Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Мали: русский медведь пробирается на «задний двор» Франции (Al Jazeera)

В мае в центре малийской столицы всеобщее внимание привлекла толпа протестующих, желавших выразить поддержку лидеру хунты полковнику Ассими Гоита. Удивительно, но демонстранты держали российские флаги и плакаты, осуждающие французское присутствие в стране. События отражают общее настроение в Мали, чье население призывает к более тесному сотрудничеству с Москвой и дистанцированию от Парижа ввиду растущего недовольства по отношению к французам. Как известно, они направили в страну тысячи солдат для борьбы с вооруженными группировками в 2013 году, но не сумели нанести им поражение.
Мировое сообщество осудило намерение Мали заключить соглашение с российской ЧВК Вагнер по подготовке малийских военнослужащих. Одна из политических сил в стране поспешила похвалить инициативу. Ее представитель заметил: «„Вагнер" отправился освобождать Сирию и Центральноафриканскую Республику, и мы приветствуем их в Бамако ради освобождения Мали. Это конец Французской Африки».
Россия стремится расширить свое влияние в Мали, поскольку ее все чаще рассматривают как потенциального партнера в сфере безопасности, способного заполнить вакуум после вывода французских войск из северной части страны. Париж намеревается сделать это в начале 2022 года и тем самым завершить военную операцию «Бархан». На побережье французское влияние все еще сохраняется и страна не хочет экспансии Москвы в зоне своих интересов.
Франция в Мали: десятилетие неудач
Колониальные войска Франции вошли в напоминающую бабочку страну на берегу реки Нигер в 1904 году и контролировали ее до 1960 года, когда большинство стран континента получили независимость. Однако около десяти лет назад малийцы обратились за помощью к Парижу, желая покончить с жестоким врагом — туарегами-сепаратистами, которые едва не угрожали захватом столицы страны, когда сумели взять под свой контроль несколько районов. Французы откликнулись на призыв и в 2013 году направили свои силы на север Мали.
Планировалось, что операция займет лишь несколько недель, но французские силы остались в стране с целью сдерживания будущих атак и нивелирования угрозы превращения Мали в очаг терроризма, с одной стороны, и для поддержки и обучения региональных армий, с другой. 5100 французских солдат вместе с самолетами и другой техникой были дислоцированы в зоне, проходящей через Мавританию, Мали, Буркина-Фасо, Нигер и Чад, и в 2014 году началась операция «Бархан» для достижения упомянутых целей. Хотя «Исламское государство» и «Аль-Каида» (террористические организации, запрещены в РФ — прим. ред.), ставшие мишенью французов в ходе операции «Бархан», понесли тяжелые потери за последние годы, ввиду малочисленности французские войска не смогли их полностью уничтожить.
Таким образом, это были ограниченные победы — французы могли лишь сдерживать продвижение группировок и ликвидировать их лидеров. При этом по причине их действий погибали ни в чем не повинные люди, как это произошло в январе с 22 мирными жителями, убитыми в ходе воздушного налета во время свадьбы в центре Мали. С 2013 года французская армия лишилась 56 военных, и ежегодно Париж тратил миллиард долларов на борьбу с терроризмом в регионе. В итоге французское вмешательство способствовало росту насилия, и страна стала рассадником трансграничной преступности, включая контрабанду наркотиков и перевозку беженцев. Она стала источником доходов вооруженных групп.
Кроме того, боевики «Исламского государства в Большой Сахаре» и связанной с «Аль-Каидой» «Группы поддержки ислама и мусульман» (террористические организации, запрещены в РФ — прим. ред.) взяли под контроль крупные районы центральной части Мали и вдоль границ с Нигером и Буркина-Фасо и начали продвигаться на юг. Они достигли Кот-д'Ивуара и Бенина, и, если шесть лет назад от Бамако их отделяли 600 километров, то сегодня они наступают на столицу Мали с расстояния менее 100 километров.
В связи с этим миллионы местных жителей начали выражать недовольство по отношению к французскому присутствию в стране. Число жертв вооруженных конфликтов в соседних Буркина-Фасо и Нигере увеличилось в пять раз с 2016 года. В 2019 году погибли четыре тысячи человек. По данным проекта «Данные о местонахождении и событии вооруженного конфликта» (ACLED), в 2020 году было убито около 7000 человек, и это самый высокий годовой показатель.
Отсутствие международной поддержки ставит под угрозу французскую стратегию
