в одних и тех же ресторанах кидались булочками в официантов, – уверен Гэллоуэй. – Это просто фарс: дискуссия о выходе из ЕС превратилась в междусобойчик членов Буллингдонского клуба [эксклюзивный клуб студентов Оксфорда]. Это вредно и для уровня дискуссии, и для итогов референдума. Все свелось к послеобеденной беседе между Двойнюшечкой и Двойняшечкой в дорогих костюмах, со всей обычной чепухой, сопутствующей подобным беседам».
 
Гэллоуэй не воспринимает всерьез мрачные предсказания ведущих консервативных политиков (как сторонников, так и противников выхода из ЕС), бездумно пересказываемые СМИ так, словно в них и сформулированы ключевые проблемы и вопросы.
 
«Недавнее заявление Кэмерона, будто после нашего выхода из ЕС Европа погрузится в пучину войн и геноцида, – это явный перебор, который, по идее, должен только усилить скептицизм [в отношении данного объединения], – считает Гэллоуэй. – Получается, что крайне правые [противники ЕС] пугают нас неконтролируемой миграцией, а их оппоненты, в свою очередь, пугают нас экономическим коллапсом и опасностью новой мировой войны. Это ложное противопоставление. Выход из ЕС не будет иметь таких последствий, какими нас стращают, но и сохранение членства в нем не будет означать, что к нам через пролив бесконтрольно хлынут миллионы иммигрантов. Иными словами, ЕС не настолько ужасен, но и не настолько прекрасен, как нам рассказывают люди, вещающие в СМИ».
 
В том, что дискуссия о выходе из Евросоюза оказалась отданной на откуп Буллингдонскому клубу, Гэллоуэй винит профсоюзы, отступившие с тех позиций, которые они некогда занимали на политической арене. Его удручают заявления некоторых профсоюзных деятелей  и парламентариев-лейбористов, которые считают, будто выход из ЕС может обернуться для британских рабочих утратой всех трудовых прав внутри страны.
 
«По-моему, авторы подобных заявлений переоценивают значение ЕС и одновременно недооценивают нас самих и нашу способность отстаивать свои права и добиваться новых, – говорит Гэллоуэй. – Большей части тех прав, которыми мы сегодня обладаем, мы добились сами, еще до вступления в Евросоюз. А из тех прав, которых мы лишились, многое было утрачено уже в нашу бытность в ЕС. Даже на те права, которых мы добились благодаря Жаку Делору и его наследию, ведется все более активное наступление. А на фоне повсеместной практики перевода сотрудников на почасовую оплату, расцветшей и распространившейся при ЕС, наши былые завоевания кажутся незначительными по сравнению с негативными изменениями. Не стану утверждать, что абсолютно все, что исходит от ЕС, – это зло. Но мне часто кажется, что наши оппоненты преувеличивают "цивилизующую роль" этого объединения. Британцы – это не первобытные племена, которые живут в лесу, красят лица в синий цвет и не могут построить себе баню без чуткого руководства просвещенных римлян».
 
Комментируя сообщение о том, что [лидер британской оппозиционной Лейбористской партии] Джереми Корбин решил устроить себе передышку перед самым референдумом, Гэллоуэй выражает радость: «Во-первых, Джереми заслужил отпуск, к тому же так у правящего класса будет меньше возможностей, чтобы обратить популярность Корбина у определенной части британских избирателей во вред им самим». Он в шутку предполагает, что в качестве увлекательного чтива на отдыхе [Корбин] мог бы захватить дневники Тони Бенна за 1978 – 1980 годы. Особенно полезным может оказаться рассказ о том, как Хилари Бенн, будучи главой комитета Лейбористской партии по разработке защитных мер в условиях «общего рынка», удостоился овации на партийной конференции, выступив там с яркой речью против присоединения к ЕЭС.
 
Гэллоуэй в курсе, что его недавнее решение пригласить в свою передачу Sputnik на телеканале RT лидера ПНСК Найджела Фараджа навлекло на него критику как со стороны некоторых лейбористов, так и со стороны либеральных СМИ, представляющих интересы крупного бизнеса.
 
