Зарубежные СМИ о нас
Главная Россия СНГ Мир Политика Общество Новости

Le Monde: мир опять поделился на блоки, как в холодную войну. Но что будет, если «баланс страха» рухнет?

Рост напряженности между Вашингтоном и Пекином заставляет нас вспомнить старой концепции, родившейся под пером писателя и журналиста Джорджа Оруэлла. Эта концепция называлась «равновесием страха» и определяла политическое равновесие между США и Советским Союзом, основанное на страхе взаимоуничтожения путем ядерного оружия.
История одного термина. В своей первой речи в качестве президента США 21 сентября 2021 года перед Генеральной Ассамблеей ООН Джо Байден пытался обнадежить человечество: «Мы не хотим новой холодной войны или мира, разделенного на жесткие блоки». И что же происходит спустя тридцать лет после падения Берлинской стены и последовавшего за ней распада Советского Союза? Мы рассматривали эти события как победу западного мира, причем победу «нокаутом» — с нашим явным преимуществом. Но термин «равновесие страха» снова звучит на публичных дебатах. «Возвращение определенной формы холодной войны — это реальность», — заключает Мишель Дюкло, советник Института Монтеня. Он отмечает, что «если в первой холодной войне США боролись с сильным Советским Союзом и слабым Китаем, то сегодня им «придется столкнуться с очень сильным Китаем и с Россией, которая несмотря на свою ослабленность по сравнению с прошлым ведет себя очень агрессивно».
Конечно, различия между двумя периодами очевидны. Противостояние Востока и Запада между 1947 и 1991 годами было тотальным, оно проявлялось одновременно в военной, экономической и идеологической областях и оказывало влияние на международные отношения в целом в течение сорока лет. Торговля между двумя блоками была ограничена. Сегодня же Запад идет на конфликт без видимых причин. Названный противником Китай заявляет о себе как о важном экономическом партнере Запада, Китай не против глобализации и предлагает свои услуги в рамках общей глобализированной экономики. От конфликта с Россией и Китаем Запад должны бы «отговаривать» и вставшие перед человечеством общие проблемы: нужно, например, вместе вести борьбу с изменением климата, да и другие вызовы человечеству требуют общих ответов.
Тем не менее мы считаем, что Пекин представляет угрозу из-за агрессивности своих региональных геополитических амбиций. Но в нашей конфронтации удалось избежать, по крайней мере на данный момент, какого-то прямого вооруженного конфликта. Отсюда и ссылка на холодную войну.
«Мир, который не будет миром»
Выражение «равновесие страха» впервые появилось в статье Джорджа Оруэлла для британского левого еженедельника «Tribune» от 19 октября 1945 года. Он предсказал, что вслед за американцами Советы тоже очень быстро создадут свою атомную бомбу, и тогда будет сформирован тот самый баланс страха. Оруэлл определял его как «перманентное состояние холодной войны» между двумя или тремя сверхдержавами. «Конец крупномасштабным войнам будет положен ценой установления мира, который не будет миром», — писал Оруэлл. В 1947 году этот термин будет подхвачен банкиром Бернардом Барухом, советником американского президента Гарри Трумэна (1945-1953), а затем журналистом Уолтером Липпманом, который в 1947 году опубликовал книгу «Холодная война».
Трудно определить, когда началась «холодная война». «Не было ни внезапного нападения, ни объявления войны, ни даже разрыва дипломатических отношений, но возникло растущее чувство незащищенности на самом высоком уровне как в Москве, так и в Вашингтоне и Лондоне», — пишет Джон Льюис Гэддис, профессор Йельского университета, в книге «Холодная война». Он отмечает, что еще до общей победы над нацизмом западные страны, с одной стороны, и Советы, с другой стороны, уже вели идеологическую и геополитическую войну. Ялтинская и Потсдамская конференции 1945 года стремились создать систему коллективной безопасности во всем мире, но на этих же встречах создавались и зоны влияния внутри Европы. Они санкционировали раздел Старого континента на два блока и два военных союза — НАТО с одной стороны, и Варшавский договор с другой.
Осознание риска
Взрыв первой советской атомной бомбы 29 августа 1949 года, произошедший намного раньше, чем думали американцы, изменил правила игры. «США и СССР не хотят и не могут царствовать вместе, но они полны решимости не уничтожать друг друга, поскольку каждый был подвержен ударам другого», — писал тогда философ Раймон Арон (1905-1983). Осознание опасности взаимного уничтожения гарантировало мир в Европе, но периферийные войны между двумя лагерями в холодной войне, особенно войны в Азии и Африке, унесли миллионы жизней.
И вот сегодня возрождаются стратегические концепции того времени. Например, «сдерживание», придуманное Джорджем Ф. Кеннаном. Будучи молодым дипломатом в Москве, 22 февраля 1946 года он отправил Вашингтону телеграмму из 8000 слов, которая заложила основы американской стратегии на сорок лет. По его словам, перед лицом изначально диктаторского советского режима было бессмысленно идти на уступки в надежде на уступки взамен. Нужно подрывать способность СССР к нападению и сдерживать его расширение путем создания альянсов. Это как раз то, что сегодня снова делает администрация США в отношении Пекина. Джо Байден также хочет собрать «саммит демократий» на фоне роста могущества новых авторитарных режимов. Ведь сегодняшний американский президент — это человек, который формировался в эпоху холодной войны.
Тогда правила конфронтации были приняты обоими лагерями, как и в случае с началом разрядки после кубинского ракетного кризиса в 1962 году. Нынешняя ситуация более опасна. «Обострение китайско-американского соперничества при деградации окружающей среды и распространении технологий не парализует международную систему обменов, как это делало советско-американское соперничество во времена холодной войны, но вырисовывает новую пеструю картину, которая постоянно меняется», — отмечает Тома Гомар, директор французского Института международных отношений, в своей книге «Невидимые войны». Он подчеркивает многогранный характер новых конфликтов: торговые войны, кибервойны, информационные войны, гибридные войны — все они могут выйти из-под контроля.
«Риск ядерной конфронтации столь же высок, если не больше, чем он был в эпоху холодной войны, потому что теория сдерживания плохо работает в нынешнем стратегическом тумане», — предупреждает Жан-Мари Геэнно, бывший заместитель генерального секретаря Департамента операций по поддержанию мира ООН.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники



Загрузка...
455

Похожие новости
20 октября 2021, 13:40
18 октября 2021, 17:50
19 октября 2021, 01:30
20 октября 2021, 11:40
20 октября 2021, 13:40
19 октября 2021, 11:00

Новости партнеров
 
 

Актуальные новости
20 октября 2021, 13:40
19 октября 2021, 16:40
20 октября 2021, 04:10
20 октября 2021, 13:40
20 октября 2021, 02:10
20 октября 2021, 15:30

Выбор дня
20 октября 2021, 13:40
19 октября 2021, 18:40
19 октября 2021, 19:00
19 октября 2021, 18:40
19 октября 2021, 18:40

Новости партнеров

Реклама

Прочие новости

 

Новости СМИ

Популярные новости
15 октября 2021, 10:10
15 октября 2021, 15:50
15 октября 2021, 17:40
16 октября 2021, 01:20
14 октября 2021, 01:50
15 октября 2021, 12:00
16 октября 2021, 01:50