В июне, через три недели после последнего переворота в Мали, президент Франции выступил на пресс-конференции, заявив, что у страны достаточно военнослужащих в Сахеле. По его словам, Франция не должна занимать место суверенного государства и строить его будущее. План, о котором говорил президент Франции, предполагает сокращение количества военнослужащих страны в Сахеле вдвое в течение двух лет, а компенсировать нехватку сил должны спецподразделения. Кроме того, предполагается продолжить готовить местные войска к выполнению будущих операций.
Новый французский подход распространяется и на Мали, поскольку Париж был разочарован внутренней ситуацией там еще до военного переворота в мае. Французы устали от отсутствия политического прогресса после многих лет усилий по ликвидации вооруженных групп, не давших плоды, так как недавно джихадистские группировки возобновили атаки в Сахеле и их масштаб увеличивается, несмотря на гибель ряда своих лидеров в ходе французских операций.
Затем произошел переворот, и Париж подверг резкой критике его лидеров, в результате чего на короткое время приостановил военное сотрудничество с Мали. Нестабильная ситуация в стране убедила французов, что международное присутствие не дает Бамако стимула для политических реформ, а военная стратегия Франции и других западных государств по борьбе с терроризмом в Африке, не достигла желаемых результатов, так как не хватало параллельной стратегии по установлению верховенства закона, созданию инфраструктуры и развитию экономического потенциала, а также привлечению служб безопасности к ответственности за нарушения прав человека.
Тем не менее желание Макрона покинуть поле боя и сократить военное присутствие не значит, что его страна полностью покинет Сахеле. В действительности он желает сохранить свое влияние, но при этом избежать всех неприятностей. Как отмечает Колум Линч в своей статье для журнала Foreign Policy, это новый шаг в рамках давней политики Парижа на африканском направлении. С 1990-х годов он колеблется между соблазном отступить и необходимостью вернуть роль жандарма на континенте. Здесь стоит вспомнить характер политики французов в отношении Сахеля, когда они поначалу отвергли идею военного вмешательства, а в начале XX века вернулись и приняли участие в конфликтах. Затем они приняли решение сократить военные операции до минимума, а в 2011 году снова вмешались в конфликты.
Как заявил Макрон на вышеупомянутой конференции, Париж хочет добиться сотрудничества Вашингтона и других западных союзников с целью заменить операцию «Бархан» путем формирования международных сил специального назначения для борьбы с терроризмом в регионе. Другими словами, Макрон хочет отойти от традиционной французской модели к более широким многосторонним усилиям по решению проблем в области безопасности, политики и развития в Сахеле. В данном контексте инициатива Франции сводится к созданию европейской оперативной группы под названием «Такуба». Группа, сформированная в прошлом году, обучает и консультирует африканские антитеррористические силы. Согласно оценкам, «Такуба» будет играть важную роль в борьбе с терроризмом после вывода французских войск.
В то же время Париж наблюдает холодность американцев по отношению к его планам на будущее в Сахеле. Американская администрация, похоже, хочет ограничить свое участие в борьбе с терроризмом в регионе разведывательной и материально-технической поддержкой и не хочет отправлять своих солдат в регион. Таким образом, Франция сталкивается с сопротивлением в Организации Объединенных Наций и кругу своих западных союзников, особенно в отношении расширения роли ООН, поскольку Соединенные Штаты выразили озабоченность по поводу стоимости французского предложения по миротворческой миссии организации в Мали в то время, когда борьба терроризмом отступает на второй план, а на первый выходит формирование альянсов для сдерживания Китая.
Русский медведь на «заднем дворе» Франции
23 октября 2019 года в российском городе Сочи на берегу Черного моря состоялась историческая встреча президента Владимира Путина с десятками глав африканских государств в рамках первого саммита Россия-Африка. Мероприятие положило начало усилиям Москвы по созданию фундамента для проникновения в регион на фоне дипломатических разногласий с западными державами. Другими словами, оно служит отправной точкой для расширения российского присутствия в Африке и налаживания связей с местными военными и политическими структурами. Как заявил Путин на саммите, Москва не собирается участвовать в новом «переделе» богатств континента, а, скорее, готова участвовать в конкуренции за сотрудничество с Африкой.