«Я приглашаю к себе на интервью самых разных людей с очень разными взглядами, – объясняет он. – У меня в гостях побывал генеральный секретарь Коммунистической партии [Великобритании] Роберт Гриффитс, и я бы хотел взять интервью у редактора Morning Star Бена Чачко. Кстати, нельзя не оценить позицию RT, приветствующего максимальное разнообразие мнений в своем эфире. Британским СМИ стоило бы вести себя так же».
 
Однако основным аргументом в пользу приглашения Фараджа на передачу, по словам Гэллоуэя, стал тот факт, что лидер ПНСК представляет взгляды 4 миллионов британцев, а референдум невозможно выиграть, если отказываться от общения с теми, кто нам несимпатичен.
 
«Если бы Фарадж призвал свои 4 миллиона сторонников поддержать антивоенное движение, мы бы не стали отвергать его помощь, несмотря на то что по другим вопросам у нас с этими людьми разногласия, – доказывает он. – На самом деле, мы отчаянно нуждались в поддержке и искали ее. Мы считаем, что в политике необходимо создавать максимально широкие коалиции для решения задач, которые мы считаем правильными».
 
Гэллоуэй не согласен с теми из левых, кто считает Фараджа фашистом. По его мнению, они сами не вполне понимают значение этого термина.
 
«Если бы он был фашистом, я не стал бы с ним сотрудничать. Вот только я не считаю его фашистом. Он представляет правое крыло политического спектра. В каких-то вопросах его взгляды еще реакционнее, чем у консерваторов, в каких-то – напротив, прогрессивнее. Он был против вмешательства Британии в новые войны на Ближнем Востоке, он выступал против вторжения в Ливию. Он утверждает (хотя это и не так), что в свое время выступал и против вторжения в Ирак», – объясняет Гэллоуэй.
 
По его словам, Фарадж – «пужадист [политическое течение, основанное после Второй мировой войны французским бизнесменом и политиком правых убеждений Пьером Пужадом], популист правого толка, который использует такие темы, как иммиграция, в характерном для правых политиков ключе».
 
Возвращаясь к теме «золотых мальчиков из Буллингдонского клуба», Гэллоуэй отмечает, что и Дэвид Кэмерон, и Борис Джонсон поддержали кандидата в мэры Лондона Зака Голдсмита, который развязал откровенно исламофобскую кампанию против своего оппонента Садика Хана. По мнению Гэллоуэя, это доказывает наличие у этих политиков одних и тех же расовых и классовых предрассудков.
 
«Как и в 1975 году, нам приходится выбирать между двумя решениями. И мы не вольны над тем, кто еще поддержит тот же выбор, что и мы», – говорит он, напоминая, что Тони Бенн в своей кампании тоже шел на сотрудничество с самыми разными людьми, чьи политические взгляды он не всегда разделял.
 
Гэллоуэй очень хотел бы, чтобы лейбористы активнее включились в дискуссию о выходе из Евросоюза. Он далеко не уверен, что сами трудящиеся настолько сильно привязаны к ЕС, как утверждают их [профсоюзные] лидеры.
 
«Сомневаюсь, – говорит он, отвечая на собственный вопрос, и добавляет: – ЕС по своей сути – это неолиберальный проект. Изменить его невозможно. Он выполняет функцию экономического крыла НАТО, а против НАТО я борюсь всю свою жизнь».
 
Дата публикации 19 мая 2016 года.
 
Фото: Reuters
 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

602

Похожие новости
04 декабря 2016, 22:30
03 декабря 2016, 16:30
05 декабря 2016, 04:30
04 декабря 2016, 10:30
03 декабря 2016, 16:30
02 декабря 2016, 22:32

Новости партнеров

Актуальные новости
04 декабря 2016, 04:30
04 декабря 2016, 04:30
05 декабря 2016, 14:30
02 декабря 2016, 22:31
02 декабря 2016, 23:10
04 декабря 2016, 22:30

Новости партнеров
 
 

Выбор дня
05 декабря 2016, 11:50
05 декабря 2016, 00:50
05 декабря 2016, 10:30
05 декабря 2016, 04:30
05 декабря 2016, 04:30

Новости партнеров
Loading...
 

Комментарии
 

Популярные новости
28 ноября 2016, 23:50
30 ноября 2016, 15:10
30 ноября 2016, 15:10
01 декабря 2016, 20:30
04 декабря 2016, 04:30
30 ноября 2016, 15:11
28 ноября 2016, 21:10