В последние годы Кремль пытается развивать экономические и военные отношения со странами континента, особенно после введения Западом антироссийских санкций в 2014 году. По данным Центра стратегических и международных исследований, Россия устремилась к африканским рынкам и партнерам и стала лидирующим экспортером оружия на континент. На ее долю приходится 39% оружейных сделок в период с 2013 по 2017 год.
В Западной Африке Россия стремится заполнить вакуум и восстановить отношения с Бамако. Когда колониальная эпоха подходила к концу, малийцы обратились к Советскому Союзу, желая добиться независимости от французов, как и многие другие африканские страны. Что касается советских властей, то их интересовали природные ресурсы страны, в первую очередь, полезные ископаемые, а также возможность использовать континент в качестве арены для противостояния Западу в рамках холодной войны. Тогда глава Мали попросил СССР обучить и вооружить свою армию, и военное сотрудничество продолжалось до начала 1990-х годов. Это был период распада Советского Союза, когда страна была занята укреплением позиций в бывших республиках.
В 2012 году при помощи французов Бамако предпринял попытку возобновить военное сотрудничество с Москвой, и обе стороны подписали несколько соглашений, в том числе контракт с российской компанией по экспорту вооружений (Рособоронэкспорт) о покупке три тысячи автоматов Калашникова почти на миллион евро. В 2016 году Москва также передала в дар малийской армии два вертолета. Наконец, два года назад бывший президент Ибрагим Бубакар Кейта заключил с Россией соглашение в области обороны. Малийский лидер выступил на российско-африканском саммите в Сочи и обратился к Путину со следующими словами: «Мы нуждаемся в том, чтобы вы продемонстрировали свою дружбу с нами в регионе. Все знают, что вы герой, господин президент».
После переворота в Мали в августе 2020 года, когда Франция начала предпринимать реальные шаги по сокращению участия в боевых действиях в Сахеле, Россия стала активнее на дипломатическом фронте и начала развивать торговое сотрудничество с Мали в энергетическом и горнодобывающем секторах. После переворота в мае 2021 года ряд источников сообщил об участившихся контактах военного руководства Мали с Москвой, в том числе о визите министра обороны и лидера переворота Садио Камары в Москву в сентябре для встречи с российскими военными и обсуждения соглашений в области безопасности.
Самым ярким событием в отношениях Бамако и Москвы стало подписание соглашения между военным руководством страны и российской компанией «Вагнер». Оно предусматривает размещение в стране тысячу российских наемников по согласованию с военными в целях защиты высокопоставленных лиц страны. Кроме того, соглашение позволило российской компании получить доступ к трем местам добычи полезных ископаемых: ей будет выплачено 6 миллиардов франков КФА (около 10 миллионов долларов).
Хотя силы ЧВК «Вагнер» не будут принимать непосредственного участия в военных операциях, это соглашение разозлило Париж. Французы заявляют, что оно подрывает результаты десятилетней борьбы с «Аль-Каидой» и боевиками Исламского государства в регионе Сахель в Западной Африке, но по словам экспертов, настоящая причина в том, что присутствие российских наемников в Мали может значительно ослабить французское влияние в регионе.
Поскольку Париж готовится постепенно сокращать военное присутствие, малийцы используют российско-французское соперничество в своих интересах, но эта стратегия имеет свои пределы для русских. Они понимают, что малийская хунта видит в Москве альтернативу Парижу. При этом, возможно, страна не заинтересована в борьбе с терроризмом в Сахеле, так как африканский континент не является таким же приоритетом как Сирия или Украина. Таким образом, Москва ищет новую точку опоры и хочет консолидировать сеть союзов с диктаторскими режимами и военными хунтами, и такая стратегия может принести военную и политическую выгоду обеим сторонам в краткосрочной перспективе, но со временем Россия может последовать примеру французов и стать очередным народным врагом африканцев.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники



Загрузка...
540

Похожие новости
29 ноября 2021, 15:50
29 ноября 2021, 14:00
29 ноября 2021, 00:40
29 ноября 2021, 00:40
29 ноября 2021, 15:50
28 ноября 2021, 13:20

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
28 ноября 2021, 17:10
29 ноября 2021, 12:10
29 ноября 2021, 14:00
29 ноября 2021, 10:10
27 ноября 2021, 16:20
29 ноября 2021, 08:20

Выбор дня
29 ноября 2021, 00:40
29 ноября 2021, 14:00
29 ноября 2021, 15:50
29 ноября 2021, 01:10
29 ноября 2021, 10:10

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
27 ноября 2021, 01:10
27 ноября 2021, 16:20
26 ноября 2021, 17:40
24 ноября 2021, 14:20
27 ноября 2021, 11:50
23 ноября 2021, 19:20
26 ноября 2021, 10:00